ГЕОГРАФИЯ - GEOGRAFIA

Главная страница Личный опыт путешествий по странам

4 ДНЯ в АЗЕРБАЙДЖАНЕ.

 

 

Часть 1. Город Баку и история Азербайджана.

Попал однажды ходжа Насреддин в какой-то город. Когда он ходил по базару, кто-то спросил у него: «Скажите, уважаемый, какой сегодня день?» Ходжа отвечал: «Я пришёл сюда сегодня и не успел ещё изучить здешние дни. Спросите у кого-нибудь, кто здесь живёт давно».

Исчезла из магазинов гречка, не складывались пары в телешоу у Ларисы и Розы, а у меня всю осень не получалось с Туркменией. Азербайджан возник как запасной вариант на ноябрьские выходные, о чём я теперь совсем не жалею. Менеджер агентства, словно опытная сваха, убедил отказаться от задумок, пообещав интересную и насыщенную программу, переориентировал с Ашхабада на Баку. Я предложил полететь в Баку за компанию одному приятелю, на что он ответил: «Нет. Я на азербайджанцев в Москве насмотрелся». В итоге смотреть на азербайджанцев я отправился с женой Леной, плюс 4 попутчика. Хочу отметить, все остались довольны.

Жизнь современная сложна и не понятна. Когда я сидел в агентстве, то позвонил один человек и спросил, можно ли ему, гражданину РФ, оформиться на тур в Азербайджан, если у него армянская фамилия? Менеджер занервничал, стал объяснять, что виза россиянам не нужна, но попадётся суровый пограничник и под надуманным предлогом не пустит в страну. Забегая вперёд, скажу, что впустить обязаны любого гражданина РФ, но человеку с враждебной фамилией придётся много времени простоять возле пограничников, и, скорее всего, приставят смотрящего из органов.

Ночной вылет из Домодедово. Примерно через два часа показалось облепленное светящимися огоньками побережье Каспия и удивительно чистое ночное небо, без единой тучки. Самолёт пошёл на посадку. За 4 года до этого я был в Карабахе, а туристы посетившие Карабах не имеют право въезда в Азербайджан. Кто-то утверждал, что при въезде в Карабах ставят особый штампик в паспорте и такую отметку ищут азербайджанцы. Смею заверить, штампик в Степанакерте не ставят, да и поменять паспорт я уже успел. Одним словом, в Азербайджан меня впустили.

Загружаемся в микроавтобус и по скоростному шоссе из аэропорта, через светящийся подсветкой Баку, попадаем в отель. Утром просыпаемся, осматриваемся и видим, что море совсем рядом. Утренний воздух наполнен его неповторимым дыханьем. Над водой кружат чайки, то тут, то там падая вниз за добычей. Наш отель находился недалеко от Нагорного парка и, если бы не промзоны, можно было бы сказать о его хорошем расположении.

Завтракаем. Переводим часы на час вперёд. Первая экскурсия только в 13 часов, время ещё есть, отправляемся гулять по району. Баку построен вдоль моря, на поднимающемся вверх побережье. Улицы идут параллельно набережной и перпендикулярно. Дома, пятиэтажки и маленькие частные постройки, обросли телевизионными тарелками, антеннами, проводами и бельём. Спешат на работу люди, мчатся по дорогам машины, открывают лавки торговцы. Развевается на ветру, огромных размеров, и видный со всех точек, трёхцветный государственный флаг. Блестит на солнце шпиль телебашни. Меняем доллары на манаты и возвращаемся в отель. Нашего гида зовут Латиф, водителя Заур. Ровно в 13ч. они везут нас экскурсию в старый город.

В начале 18 века владевшая территориями Азербайджана Персия находилась в состоянии анархии и разрухи, что открывало путь Турции к берегам Каспия. Подобное никак не могло устраивать Россию, которая сама желала контролировать зону Каспия. Поводом к началу похода послужило ограбление русских купцов в Персии. Для Персидского похода летом 1722 года Петр 1 собрал большие силы: 5 тыс. матросов, 22 тыс. пехотинцев, 20 тыс. казаков и калмыков. Но самое главное – он составил манифест на многих кавказских языках. Царь двинулся из Астрахани на судах, а конница шла из Царицына. В районе Дербента 15 августа русские нанесли поражение 16-тысячному войску утешимского султана Махмуда, потеряв всего 12 человек. Горцев, которые поразили Петра своим мужеством, погибло более 600 человек. После этого все остальные князьки выказали покорность. 23 августа 1722г. наиб Дербента Имам-Кули-бек вручил Петру ключи от крепости. Далее начинались осенние шторма на Каспии, осложнявшие доставку оружия и продовольствия. Петр 1 вернулся в столицу, оставив в Дербенте гарнизон полковника Юнкера.

Дальнейшими военными действиями руководил Матюшкин. Одновременно шли переговоры с персидским правительством. Россия предлагала персидскому шаху Тахмапсу помощь в борьбе против Турции и афганцев. За это Петр просил уступить восточное и южное побережье Каспия.

В июле 1723г. , после длительного обстрела из пушек с моря, Матюшкин занял Баку. По поручению царя, в честь взятия Баку, в Петербурге был дан салют пушечными залпами. Твёрдая позиция России не позволила Турции, войска которой находились в Закавказье, продолжить наступление на Персию. По русско-турецкому договору 1724г. Закавказье осталось за Османской империей, а Каспийское побережье за Россией.

После смерти Петра 1 Персия пыталась вернуть утраченные земли. Происходили постоянные военные стычки. В Кавказо - Каспийском регионе во второй половине 20х находилось четверть российской армии. Высокая смертность от болезней делала эти земли малопригодными, как для торговли, так и для сельского хозяйства. По данным историка Болтина, управление Прикаспийским краем обошлось России в 40-50тыс. жизней, где 98% приходилось на болезни и эпидемии. В 1732г. к власти в Персии пришёл могущественный Надир-шах. Готовясь к войне с турками, императрица Анна Иоановна вернула персам завоёванные Петром 1 земли.

Поводом к новому походу в Азербайджан в 1795г. послужила персидская агрессия против Грузии, с которой у России был союзный трактат. Давая возможность отличиться своему фавориту, Екатерина 2 направила генерала Зубова, с войском 13тыс. человек в поход. 10 мая 1796г. русские взяли Дербент, а 15 мая без боя вошли в Баку. К концу 1796г. русские контролировали территории до Гянджи. Здесь их застало известие о кончине Екатерины 2.

Вступивший на престол Павел отозвал войска из Закавказья. Но благодаря Персидскому походу 1796г. Грузия была спасена от разрушительного нашествия персов. Узнав об отходе русских, персидский Ага Мухаммед-шах пришёл с войском в Азербайджан, дабы наказать переметнувшихся вассалов за выказанную покорность России. Подойдя к неприступной Шуше иранский шах начал бить из пушек в одно и то же место стены. Видя создавшуюся угрозу, Ибрагим Халил-хан решил действовать. Из крепости неожиданно выскочили конники, под предводительством самого шушинского хана. Завязался кровопролитный бой. Уничтожив артиллерию, многие шушинцы погибли. Подоспели основные персидские силы. Ворота крепости закрылись. Ибрагим Халил-хан вынужден был с малочисленным отрядом пробиваться в Дагестан. Захватив хитростью, в отсутствии Ибрагим Халил-хана, Шуши, и устроив там бойню, Мухаммед-шах приказал всем ханам Северного Азербайджана явиться к нему или прислать заложников.

Бакинский Гусейн кули-хан не отправился в Шуши, даже после двух приглашений. Позже Кули-хана привезли силой к «своему государю». После долгих упрёков за «приём» русских, бакинского хана взяли под стражу, семью отослали в Тегеран, а само ханство отдали за преданность на управление дербентскому Шейх Али-хану. Накопив силы и собрав войска покорившихся ему ханов, Ага Мухаммед-шах готовит поход на Грузию, но неожиданно умирает в Шуше в 1797г. Ага Мухаммед-шах принадлежал к Каджарской (тюрской) династии правителей Персии, с детства был хитёр и скрытен, просчитывал всё на несколько ходов вперёд. В результате политических интриг в юности он был кастрирован, и вся его энергия уходила в политику. (По некоторым данным его убили свои же слуги).

В Иране на шахский престол вступает Баба-хан, племянник умершего Ага Мухаммад-шаха, именуемый на престоле Фатали-шахом. Какое-то время Закавказье получает передышку. Перед лицом новой агрессии персов, когда армия Фатали-шаха была уже на территории Азербайджана, Павел 1 повелевает ввести войска в Закавказье. Узнав об этом, иранская армия немедленно отступает. Шах, зная слабость своей армии перед Россией, начинает реорганизацию, пригласив военных учителей из Франции. Азербайджан получает на время свободу от двух своих соседей. После ликвидации иранского господства в городах наблюдалось оживление культурной жизни. Свободно создавали свои произведения поэты и художники, развивалась музыка. Открываются школы и медресе на родном языке. Известное «Сказание о Шахрияре», где Шакир Ширвани описывает знаменитое событие, подавление персами восстания в 1743г., написано именно в этот период.

Но в далёком Петербурге, в результате заговора, убит император Павел. «При мне всё будет как при бабушке», - заявил вступивший на престол Александр 1. Проводником новой политики России в Закавказье стал князь П.Цицианов, происходивший из старинного грузинского рода. В сентябре 1802г. он назначается Главнокомандующим на Кавказе. Царское правительство наделило Цицианова большими полномочиями, рассчитывая с его помощью «умиротворить» Кавказ. Русские войска в конце 1803г. осадили Гянджу. Осада продолжалась месяц. В ночь со 2 на 3 января 1804г., после решающей атаки крепость пала. Джеват-хан и его сын Гусейн Гули Ага погибли. Гяджинское ханство прекратило своё существование. Иран потребовал вывести войска из Закавказья. Россия отказалась и 10 июня 1804г. произошёл разрыв дипломатических отношений. Многие ханы поспешили присягнуть на верность русскому царю.

В самом начале февраля 1806г. Цицианов был предательски убит возле бакинской крепости двоюродным братом тогдашнего бакинского хана. Голову Циуианова отрезали и преподнесли в подарок иранскому правителю, за что тот щедро вознаградил убийцу Ибрагим бека. Однако 3 0ктября 1806г. Бакинское ханство было подчинено России. Таким образом, в конце 1806г. вся территория Северного Азербайджана была завоёвана Россией, что позже, после войны с Персией, скрепил Гюлистанский мирный договор.

Однажды во время проповеди ходжа Насреддин произнёс: «Правоверные, благодарите Всевышнего, что он не дал верблюдам крыльев. Иначе крыши домов валились бы вам на голову».

Любуемся панорамой Баку со смотровой площадки Нагорного парка, позже Заур высаживает нас у входа в старый город, возле мэрии. Здесь наблюдаем сценку, как пожилой мужчина стучится в дверь мэрии. Его не пускают охранники, он громко ругается. В чём дело, выяснить не удалось, однако мне человек разрешил его сфотографировать. Войдя в старый город, сразу удивил один из памятников. Большой чугунный бюст как бы проросший корнями в землю, а вместо волос на голове, словно мысли, проступают люди. Это поэт Али Ага Вахит, репрессированный в 30ые годы. Вообще старый город произвёл впечатление. Кривые и узкие улочки давали возможность зимой спасаться от пронизывающего ветра. Почти на всех зданиях балконы и колоннады. Порой кажется, что жилец одного дома может, протянув руку с балкона дотянуться до своего соседа напротив. Раньше по улочкам крепости могли передвигаться только пешеходы и вьючные животные. Люди, посещавшие Баку в 19 веке, отмечали его антисанитарию. Вспоминая Баку, Чехов писал, что «и за миллион не согласился бы там жить». Чайковскому запомнилось «грустное зрелище высохших деревьев и совершенно высохшей травы».

В наше время старый город буквально вылизан, вместо асфальта положена брусчатка, где только есть клочок земли, растут кусты или деревья. Жильё здесь стоит очень дорого. Впрочем, местные жители именно себя считают коренными бакинцами и никуда отсюда уезжать не хотят.

Гид показал нам мавзолей и дворец Ширваншахов, Диванхану, остатки дворцовой бани, восточные ворота, мавзолей дервиша. Описывать всё это я не буду, есть отличные путеводители. Но хочу отметить про собранные из различных мест в мечети старого города священные книги Коран. Они из разных стран. Есть Коран, который остался цел, когда сгорел весь дом, есть поражающие красивыми каллиграфическими строками персидские книги и богато оформленные арабские. И что самое удивительное, к старине можно прикоснуться, книги можно потрогать.

Проходим дом, где снимали «Бриллиантовую руку», попадаем в роскошный дипломатический квартал с коваными решётками балконов, заглядываем в переделанный под ресторан караван-сарай. Торговцы коврами и сувенирами зазывают в свои лавки, но времени нет, Латиф торопит. Далее посещаем известную на весь мир Девичью башню, винтовая душа которой остаётся загадкой. Месяца три назад одна несчастная женщина выбросилась с башни вниз, отчего смотровую площадку закрыли. Сфотографировать город сверху не удалось. (Позже мы вновь приходили к Девичьей башне, про которую создано множество легенд. Мне показалось, что строилось сооружение не одновременно, об этом свидетельствует меняющийся характер кладки).

Через двойные (Дербентские) ворота выходим из старого города. Здесь уютный сквер с фонтаном и памятник Сабиру (1863-1912г.), азербайджанскому поэту, разоблачавшему неравенство классов. А через дорогу памятник Низами Гянждеви на одноимённой площади. Низами Гянджеви (1141-1209г.) жил в Гяндже, писал на фарси, но считается азербайджанским поэтом. Историки утверждают, что именно на этом месте убили Цицианова.

Посещаем музей ковра. Впечатлений особых нет, чтобы любить ковры нужно быть восточным человеком. Кстати, новый музей уже строится на Приморском бульваре. Он по форме напоминает свёрнутый ковёр, такова оригинальная задумка архитекторов. Каждые полчаса на небольшом кораблике можно прокатиться по Бакинской бухте и осмотреть город с воды. Даже к вечеру на небе ни единого облачка, хотя становится прохладно, постепенно темнеет. Матросы придерживают трап. Мы проходим на кораблик, который спешит в свой последний рейс. Качаясь на каспийских волнах, любуемся панорамой города.

Горький говорил, что Баку напоминает Неаполь. Не знаю, в Неаполе не бывал, но удивляет новая застройка города. В советские времена здания выше 5 этажей почти не возводили. Объяснялось это сейсмической активностью. Последнее землетрясение в 7 баллов произошло в 2000г. Сталинские дома выстояли и квартиры в них теперь дороже всевозможных новостроек, которых в городе много. Для меня Баку, это старый город, это здания советской эпохи и дома дореволюционных нефтяных королей. Новомодные, а где-то даже и наглые, занимающие лучшие места в городах, стекло и бетон оценивать не хочу. Солнце прячется за горой. Бакинские дома зажигают огоньки. Включили освещение на телебашне, подсвечивают прожекторами огромный национальный флаг. Если власти города уберут порт, в другое место, как они и планируют, то Баку с моря будет более красив.

Каспий отличается от других морей. Каждое море запоминается по своему: Красное яркими рыбками, Чёрное натыканными лежаками, Балтийское переменчивой погодой, а Каспий своей историей. С Нагорного парка в Баку хорошо видны остатки затонувшей крепости, окружённой легендами и сказаниями. Итальянский географ Марино Сануто в 1320г. писал про Каспий, что «море каждый год прибавляет на одну ладонь и уже многие хорошие города уничтожены». Где-то на островах возле Баку останавливался на отдых отряд Степана Разина. Любовались здешним морем Есенин, Дюма, Писемский и другие известные люди. Седой Каспий! В Азербайджане его называют Хазар. Прошло 1000 лет, как закончило существование государство на севере Каспия под названьем Хазарский каганат, а память о нём живёт. Хочу немного рассказать о хазарах, руссах, и встречах руссов с жителями Баку.

Столица Хазарии Итиль располагалась в дельте Волги. Караванщики проходили через Итиль, платили за это деньги, перекладывая расходы на покупателей. Один путь был из Багдада, миновав Баку и Дербент, купцы попадали в Хазарию, оттуда в Булгар и Великую Пермь. Второй шёл через Мерв, Бухару и Хорезм, по Восточному берегу Каспия, но здесь свирепствовали дикие кочевые племена, часто нападавшие на караваны.

Маленькое государство Хазарский каганат выстояло почти в 150летней войне с Арабским халифатом. Хазары бились как на своей территории, так и вторгаясь южнее Дербента, во владения халифата. Переориентировала Хазарию с завоевательных походов на торговое посредничество еврейская община, к середине 8 века полностью захватившая власть в стране.

Уровень моря в те годы был на 8-9 метров ниже современного. Но климат постепенно становился более влажным. Лес наступал на степь. Большее количество воды несли реки в Каспий, заливая поля и пастбища. Еврейская торговая община легко переселялась на бугры, а для простых хазар это становилось проблемой, так как сокращалось жизненное пространство. Еврейским купцам рахдонитам (знающим дороги) отпал смысл содержать слабеющую хазарскую армию. Войско нанималось. Платя воинам большое жалование, хазарское правительство оговаривало одно условие: войскам запрещалось терпеть поражение. Невыполнение боевого задания каралось смертью. Исключение делалось для самого полководца и его заместителя, которые были не наёмники, а иудеи. Правда у них, в случае поражения, отбиралось имущество: дом, жена и дети.

Вскоре заскользили по расширившейся Волге в Каспийское море ладьи руссов. Вначале это были купцы-разведчики, за ними появились боевые дружины. В 909г., примеряясь к новым землям, руссы разгромили остров Абаксун. На следующий год напали на Мазендарам, потерпели поражение и ушли. В 913г. огромный флот руссов, в 500 кораблей, с разрешения хазарского царя Вениамина, вошёл в Каспий и подверг грабежу побережье Гиляна.

Следует отметить, что Прикаспий в то время захватил Исмаил Самани, союзник Хазарии. А южное побережье осваивали шииты, враги Хазарии, перекрывшие рахдонитам удобные пути в Багдад. Хазары и Саманиды не имели флота, и можно предположить, что руссов пригласил царь Вениамин для расправы с разбойниками-горцами. Руссы сразились с гилянцами и дейлемитами, но без особых успехов. Решив не возвращаться пустыми, напали на Ширван и Баку, где сидели Саджиды, правители-суниты, друзья хазар. Набрав много добычи, руссы вернулись в Итиль, послали Вениамину условленную долю и остановились на отдых. Тогда восстала мусульманская гвардия хазарского царя, потребовав от него отомстить за кровь единоверцев. Царь разрешил, и в трёхдневной битве уставшие руссы потерпели поражение. Остатки их бежали на север, где были добиты булгарами.

Второй отряд руссов прошёл уже свободно по расширившейся Волге, через сердце Хазарии в 943-944г., подвергнув ужасному грабежу территории Аррана (современного Азербайджана). Русы взяли город Берда на берегу Куры. Однако был убит их предводитель (некоторые историки считают, что это и был Вещий Олег), вспыхнула эпидемия дизентерии и разбойники решили ретироваться. В 964г. Святослав освободил от дани хазар вятичей и в 965г. приплыл по Волге к столице Хазарии и полностью разгромил её. Этот год и считается концом грозного государства на севере Каспия. В 985г. князь Владимир совершил новый поход на Хазарию, наложив на неё дань. В 986г. в русской летописи сообщается о посольстве хазарских иудеев к Владимиру с предложением принять свою веру. Хазары Поволжья были окончательно сметены в середине 11 века нашествием половцев, а хазарские евреи перебрались на Кавказ и в Крым.

Однажды Ходжа Насреддин слушал рассказ побывавшего в южных странах купца. Когда речь зашла о том, что из-за жары люди там не носят одежду и ходят совершенно голые, ходжа не выдержал и спросил: «Как же они тогда отличают мужчин от женщин?»

Рассказывают, что один японский турист приехал в Азербайджан и почти неделю проходил в футболке с надписью «Армения». Атмосфера на улицах Баку вполне дружелюбная. Нет московской суеты, большинство жителей общается между собой по-русски, мужчины и женщины очень модно одеты. Центр города буквально купается в ночном освещении. Умиротворяет площадь фонтанов, обаятелен местный Арбат, органично вписаны в городской пейзаж памятники. Навевает лирическое настроение Физули, задумчива поэтесса Натаван. Приветствует народ дважды Герой Соцтруда Гейдар Алиев, внимательно смотрит на своё посольство Ататюрк. Интересно, что Турция уже на следующий день признала независимость Азербайджана, а Иран думал 14 дней. Завтра по плану выезд в Шеки. Встать нужно рано, и мы отправляемся в отель. Таксист включает национальную музыку, и мне кажется, что в какой-то следующей песне затянет Валерий Ободзинский свою Восточную песню.

Льёт ли тёплый дождь, падает ли снег.
Я в подъезде против дома твоего стою……..

Утром загружаемся в микроавтобус и движемся по дороге вдоль моря, затем встаём на скоростное шоссе, опоясывающее город полукругом, по типу МКАДа. Здесь, в отдалённых районах можно наблюдать множество остановленных строек. По словам Латифа средняя зарплата в Баку 600-700 евро, а по стране 300. Бензин стоит как в России, но коммунальные услуги на порядок ниже. До кризиса бакинцы на работу в 1000 долларов шли неохотно, а приезжали в Азербайджан на заработки не таджики, а китайцы.

Часть 2. Дорога из Баку в Шеки.

Днём ходжа Насреддин сажал у себя деревья, а вечером выдёргивал их и уносил в дом. «Ходжа, что ты делаешь?» - удивились соседи. «Время теперь пошло нехорошее, - отвечал ходжа, - всё может случиться, поэтому своё добро нужно держать при себе».

Мы едем на юг. Здесь можно наблюдать, как жмутся друг к другу на небольших участках одноэтажные домики из песчаника. Бедные люди из районов стараются перебраться поближе к столице. Многие из построек являются самостроем, вокруг много мусора, плохо пахнет, почти нет зелени. Гордо блестит в ложбине, с правой стороны дороги, построенное в начале 20ого века водохранилище. Реки рядом с Баку нет, и жители долгое время пользовались привозной водой или из опреснителей, причём первый был пущен, только в 1894г. Трубами временного водопровода вода разводилась по расставленным на перекрёстках улиц водоразборным будкам или же развозилась в бочках водовозами. В местных колодцах вода солоновата. Бывали случаи, когда в колодце вместо воды начинала проступать нефть.

Мы въехали в Гобустанский район. С обеих сторон трассы наблюдаем холмистые пустынные пейзажи. Домов и посёлков почти нет. В поисках редкой травы, склонив головы вниз, пасутся неухоженные барашки и лошадки. В некоторых местах сверкает белизной проступающая на поверхность соль.

Дорога медленно, но верно поднимается вверх, появляется зелёная растительность. Проезжаем мимо посёлка Мараза. Вдалеке, возле скального обрыва, лысой головой старца мелькает мавзолей 15 века Дири-Баба. Когда-то давно жил в посёлке старик. Вёл он праведный образ жизни, местные часто обращались к нему за советом. Так случилось что старик, согнувшись в поклоне перед всевышним, умер во время молитвы. Правоверные не поняли в чём дело, думая, что старец страстно молится. Затем односельчане долго гадали, жив ли старик, ведь его тело не разлагалось, казалось, будто человек просто уснул. Для старца построили мавзолей Дири-Баба. Почти 300 лет нетленное тело являлось предметом поклонения. Примерно 200 лет назад тело исчезло, словно загадочный суфий ожил и ушёл.

После Маразы редкие хвойные деревья начинают сопровождать дорогу. Сороки трещат о нашем визите, выглядывают шапки снежных гор. Петляем по серпантину холмов, вдоль плантаций винограда, хорошие сорта вырубили в перестройку, а новые всё никак не приживаются. В одном месте замечаем памятник погибшим в 1918г. туркам, помогавшим азербайджанцам. Здесь в те времена проживало много армян, и Гражданская война шла не между белыми и красными, а по национальному признаку. Но даже получив почти на 2 года суверенитет, вопрос о депортации правительством М.Э.Расулзаде не поднимался. Въезжаем в район Шемахи, о чём свидетельствует бутафорская крепостная стена с башней и надпись Шемахи. Словно зазывая путников, над городом высится гора, напоминающая женскую грудь, которая после превращается в спящую кошку. Вот так всегда с женщинами.

« Ну хитра же ты девица
Шемаханская царица…» писал А.С.Пушкин, он видимо знал о Шемахи по книгам. Город очень древний и известный в старые времена. Здесь находится самая старая мечеть в Азербайджане, построенная арабами в 743г, Шемахи в средние века сравнивали с Дамаском. Турецкий географ Эвлии Челеби в 1666г. писал, что «Баку является портовой пристанью Шемахи». Был здесь проездом, упоминая Шемахи и А.Дюма.

За окном проскакивают одноэтажные кирпичные домики, дети, идущие из школы, таксисты, ждущие клиентов, одним словом, течёт в городе обычная жизнь. Местное население сунниты. На соседнем холме виднеется кладбище 12 века, а чуть дальше, на крутой горе остатки крепости. Нависающую над городом крепость разгромил в 1744г. , по дороге на Шеки, Надир-шах. Как ему это удалось, остаётся загадкой. Развалины цитадели уже долгое время разбирают для нужд местные жители, но до сих пор они производят грозное впечатление.

Небо над головой ясное и чистое, часто разрезается военными самолётами, но вот показались вдали былые завитки облаков с кружевами, а под ними седые вершины. Это Большой Кавказский хребет, длина его 1100 км., из них 450 км. Приходится на Азербайджан. Леса занимают в республике 11% территории, горы 60%. Самая низкая точка минус 28 м. (Каспийское побережье), а самая высокая гора Саваландаг 4821м. В Азербайджане 9 из 11 существующих на планете климатических зон.

Движемся по долине Муланлы. Здесь находится город Ахсу и одноимённый перевал. Трудно поверить, что ещё 2 часа назад мы проезжали по пустыне, вокруг дубовые деревья. Окончательно исчез мусор, вдоль дороги щиплют травку чистенькие барашки и лошадки. Не удивительно, что здешний городок Исмаилы славится своими виноделами. Слева остаётся колхоз Иваново, там живут русские староверы молокане.

На обед останавливаемся в ресторане над обрывом, возле деревни Вандам. Известный актёр здесь не бывал, слово на азербайджанском обозначает 1000 домов. Обедаем. Любуемся пейзажами. Немного отовариваемся на колоритном рынке возле ресторана: различные орехи в меду, соленья в банках, фрукты, чего только нет…. Цены вполне приемлемые. Латиф утверждает, что многие бакинские женщины ленятся закрывать соленья на зиму, предпочитая огурцы с помидорами закупать в районах. Один торговец почти уломал меня на бутылку 70градусной чачи 0.5 литра. Хотел попробовать коньяк, чача как-то не входила в планы, я колебался. Сделку обломала подоспевшая жена, о чём теперь я жалею.

Трогаемся в путь. Через какое-то время останавливаемся возле широкого моста. Текущая под мостом речка сравнима со струйкой воды из крана. Вдали, напоминая, что в горах не всё так просто колышется в лёгком мареве снежная гора. Это Базар Дюзю – 4466м., там один из переходов в Дагестан. В старые времена, в определённые дни, возле горы устраивали базар, отсюда и пошло название. С противоположной стороны, через долину расположены российские радары. Именно их предлагал американцам совместно использовать для слежения за Ираном В.Путин, но оказалось из Европы Иран виден лучше.

Дорога теперь тянется по равнине, вдоль Кавказского хребта, и белые вершины выскакивают между низких, покрытых жёлто-зелёным платком гор. Где-то рядом, близ селения Чухур-Кала, находятся остатки древней Габалы. Город Габала вплоть до 5ого века являлся столицей Кавказской Албании (речь об этом государстве ещё пойдёт впереди). Из-за набегов хазар столицу перенесли в Берду, однако центр албанской церкви находился в Габале до середины 6 века. Селевой поток в 1772г. накрыл собой Габалу. Археологи находят в том месте, наряду с остатками жилищ и строений, различные монеты и черепки, но основные открытия ещё впереди.

Габалинская долина хранит свои тайны. Одной из загадок здесь является народность удины, живущие в селении Нич. Удинов считают прямыми потомками древних албанцев. Язык у этого народа свой, не тюркский. В районе посёлка сохранилось 3 церкви, одну из которых восстановили, и сейчас удины активно ищут священника. А вот какую ветвь христианства они исповедуют, сказать не берусь (подозреваю, что удины монофизиты). Меняется состав почвы. Исчез песок и появился чернозём. Брошенных полей, как в России, нет. Каждый клочок земли заботливо перепахан новенькими тракторами. Кавказский хребет идёт по-прежнему справа, а слева появились Мингачевидские горы, образовавшиеся из грязевых вулканов. Вековые дубы по обеим сторонам дороги смыкаются кронами сверху, создавая коридор, а там где дубы отступают, появляется орешник Фундук. Местные люди продают вдоль дороги его плоды. Аккуратные плетёные заборы разделяют огороды местных жителей. Мелькают за окном машины домики, покрытые характерной коричневой черепицей. Вытяжной трубы на крыше не делают, отчего дома напоминают головы мужчин в широкой кавказской кепке.

Водитель говорит, что скоро подъедем к районному центру Огуз. Сразу на память приходит из истории – огузские племена. Восьмиконечная звезда на азербайджанском флаге обозначает 8 основных тюркских народов, а вообще в стране 72 народности. За поворотом дороги взору представляются жуткие хибары, развешенное бельё и необустроенность. Проезжаем деревню карабахских беженцев. Наш гид Латиф тоже является беженцем из Армении, переселенцы оттуда пособие уже не получают, в отличие от карабахских.

Сел ходжа Насреддин на упрямого мула, и никак не мог повернуть его в ту сторону, куда ему нужно было ехать. «Ходжа, куда ты едешь?» - спросил кто-то. «Куда угодно моему мулу», - ответил Насреддин.

Один из водителей впереди нас, пытаясь обогнать грузовик, выскакивает на встречную полосу, да так и едет рядом с грузовиком. В его машине громко долбит национальная музыка, водитель и пассажир буквально танцуют плечами и кистями рук. Впрочем, такое можно увидеть и в Москве.

Впереди стела с надписью Шеки, мы почти у цели. Петляем по узким улочкам, среди одноэтажных домов, затем находим дорогу вверх города, вдоль тоненькой речки. Трудно поверить, что в 1772г. такая интеллигентная река Киш превратилась в грязевую лаву, сметающую всё на своём пути, уничтожив и Шеки и Габалу. Позже местные рассказывали про жуткий ливень 3 месяца назад. Потоп продолжался всего 15 минут, а если бы дольше, город могло снова смыть.

Микроавтобус въезжает в узкие ворота крепости. Здесь на стоянке, торговцы сувенирами разложили свой товар. Рядом на земле сидит старик, с чучелом какого-то животного, накрытого специальной накидкой, где из дырочек торчат серые ушки. Старика я узнал сразу, про него написано в путеводителе «Вокруг света». В Шеки мы попали ближе к вечеру, и дед успел пропустить пару рюмочек. Получив 1 манат, он поднимает покрывало, представляя для фотографирования чучело волка. Я не зная азербайджанского, по жестам и движениям понимаю его рассказ. Дед 15-20 лет назад поймал в лесу волчонка, принёс домой и приручил. Волк вырос и жил в доме как преданная собака, дед даже гулял с ним по посёлку. После смерти друга старик увековечил его память, сделав чучело, и зарабатывая, таким образом, на жизнь.

Подходим к дворцу шекинских ханов. Рядом, словно часовые, возвышаются две двухсотлетние чинары (дикий каштан). Здание высотой в 2 этажа, широкая крыша прикрывает витражи высоких окон, под её козырьком имеется причудливая роспись. Как в старые, добрые, советские времена, подвязываем на обувь бахилы из тряпок и попадаем внутрь.

Считается, что городу Шеки 2500 лет. Название происходит от проживавшего в этой местности племени саки, со временем превратившееся в Шеки. После страшной трагедии 1772г. люди построили новый город и назвали его Нуха. Интересно, что Л.Н.Толстой упоминает Нуху в повести «Хаджи Мурат». Старое название восстановили в 1968г. Древняя история Шеки почти не изучена. Однако доподлинно известно, что в 1 веке до новой эры племя саки, совместно с албанцами, где-то в окрестностях уничтожило один из легионов римского полководца Помпея. Затем Шеки входило в состав Кавказской Албании, арабского халифата Сасанидов и сельджуков. В 1396г. город был захвачен и разорён монголами. В 15-17 веках Шеки подвергался нападению турецких и персидских войск.

После вывода российской армии Шеки в составе возрождённой Надир-шахом империи. В 1743г. местный феодал Гаджи Челяби убил персидского наместника и объявил себя ханом. Взбешённый Надир-шах пришёл в Шеки в 1744г. с огромным войском, по дороге разгромив Шемаху. Персы держали в осаде крепость «Гялярсян-Гёрярсян», где укрылся Гаджи Челяби. Грозный шах, понимая тщетность своих намерений, от злости приказал уничтожить в окрестностях города все виноградники и пашни. (Напомню, что именно Надир-шах организовал поход на Дели, и вывез оттуда множество бесценных украшений, в том числе и обсыпанный драгоценными камнями трон). Этот полководец умел брать города, но простояв под крепостью 4 месяца, вынужден был уйти.

Наверно Шекинское ханство является первым независимым ханством в Азербайджане. После смерти Гаджи Челяби к власти пришёл его сын, затем внук Гусейн-хан, правивший 1760-1782г. Династия Челяби управляла независимым ханством 64 года – вплоть до присоединения к России. Именно Гусейн-хан, убедившись в отсутствии врагов, выстроил новую крепость и прекрасный летний дворец.

Часть 3. Город Шеки и его окрестности.

Когда ходжа Насреддин строил дом, он приказал половые доски прибивать к потолку, а потолочные к полу. Плотник, удивившись, спросил: «Скажи ходжа, для чего это нужно?» «Скоро я женюсь, а когда человек женится, всё идёт вверх дном. Вот я и готовлюсь»»,- объяснил ходжа.

Переступив порог ханского дворца, я был влюблён в его красоту. Все окна выходят на южную сторону и солнечный свет, пробиваясь сквозь стёклышки панно, наполняет залы яркими цветами радуги. Окна свободно поднимаются вверх. Самый тонкий рисунок оконного панно содержит в 1 кв. метре 14 тыс. кусочков стекла и дерева. Позже, посещая мастерскую возле дворца, мастер показал, как умело он вырезает, подбирает и просчитывает каждое такое панно. В ученики пацанов двоечников не берёт, так как здесь нужно точно вычислить количество кусочков. Заказов на подобные изделия поступает огромное количество, а убеждая в крепости панно, мастер буквально бил кулаками по своему творению. Но это будет уже потом, а переступив порог, я испытал настоящий восторг. Здесь, даже трудно сказать, что красивее: окна-пано, стены или потолок. Всего во дворце 6 комнат, 4 коридора и 2 балкона. Первым делом попадаешь в приёмную. Здесь имеется что-то похожее в прошлом на фонтан, возле которого беседовал с пришедшими хан. Стены комнаты имеют характерные выемки, но самое главное, потолок и стены расписаны потрясающими по красоте орнаментами и рисунками. В отделке потолка средней комнаты более 5200 кусочков дерева и стекла. Слева, на первом этаже библиотека, в которой рисунков нет, бабы не отвлекаться во время чтения. Шаркая в бахилах на крутых ступеньках, поднимаемся на 2ой этаж. Над библиотекой, обшитая толстым слоем всевозможных материалов, женская комната. Женщины любят шуметь, и эти звуки не должны выходить за стены дворца и беспокоить хана. Когда-то у дам был свой вход. В женскую комнату мог свободно входить только Гусейн-хан. На втором этаже ещё 2 небольших зала. В залах рисунки загадочных птиц, сидящих на каких-то необыкновенных ветках, цветы и деревья, львы и тигры, картины войны и охоты. Сценки боевых действий прославляют Гаджи Челяби, деда Гусейн-хана. Двери во всех комнатах имеют высокий выступ от пола. Люди в то время любили лежать на коврах, и чтобы сквозняк не гулял по полу, двери ставили высоко. Подобную роспись помещений мне приходилось видеть в Бухаре, но в шекинском дворце она безусловно интересней.

Рядом с дворцом расположена крестообразная церковь с большой купольной серединой. Теперь здесь музей народно-прикладного искусства, с его обязательными кувшинами, коврами, саблями, ружьями, национальными одеждами. Интересны шекинские платки ручной работы и старинные монеты. Сотрудница музея, влюблённая в свою работу и в свой город, уверяет нас, что самовар придумали в Шеки. Подобное я слышал, как в Туле, так и в Иране, спорить не стал. Шеки всегда был городом мастеров. Каждый район имел свой флаг, дабы иноземец различал, где находятся медники, гончары или оружейники. Солнце клонится к закату, желая уйти на покой, и освещает зелёно-бархатные горы боковым светом, удлиняя тени. Нам нужно ещё много куда попасть, время поджимает. Латиф решает быстро провести нас по историко-краеведческому музею. Подходим к старинному зданию, но вход закрыт. Внутри музей сотрясают задорный девичий гомон и смех, не зря Гусейн-хан укреплял полы в женской комнате. Через какое-то время, сверкая игривым взглядом, красотки, открывают двери. Я был очень удивлён, насчитав всего трёх женщин, снаружи представлялось, что их 7-8.

В музее представлены чучела различных животных, наконечники стрел, черепки, старинные ковры. Удивил большой металлический сундук. На Востоке женская баня всегда была местом, где дамы приходили пообщаться. Девушки показывали себя перед матерями будущих женихов. Существовали специальные круглые металлические сейфы, куда складывались ювелирные украшения, закрывавшиеся на замок. Пришла девушка с большим сундуком, значит богатая невеста…. Такие сейфы имеются в музее. Есть зал с портретами азербайджанских деятелей науки и культуры. В.И.Ленин вышит шекинской мастерицей на ковре и похож на азербайджанца. Рядом висят портреты лидера партии Муссават, первого президента Азербайджана 1918-1920г. М.Э. Расулзаде и первого министра иностранных дел Ф.Хойского (беспартийный). Безответной осталась последняя (15 апреля 1920г.) нота Ф.Хойского Г.Чичерину, где министр возмущался по поводу «концентрации войсковых сил в Дербентском районе, на границе с Азербайджаном». Уже 27 апреля бронепоезд «3 интернационала» застаёт врасплох мусаватскую армию. За ним двинутся ещё три бронепоезда. Знавший лично Сталина М.Э.Расулзаде сложит свои полномочия, будет прятаться в горах, эмигрирует в Турцию, затем в Финляндию. Во время войны бывший президент будет стараться помогать землякам, попадающим в плен. Умрёт М.Э.Расулзаде в эмиграции, в один год с отцом народов.

Здесь же и портрет Наримана Нариманова. Это известный писатель, ранее состоявший в Муссават, затем поняв, что Азербайджан не сможет самостоятельно существовать, Н.Нариманов фактически пригласил в республику большевиков, став с их подачи главой правительства.

Водитель Заур торопит. Скоро станет темно, нужно посмотреть на Шеки с обзорной площадки. Прыгаем в микроавтобус спеша увидеть панораму города. Проезжая местный стадион с одной трибуной и без ворот, поднимаемся вверх. На высокой точке города установлен памятник шекинцам погибшим во время ВОВ (с 1941 по 1945 сорок три азербайджанца удостоились звания Герой Советского Союза). Солнце, пообещав вернуться, ушло за горизонт. Наслаждаемся панорамой города, лежащего между трёх гор, и едем дальше, взбираясь на противоположную кручу в село Киш. Как ориентируется Заур? Уже совсем темно, а всевозможных улочек и поворотов в Шеки множество.

Однажды ходжу Насреддина спросили: «Скажи, уважаемый, что важнее солнце или луна?» «Луна освещает ночью, она важнее, ведь днём и так светло», - ответил ходжа.

Водитель останавливает автомобиль и высаживает нас в чёрную южную ночь. Где-то рядом журчит речка, на небе появились звёзды. Темень такая, что не видно своих ботинок. Скользя по мощёной булыжником дорожке, и переступая через коровьи лепёшки, медленно, но верно поднимаемся вверх. В какой-то момент замечаю цокающую прямо на нас корову, вовремя успевая отвести жену в сторону. Затем ещё и ещё коровы. Видимо, пастух привёл стадо с гор в посёлок и распустил его, а бурёнки уже сами идут по домам. (Помню раньше и в российских деревнях коров так пасли). Доходим до верха. Мы в селе Киш. Одинокая лампочка освещает двух женщин, перекладывающих дрова. А где же мужчины? Или на заработках или в чайхане. Домашнее хозяйство не их забота. На эту тему имеется масса анекдотов.

Глаза привыкают к темноте, усыпанной бриллиантами из звёзд. Мы видим, что подошли к воротам. Латиф куда-то идёт, и вот, скрипя в замке ключом, местная смотрительница открывает вход в церковь и зажигает её боковое освещение. Церковь очень старая, однокупольная, скорее напоминающая часовню. Внутри белые стены, икон нет, но есть два круглых колодца с подсветкой, возле алтаря не глубокий, а возле входа глубокий. В обоих лежат скелеты. Останки нашли под входом в храм при раскопках.

В 1 веке н.э. , возле Девичьей башни в Баку, язычниками был казнён апостол Варфоломей. В районе Шеки проповедовал ученик Фадея апостол Елисей, ему повезло больше. Слово божье дошло до шекинцев, местные люди приняли христианство и построили церковь на месте древнего святилища. Возможно, здешние останки принадлежат апостолу Елисею. На данный момент очень мало сведений о жизни апостола, святым его не считают, неким образом причастна к этому политика.

Однажды ходжу Насреддина обманом заставили дать в суде ложные показания. Истец требовал у ответчика пшеницу. Вызвали ходжу, а он дал показания о ячмене. Когда ему заметили, что он ошибся и что нужно было говорить о пшенице, ходжа возразил: «Какая разница? Если уж врать, так не всё ли равно – пшеница или ячмень?»

Церковь в селе Киш (если не ошибаюсь, Киш переводится как зимовка) помог восстановить Тур Хеердал, выдвинув экзотическую теорию; люди с Каспия поднялись вверх по рекам на длинных лодках, заселив, таким образом, Норвегию и Северную Европу. Конечно, народы в древние времена кочевали, но его теория весьма сомнительна и скорее похожа на миф.

Немного отойду от темы. Несколько лет назад я основательно спорил с соседом по даче о границах участка. Моими аргументами было: «Мне бабушка показывала….» Сосед отвечал: «Мне дедушка говорил….» Мы подняли старый план в соответствующей службе, и нашли приемлемое решение. Если два человека живут рядом и назревает необходимость размежевать границы, то всегда смотрят, что было раньше, как и где проходила граница. Если спорят между собой народы, веками жившие вместе, то обращаются к истории. Кто раньше жил на этих землях.

В античную эпоху в североазербайджанских областях обитали албанцы и родственные им племена. Кавказскую Албанию описывают Страбон и Птолемей. Территория античной Албании была густо населена. Страбон пишет про союз 26 племён, объединённый в 1 веке в единое государство. Ранее албан называли каспиями. Геродот упоминает каспиев в составе войска Ксеркса, идущих походом на Элладу. Древние писатели, говоря об албанах, отмечают их красоту, высокий рост, светлые волосы и серые глаза. Одним из крупных албанских племён, которых нередко отождествляют с самими албанами, считаются утии, предки современных удин.

Первые христианские общины в Албании возникли ещё в начале первых веков н.э. Однако окончательное принятие христианства связывают с именем албанского царя Урнайра в 313г. Примерно в эти годы албанский алфавит помог составить армянский просветитель Мисроп Маштоц. В 4-5 веке албанская церковь, как и грузинская и армянская, находились в непосредственной зависимости от церкви Римской. На Двинском соборе в 506г. албанская церковь, вместе с армянской и грузинской, признала монофизитское учение (только божественную природу Христа). Сасаниды, соперничавшие с Византией, делали всё возможное для разрыва подвластных им кавказских стран с Константинополем.

В начале 5 века, усилился приток тюркоязычных племён на Кавказ. Дабы предотвратить их набеги персидская династия Сасанидов приступает к сооружению мощной оборонительной линии в районе Дербента. В 553г. Албания подверглась опустошительному набегу хазар. Один греческий историк описывал, как свирепые кочевники штурмом взяли дербентскую оборонительную стену. В 553г. теперь уже византийские войска вторглись в Албанию, позже повторив поход в 623г.

В середине 7 века Персию завоевали арабы и начались долгие арабо-хазарские войны. В 662г. хазары нанесли поражение арабам и напали на Албанию. Уставшие от войн албанские князья, дабы хазары не опустошали их земли, заключали с кочевниками союзы и платили им дань. Арабский халифат в свою очередь ужесточил силовую политику. В 704г., попавшие в список неблагонадёжных лиц, албанские князья были схвачены и отправлены в Дамаск. Власть в стране сосредоточилась в руках халифского наместника. На следующий год Албания фактически теряет политическую самостоятельность, переходя в подчинение к арабам, которые старались переселять в столь благодатные края подданных из других земель. По свидетельству историков албанский язык окончательно исчезнет 1000 лет назад.

Вернёмся в современную жизнь. Я спросил Латифа: «Если Низами Гянджеви творил на персидском, значит он перс?» «Нет, он азербайджанец! Если мы при СССР писали кириллицей, разве это были не мы?»

Куда делись древние албаны? Здесь уже заканчивается просто история и начинается политика. Армяне считают, что албаны армянизировались. Азербайджанцы придерживаются тюрко-албанской теории происхождения своего народа. У автора нет никакого желания подливать масла в огонь, разжигая писаниной новые межнациональные страсти. Отмечу только, что в нишах по периметру забора Албанской церкви в селе Киш, представлены макеты различных храмов Закавказья построенных, как считают современные азербайджанцы, их предками.

Часть 4. Ночь в отеле и переезд в Лахыч.

Случилось так, к несчастью для ходжи, что его обманули и подсунули ему безобразную невесту. Когда утром ходжа оделся и собирался выйти на улицу, его новая жена, жеманничая, спросила: «Эфенди, кому из твоих родственников я могу показаться?» Ходжа заметил: «Главное - не показывайся мне, а там – кому хочешь».

Возвращаемся в Шеки. Ужинаем в ресторанчике и едем на ночлег в отель. Проезжая по городу во многих местах можно наблюдать, как сидят в чайхане мужчины: играют в шахматы, в нарды, пьют чай, смотрят телевизор или просто разговаривают. Женщины в чайхану не ходят, это не принято. А мужчина, дабы иметь авторитет среди земляков, должен проводить время в их обществе.

Петляем в ночи по дороге, иногда встречаем редких прохожих, Заур спрашивает их о чём-то. Они жестикулируют, указывая дорогу. По их указке попадаем в спящую деревню. Микроавтобус утыкается в речку, а по бокам каменные заборы. Водитель кое-как разворачивается, ругаясь с Латифом на азербайджанском. И вот, ориентируясь на яркую звезду, автомобиль ползёт в гору на первой передаче. Водитель у нас супер, но всё же страшновато.

Мы прибыли в отель, выгружаем вещи. Заглушенный двигатель машины детонирует, словно уставший конь после скачек. Отель пустой, в номере прохладно. Лена включает кондиционер, ложимся спать. Насыщенный яркими впечатлениями день окончен. Но сон, под гудящим кондиционером, не идёт, дышать спёртым воздухом тяжело. Я часто просыпаюсь, подхожу к окну. Внизу пропасть, и множеством светящихся огоньков, это спит деревня Кунгут. Сверху, бесконечное чёрное небо, с яркими бусинками из звёзд, по бокам очертания гор.

Просыпаюсь до рассвета, из окна открывается потрясающая картина. Восток окрашен тонкой оранжевой полоской, а тёмное западное небо ещё придерживает в себе звёзды. Спят бархатные горы, несёт в долине, по каменной протоке, блестящие воды горная река. В деревне кричат петухи, и где-то лает собака. Из некоторых домов, в отсутствии ветра, потянулись к небу стройными минаретами столбики дыма. Пастухи погнали куда-то отару овечек, нагруженные ослики повезли мешки с грузом. Отель расположен на склоне горы, одетой по сезону в жёлто-зелёный цвет. Рядом, зубьями пилы, натыканы ещё горы. Вдали проглядывает, покрытый мудрой сединой, Кавказский хребет, за ним Дагестан, или правильнее Россия. Появившийся ветерок шевелит куст, с красными листьями скумпии, донося звуки трубы с азербайджанской погранзаставы.

Ко мне подходит работник отеля. Здороваемся, он представляется Димой. Беседуем минут 20, по-русски парень говорит плохо, но понять его можно. Дима рассказывает, как он в детстве, с пацанами, бегал драться в деревню на противоположном холме. Высшим шиком считалось, очистить от урожая один из тамошних огородов. Когда Дима вырос, то жену себе присмотрел именно из враждебной деревни. Отец невесты сразу не дал согласия, какое-то время думал, помня в Диме хулиганистого мальчишку. Свадьбу играли три дня, гуляли на ней оба аула. Теперь у Димы трое детей. Турок, построивший отель, дал возможность зарабатывать местным жителям. Мой собеседник – охотник. Он показал чучело из головы застреленного им оленя. Летом, когда отель под завязку наполняется туристами, Дима водит желающих пиЩьком в горы, на осмотр руин древней крепости, или в далёкий аул, где нет электричества.

Завтракаем. Ещё раз любуемся пейзажами и выезжаем по маршруту. Очень мудро поступили организаторы поездки, что не запихнули нас в отель в Шеки, дав возможность полюбоваться первозданной красотой гор. Перемещаясь по азербайджанским дорогам можно почти в каждом селении увидеть, памятники солдатам, погибшим во время ВОВ, и плакаты Гейдара Алиева, его в республике уважают. В районах ездят на российских Жигулях, так как иномарки дорого растаможить. В глубинке, весьма забавно смотрятся компании мужчин, от 3 до 10 человек, сидящих рядом на корточках.

Однажды ветер бросил на землю, висевшую на дереве рубашку ходжи. Увидев это, ходжа Насреддин сказал: «Нам нужно принести благодарственную жертву». А на вопрос удивлённой жены, почему, ходжа объяснил: «А если бы, избави Аллах, в рубашке был я!» Нам предстоит поездка в горный посёлок Лахыч, а затем возвращение в Баку. Лахыч находится в горах, в 15 км. от трассы. Хорошая дорога туда, как говорят азербайджанцы: «Ёк». Асфальт исчезает уже через 200 м. Трясёмся по грунтовке через горный лес. Большие деревья облепили почти вертикальную гору, скрепляя грунт корнями. Кроны сверху закрывают от солнца землю. Удивительно, но совсем нет возле деревьев подлеска. Постепенно лес исчезает, уступая ветвистому кустарнику. В одной деревушке сверкают на солнце пруды, где местные люди выращивают форель. Дорога поднимается вверх, огибая чёрные скалы, и выводя в местность под названием Золотая долина. В начале ноября название долине подходит. Мы делаем фотоостановку. Наблюдаем, как из шедшей впереди маршрутки выходят люди с сумками, спускаются по склону куда-то вниз, и уверенно шагают по подвесному мосту через пропасть. В данный момент мостик единственное, что соединяет их аул с цивилизацией.

Мою блондинистую жену атакует стая божьих коровок. Считается, что эти букашки живут только в экологически чистых местах. Сказать по правде, давно я их в Москве не видел.

Отвоёванная у гор дорога вьётся над пропастью. Иногда попадаем в тёмное пространство, куда совсем не приходят солнечные лучи. Вертикально вздыбившиеся плиты пытаются рассказать свои геологические истории. На некоторых площадках дежурит строительная техника, дабы расчищать путь после камнепада. Ильхам Алиев здесь не был, иначе дорогу привели бы в порядок. Но говорят, именно в Лахыче прятался в 20х годах прошлого века от большевиков первый президент Азербайджана Расулзаде. За одним из поворотов показались на склоне домики, это и есть Лахыч. Более часа ушло на 15 горных километров. Чернеет при въезде над рекой брошенный дом в 2 этажа, здесь его называют «дом генерала», насчитывающий 72 комнаты. Ещё не так давно в нём проживала семья. Дети женились и приводили к отцу своих жён, затем внуки приводили жён, затем правнуки. Затрудняюсь сказать, сколько народу там проживало.

Лахыч когда-то был городом, во всяком случае, посёлок имеет свою древнюю историю. Многое здесь связанно с цифрой 7. Ранее он имел 7 районов, 7 мечетей, 7 кладбищ, 7 школ. В связи с отсутствием в округе леса, Лахыч весь выстроен из камня, советская эпоха не оставила никаких следов. В наше время жителям запрещено использовать цемент при отделке фасадов. Считается, что арабы стали переселять в данные места население из Персии, в противовес хазарам. Во всяком случае, в Лахыче проживает некая малая этническая народность.

Высаживаемся на площади, при въезде в посёлок, и начинаем гулять по его каменным улочкам. Где-то под ногами проложена канализация, возраст которой более 1500 лет. Местные пользуются сливом, но как он проходит и где, никто не знает. Многие дома устроены таким образом, внизу мастерская, где мастера стучат и клепают свои медные кувшины, подносы и вазы, а сверху балкончик, дабы жена контролировала процесс. Мы ныряем из одной лавки в другую. Как и 100 и 300 лет назад, раздувают меха подмастерья, стучит молоточком мастер. В конце 19 века в Лахыче насчитывалось более 200 медных мастерских. Изделия попадали не только на Восток, но и в Эрмитаж и в Лувр. В лавках посёлка, словно в павильоне Мосфильма, можно увидеть настоящий медный антиквариат. Однажды ходжа Насреддин купил на базаре десяток яиц за 2 таньга, а через час продал их вновь на базаре за 1 таньга. «Что ты делаешь? Так можно разоришься!» - удивились люди. «Мне просто нравится торговать!» - ответил ходжа.

Лена начинает прицениваться, цены вполне приемлемые. Хозяин лавки плохо говорит по-русски, но на вопрос, он ли автор кувшина, отвечает честное «нет». Товар из Эмиратов. Сам он сможет смастерить такую тарелку или кувшин, но стоить это будет не 30 манат, а 130. Глобализация. Хочу заметить, что горец вполне мог нас обмануть. Наверно в этом и проявляется кавказское благородство. Покупаем на память, сделанный на коленке, брелок за 4 маната, и идём дальше.

Три раза в день в Лахыч пробирается маршрутка, и это накладывает отпечаток. Горный посёлок живёт замкнутой среди камней жизнью. Люди приветливы, спрашивают, откуда мы. Одна женщина, плохо говорящая по-русски, объяснила, что она ткачиха, недавно закончила ткать ковёр, и пригласила нас на просмотр в гости. Я вгляделся в её лицо. Тяжёлая работа быстро состарила девушку, наградив морщинами. Как объяснить горянке, что в Москве ковры вышли из моды, что висящий на стене ковёр только собирает пыль? Хотелось бы, чтобы в её натруженные руки попали деньги за её труд, но мы прощаемся и уходим.

На холмах рассматриваем старинные кладбища и надписи, выбитые лапшой на могильных плитах. Где есть возможность, заглядываем за каменные заборы каменных домов, изучая каменный быт. Лена обращает моё внимание, что горцы используют особую тяпку и лопату, сено складывают в высокие круглые скирды, напоминающие купол мечети, под навесом драгоценные дрова. В какой-то момент мне начинает казаться, вдруг из за забора выскочат измученные Жилин и Костылин, протянут к нам руки взмолившись: «Спасите братцы!»

В Лахыче интересен местный музей, устроенный в бывшем здании мечети. Вышивки мастеров, черепки и медные кувшины, это всё стандартное. На стенах музея висят портреты знаменитых односельчан. Я хочу немного рассказать о выходцах из горного села. Академики, профессора, учёные – много уважаемых людей родилось в здешних горах. Первая в СССР женщина – капитан корабля Совкат Салимова, держит в руках букет гвоздик. Танкер Салимовой перевозил во время войны нефть по Каспийскому морю. Увешанный орденами и медалями Эликдар Элиев, знаменитый «дядя Коля» – командир партизанского отряда в Белоруссии. Наша спутница Валентина, вспомнила, как она вместе с классом, ходила в поход, по местам боёв «дяди Коли».

Ну и конечно легендарный Бабек! Никто не знает, как он выглядел. Художник вложил душу в портрет, наделив героя мудростью, решительностью, отвагой…..

Считается, что Бабек, подхвативший хуррамитское движение, переросшее в освободительную бабекитскую войну, был из бедной семьи, родом из Лахыча. В 838г. Бабек схвачен арабами и подвергнут мученической смерти. Но за 21 год борьбы хуррамиты, под его предводительством, уничтожили 6 регулярных армий халифата, насчитывающие примерно 500 тыс. человек. В одном только сражении за крепость Базз в 837г. погибло 100 тыс. арабов и 80 тыс. восставших. По мнению арабского историка Ал-Масуда, бабекитское восстание чуть было не покончило с властью Аббасидов. Как-то особняком, печально смотрят фотографии молодых ребят, погибших в Карабахе. Директор музея, интеллигентный мужчина около 40 лет, тоже воевал в Карабахе, имеет ранения. Про Лахыч он может рассказывать наверно несколько дней. Но время поджимает. Прощаемся, обедаем в кафешке и направляемся в Баку. Прощай каменный Лахыч! Увидимся ли вновь?

Часть 5. Бакинские комиссары и грязевые вулканы.

Один скряга как-то спросил ходжу Насреддина: «И ты любишь деньги?» «Да, - отвечал ходжа, - я люблю деньги, потому, что они делают человека независимым от скряг, у которых нет совести и чести».

Вернувшись в Баку, мы вновь окунулись в его ночную жизнь. Закупились сувенирами, коньяком и зарулили в ресторан Караван – сарай, возле Девичьей башни. Заведение довольно дорогое, с национальными песнями и плясками. Мы с женой заняли столик, в одной из ниш, смотрим выступление артистов. Лена заказала мясо. Я приготовился наливать из под стола пятизвёздочный напиток. Официант, сама любезность, заметил, что бокалы вдруг покраснели, и предложил свои услуги. Мне стало стыдно за свои жлобские замашки. Одним словом, вечер прошёл хорошо, но и счёт выкатили хороший. Ну и ладно. Ведь это была последняя ночь в Баку, завтра улетать домой.

Утром выезжаем из отеля с вещами, на осмотр Гобустана. Трасса тянется на юг, по пустыне, вдоль моря, по древнему караванному пути. Именно здесь можно понять насколько Азербайджан самодостаточен, экономика буквально бурлит, сплошняком тянутся промзоны, заводы и какие-то предприятия.

Одна из караванных остановок в старину – посёлок Сангаджал. Название обозначает – звоните в колокол. Когда караваны приходили и уходили, здесь всегда звучал колокол. Впереди красуется высокий холм, с приплюснутой вершиной. Его подошву изрезало ветрами и дождями, отчего он напоминает осьминога, со множеством щупальцев. Далее колоритный посёлок Гобустан. У каждого дома припаркован Камаз. Местные мужчины работают в карьерах, развозя камни по районам. На рождение ребёнка обычно тут дарят ключи от Камаза. Стела с вырезанными человечками свидетельствует, что мы попали в национальный парк, где множество наскальных рисунков. Местные таксисты иногда путают, и везут клиентов в Гобустанский район, который мы проезжали по пути в Шеки. Гобустан обозначает – край изрезанный оврагами.

Слева блестит море, трасса тянется на юг, до Ирана 350 км. Заур сворачивает на грунтовку. Наша цель гора Дашгиль, где находятся грязевые вулканы. Раньше здесь у моря было обычное захолустье, но теперь в данное место хотят перенести порт из Баку. Цены на земельные участки резко поползли вверх, строится посёлок.

Дорога совсем разбита. Кое-где на поверхность проступают чёрные пятна. Это нефть – главное богатство страны. Трясёмся на переезде, через железно - дорожные пути. Я вдруг вспоминаю, сегодня же 7 ноября. Хочется вновь отступить от описания маршрута, рассказав о 26 бакинских комиссарах, тем более, что чуть южнее Гобустана проходила линия обороны летом 1918г.

Дело с расстрелом 26 бакинских комиссаров очень запутанное, хотя казалось бы, всё очень просто. Но существует множество противоречивой информации. Попробую рассказать, как это понял я.

После разгона в январе 1918г. матросом Железняком Учредительного собрания, где в большинстве присутствовали делегаты эсеры, победившие на выборах, на местах, большевики решили, создавая видимость легитимности, взять часть эсеров в правительство. (Отметим, эсеры были в то время самой уважаемой партией, какое-то время в их рядах состоял С.Есенин).

В провинции копировали действие питерских большевиков. Совет народных комиссаров, куда входили большевики и левые эсеры, пришёл в марте 1918г. к власти в Баку. Закавказье политически лихорадило, здесь партия Мусават, в результате выборов, набрала подавляющее большинство. 28 мая 1918г. была провозглашена Азербайджанская Демократическая республика, со столицей в городе Гяндже. Президентом АДР стал М.Э.Расулзаде. Это фактически послужило началом гражданской войны в Закавказье. Здесь можно говорить, что с одной стороны воевали азербайджанцы, а с другой русские и армяне.

12 июня вооружённые силы Бакинского Совета повели наступление на Гянджу. Азербайджанцы обратились за помощью к Турции. Комиссар обороны Баку Корганов имел: 15-18 тыс. солдат (плюс 3 тыс. бойцов армян партии Дашнакцутюн), 80 артил. орудий, 3 бронепоезда, 160 пулемётов, 13 самолётов и 7 броневиков. Однако дисциплину Корганов наладить не сумел. Приказы не выполнялись, армия воевала плохо. Вследствие чего, под Геокчаем азербайджанцы Корганова разгромили и перешли в наступление. 25 июля, на расширенном заседании Бакинского Совета, куда входило множество делегатов, было решено пригласить для обороны города англичан, находившихся в Персии. Воевавшие с Турцией англичане согласились. Большевики и левые эсеры приняли решение Совета в штыки, но в отставку Совнарком не ушёл. 29 июля поступают вести о прорыве фронта под Баланджарами. Для выяснения обстановки туда направляется А. Микоян, в его распоряжении 2 бронепоезда, но на войне побеждает не техника а дух. Азербайджанцы затаскивают на гору 1 орудие и красные бегут.

31 июля Бакинский Совнарком, во главе с С.Шаумяном, складывает полномочия. Власть в городе принимает разношёрстная Диктатура Центрокаспия, куда входят эсеры, большевики и беспартийные. Все красные грузятся на 17 судов и отправляются в Астрахань. Новое правительство посылает вдогонку 2 боевых корабля, которые ловят в море 17 пароходов и возвращают их в Баку. (?)

В городе верхушку из 30 человек арестовывают, сажая в тюрьму, а 10 тыс. красноармейцев разоружают, какое-то время они сидят в порту, затем их, уже на 16 пароходах отпускают в море. Проще говоря, красноармейцы сдают комиссаров. У Диктатуры Центрокаспия 8 тыс. бойцов и они обороняют город до 17 августа, до прихода англичан. Здесь нужно отметить, что британцы прислали в помощь 2 батальона, которые стали ударной силой, месяц, сдерживая турок и азербайджанцев.

Арестованным предъявляют обвинение «в попытке бегства без сдачи отчёта об израсходовании народных денег, в вывозе народного имущества и измене». 11 сентября, после завершения следствия, они «были преданы военно –полевому суду». Но из Баку уходят англичане, начинается неразбериха. 15 сентября турки и азербайджанцы занимают город. Не попавший в камеру А.Микоян, договаривается с тюремным начальством и арестантов отпускают. Красный командир Амиров сажает всех на пароход Туркмен, но из-за отсутствия топлива приходится идти не в Астрахань, а в Красноводск.

В Красноводске расположилась артиллеристская батарея англичан, а сама власть в городе у местного стачечного комитета рабочих-социалистов, точнее это эсеры. Ещё точнее, в городе находится у руля партия, которая честно пришла к власти путём выборов 1917г. В Москве в этот момент уже произошло покушение на Ленина, большевики и эсеры начали борьбу.

Всех пассажиров приплывших на Туркмене досматривают, выявляя 35 подозрительных. У Колганова находят список из 25 человек, по которому он распределял продукты в бакинской тюрьме. Так отсеиваются двое сыновей С.Шаумяна и А.Микоян. Эсеры Красноводска выдвигают комиссарам «обвинение в сдаче Баку туркам», добавляя к этим 25 Амирова, так получается 26. Кстати, далеко не все из них были комиссарами. Несчастных везут от города за 207 вёрст, где и расстреливают.

Наверно люди тогда, даже в условиях Гражданской войны, были менее озлоблены. Возможно, поэтому эсеры и казнили противников так далеко от города. Позже они будут перекладывать обвинение в расстреле на англичан, те в свою очередь, как-то вяло отнекиваться, что только запутает ситуацию. Удивляет Анастас Микоян, ушедший словно колобок, от азербайджанцев в Баку и от эсеров в Красноводске, он и далее пройдёт путь «от Ильича до Ильича, без инфаркта и паралича».

Почитание памяти бакинских комиссаров началось во второй половине 50-х. Согласно воспоминаниям Д. Шипилова И.Сталин давал им следующую характеристику: «Бакинские комиссары не заслуживают положительного отзыва. Их не нужно афишировать. Они бросили власть, сдали её врагу без боя. Сели на пароход и уехали. Мы их щадим. Мы их не критикуем. Почему? Они приняли мученическую смерть, были расстреляны англичанами. И мы щадим их память. Но они заслуживают суровой оценки. Они оказались плохими политиками. И когда пишется история, нужно говорить правду. Одно дело чтить память. Мы это делаем. Другое дело правдивая оценка исторического факта».

Удивительно, но факт! Когда власти Азербайджана, в начале 90х, задумали перезахоронить тела привезенных в 1920г. из под Красноводска комиссаров, то в братской могиле оказалось останков не 26 а 23.

«Жена твоя много шляется», - сказали как-то раз ходже Насреддину. «Не думаю, что это правда, - возразил ходжа. – Если бы это было так, то она, наверно, заглянула бы как-нибудь и ко мне в дом».

Грязевые вулканы – одно из удивительных чудес Азербайджана. Имеются здесь действующие, есть и потухшие вулканы. В советское время на них не обращали внимания. В период независимости статус заповедных зон получили 23 вулкана. Заур останавливает машину у подножья Дашгиль. По разбитому оврагами склону поднимаемся к вершине. Здесь несколько грязевых кратеров, из которых периодически вырывается чёрная жижа. Что-то в кратере булькает, выплёскивая грязь, которая стекает и засыхает, образовывая гору. Такие грязевые кратеры помогали раньше геологам легко находить залежи нефти и газа. В республике множество холмов сформировано таким образом. Но открытием подобное для меня не стало.

Иногда проходя по улицам Москвы, невольно разглядываю захламлённые балконы, всматриваюсь в чужие окна. Теперь буду знать, как называется такое явление – проявление грязевого вулканизма. В Азербайджан на вулканы нужно привозить невест, сразу после свадьбы, показывать, как грязь накапливается и формируется в гору. Моя жена, увидев подобное, пообещала поддерживать порядок, и делать уборку в квартире каждый день.

Часть 6. Древний Гобустан, Апшерон и Атешгях.

Однажды падишах спросил ходжу Насреддина: «Сколько ещё времени подданные в моём царстве будут рождаться и умирать?» «Пока совсем не заполнятся ад и рай», - ответил ходжа.

По каспийскому перешейку с древних времён племена перебирались из Азии в Европу и наоборот. Считается, что хетты пришли в Малую Азию именно этим путём. На территории современного Азербайджана люди поселились 30-35 тыс. лет назад. Гобустан для любителей древности является музеем под открытым небом.

Мы подъезжаем к склону горы с хаотическим нагромождением огромных глыбищ, словно Бог разрушил здесь Вавилонскую башню. У подножья остаётся заброшенное кладбище со старинными плитами, оно считается детским. Здесь издавна хоронят только детей. Чуть выше у дороги, обнесён оградой от вандалов большой камень. На нём выбита надпись, которую нашёл советский археолог в 1949г. Таким образом увековечен один из римских легионов, побывавший на этой земле в 1 веке н.э. Наш гид Латиф снимал надпись на видео и посылал вопрос, что она обозначает, на передачу «Что Где Когда» Знатоки не ответили. Латиф выиграл 400 манат. Думаю, в 1 веке на этом месте существовал городок, не в пустынном же месте римляне выбили послание, кладбище подтверждает предположение. Нынче, совсем рядом, построили здание тюрьмы.

Возле входа в парк наскальной живописи расположился музей с фигурками древних людей. Входим в парк. Латиф показывает камень, в форме скамейки, служивший, из-за своей внутренней пустоты, музыкальным инструментом. Под другим камнем современная молодёжь пролезает, веря, что это поможет вступить в брак. Рисунков в Гобустане действительно много, и я думаю, это не новодел (рисунки под старину мне приходилось видеть). Встречаются длинные лодки, которые так любил Тур Хеердал. Есть дельфины, ведь когда-то Каспий соединялся с Чёрным морем перешейком. Много различных животных, сцены охоты, рыбной ловли, коллективного танца и т.д. В результате последних исследований количество наскальных рисунков достигло примерно 6000. Это удивительно разнообразная картинная галерея. Латиф привёл в пещерку, утыканную петроглифами. Грунт и песок со временем подняли культурный слой. Гид рассказал, как учёные потихоньку откапывают землю, на стене проступила верхняя часть туловища женщины с большой грудью, но работы временно приостановились. Мы выразили обеспокоенность за рисунок. Латиф заверил, что в Азербайджане женщин с большими сиськами любят, учёные скоро вернутся и откопают даму целиком.

Возле скал, на открытом пространстве, имеются выдолбленные чашечные углубления. Это такая древняя посуда, предназначенная для сбора дождевой воды, для жертвенной крови и приготовления пищи. Очень красивый вид с гобустанских скал открывается на лежащую внизу низменность и на синеющий вдали Каспий.

Возвращаемся назад в сторону Баку. По дороге вдоль моря встречаются развалины нефтяных качалок. Рыбаки на море просматривают из лодок свои сети. Но самое главное солнце! За 4 дня на небе не пробежало ни единой тучки, вот уж действительно «солнечный Азербайджан».

На обед Заур привозит нас в посёлок Приморский, в ресторан Хазри, на берегу моря. Угощаемся свежей и соответственно дорогой осетриной, и движемся дальше, мимо выросших на побережье пляжных отелей. Наша цель Апшеронский полуостров.

Взял как-то, раз ходжа Насреддин в руки лопату и стал копать. Сосед спросил, что он делает. «Как быть с землёй, сваленной после ремонта посреди улицы? Я хочу весь этот мусор закопать сюда», - прозвучал ответ. «Хорошо, - сказал сосед, - но что ты будешь делать с той землёй, которую ты выкапываешь из ямы?» Услышав это, ходжа рассердился: «Ну знаешь, в такие тонкости я не вникаю».

Какое-то время петляем по столичным улочкам, постепенно выбираясь из города. Застройка становится всё ниже, переходя в частный сектор, где шикарные особняки, словно играя в шашки, чередуются с хибарами. Унылые постройки побеждают, и далее, вместо дорогих домов, трущобы чередуются с нефтяными качалками.

Первая остановка в местечке Анардах. Здесь в овраге, уже много лет, горит выходящий из земли огонь. Рядом поставлены скамейки для желающих отдохнуть, глядя на огонь. Говорят, зимой и ночью зрелище фантастическое. Гуны, руссы, Марко Поло, Афанасий Никитин, кто только не описывал подобное апшеронское горение. Нефти и газа на полуострове много. Воздух весьма тяжёл, Лена жалуется на головную боль. Наверно правильнее поджигать выходящий на поверхность газ, чем дышать им.

На Апшеронском полуострове 43 посёлка, проезжаем один из них. Со вчерашнего дня здесь остатки базара животных. Большой хороший баран стоит 60 манат. Остались нераспроданными зачуханные овечки, которых хозяева ещё надеются впарить. Побывавший в середине 20х годов прошлого века на Апшероне Горький описывал строящиеся посёлки нефтяников, где «каждый дом, молодец на свой образец». Пролетарский писатель восхищался палисадниками, ухоженными деревьями, цветами. Идея его восторгов в том, что царский режим не заботился о людях, а Советская власть дала возможность жить в нормальных условиях.

Апшерон считается одним из самых не благополучных в экологическом плане мест на планете. До сих пор увиденное вспоминаю с содроганьем.

Мы повернули с трассы в какие-то дворы, Заур объяснил, что так сокращается путь в замок Романе 1301г. Как после бомбёжки, разбитая дорога тянется вдоль не ухоженных домов. Через каждые 50 метров, словно специально отсчитывая расстояние, свалены груды мусора. Пользуясь мусорными кучами вместо ворот, здесь же, играют в футбол чумазые дети. Ни единого кустика, ни единого деревца во дворах. Женщина держит на руках годовалого ребёнка, а в 20 метрах от входа в её жилище, чих-пых, чих-пых – работает нефтяная качалка. В промежутках безрадостных строений можно наблюдать поля, с грязными лужами, утыканные нефтяными установками, а в небе, вместо птиц, летают целлофановые пакеты. Впечатление такое, будто находишься где-то в отсталой африканской стране. Или, жадные до прибыли, взбесились нефтяные качалки, восстали, окружили оставшихся на планете людей, загнав всех в гетто…

Мысли прерывает сценка, мужчины весело играют в карты на капоте машины. Почему бы им не заняться уборкой улицы? Латиф перехватил мой взгляд, ему явно неудобно. Я представляю, какое впечатление остаётся у тех, кто приезжая в Азербайджан, кружит только по Апшерону.

Наконец мы у замка-крепости в селении Романа. Латиф пытается рассказать про Апшеронских феодалов, про нападения врагов, но перебить впечатление от мусора не получается. Я поворачиваю взгляд от замка на закат. Солнце готовится продраться сквозь строй качалок и нефтяных луж. Теперь я понимаю откуда на нём чёрные пятна.

Движемся вдоль трассы на аэропорт. Богатые коттеджи купаются в хвойном великолепии, словно нет бардака рядом, в трёхстах метрах. Далее, переезжая по мосту, через шоссе, попадаем в пробку. Полицейский остановил движение. Под нами, ревя мигалками, проносится кортеж президента. Говорят, пару лет назад сам Ильхам Алиев попал в Баку в пробку, и снял за это начальника ГАИ. Сегодня в Азербайджане состоялись партийные выборы. Кто выиграл, спрашивать не стоит, но думаю, апшеронский мусор непобедим.

В посёлке Амираджан, среди хаотичной застройки, тянутся в небо, высотою 42 метра, два минарета мечети. Построил мечеть в начале прошлого века богатый человек, Муртаза Мухтаров, похороненный здесь же в 1924г. Снимая обувь, заходим внутрь. В главном зале, при входе лежат, похожие на фишки казино пластины – это мёхёль. Во время молитвы пластинку кладут на ковёр, её нужно коснуться лбом, она символизирует святую землю. По количеству пластинок можно определить, что число молящихся здесь не велико.

Амираджан примыкает к Сураханам, граница весьма условна. Точно такие же одноэтажные домики, магазинчики, таксисты на Жигулях. Но это на первый взгляд, для местных существуют незримые границы. В Сураханах проживают таты и иранцы. Знамениты Сураханы на весь мир храмом огнепоклонников, в путевых заметках его упоминают Дюма, Чехов, Менделеев. В современном виде храм, или точнее культовый комплекс, сложился не ранее 18 века, возникнув на освящённом традицией месте, издавна славившемся своими «вечными огнями». Возможно, что именно этот район и имели в виду гунны. Они упоминают вздымавшееся пламя, которое привлекло их, когда они возвращались прибрежным путём после одного из набегов на Персию.

Через ворота с башенкой заходим на территорию комплекса. Неправильный пятиугольник внутреннего двора окружён стеной, с небольшими зубьями, к ней пристроены 26 разноплановых келий. В центре двора само святилище – квадратный павильон с луковицеобразным куполом, под которым горит, в наше время уже искусственный огонь. Павильон имеет с четырёх сторон проёмы, благодаря которым колыхающееся пламя, предмет поклонения, видно со всех сторон. На углах рядом с куполом пристроены трубы, служившие для выхода газа. Когда-то огонь сам вырывался из земли, на этом месте и построили храм. Очень тяжело представить, как это происходило, ведь огонь горел постоянно, температура зашкаливала, а нужно было класть плиты…

Уже в ранних упоминаниях памятник именуется Атешгях, то есть священное место гебров – персов-огнепоклонников. Принятие Ислама на территории Азербайджана привело священное место в запустение. Позже, купцы индусы-огнепоклонники узнали о здешних чудесах и сообщили своим единоверцам на родине. В описаниях 17-18 веков среди обитателей келий упоминаются только индусы, построившие храм и создавшие здесь маленькую колонию. Во второй половине 18 века, по одной версии, сдвинулась плита земной коры, по другой, более логичной, газ стали добывать промышленным способом, и выходить из земли он перестал. Индусы после этого вернулись на родину.

(Вообще вера огнепоклонников довольно сурова. Так например спасавшийся от нашествия монголов Саади, тот который по версии Есенина «целовал лишь только в грудь», пришёл в Индию и попал примерно в такой монастырь. Там он вынужден был, спасая жизнь, выдать себя за огнепоклонника. Позже Саади бежал из монастыря, убив охранника).

Красочные описания Березина и рисунки Гагарина помогли воссоздать атмосферу 17-18 века. В кельях комплекса Атешгях представлены манекены отшельников-индусов, страдающих от самоистязания и аскетического образа жизни. Впечатление от фигур довольно сильное, помогающее понять реальную картину. И эти страсти происходили, когда вера огнепоклонников уже почти ушла. Что же творилось во времена её рассвета?

Гид и водитель доставляют нас в аэропорт. Сердечно прощаемся с ребятами, большое спасибо им за приём! Сотрудник охраны аэропорта пропускает меня, в порядке исключения, с банками варенья на борт самолёта. Четыре дня в Азербайджане пролетели как мгновенье. Жаль, что не удалось попасть в Гянджу, в Казах, в Ленкорань…. Интересных мест здесь много, а значит, есть повод вернуться через некоторое время.




МАКСИМ ЕРШОВ

Ссылки по теме: