ГЕОГРАФИЯ - GEOGRAFIA

Главная страница Информация по странам.

"ДЖИБУТИ - ГЕОГРАФИЯ, ИСТОРИЯ, НАСЕЛЕНИЕ".

Автор: П.Данилов.


ГЕОГРАФИЯ ДЖИБУТИ.

В Северо-Восточной Африке, в районе так называемого Африканского Рога, между 12° 41' и 11° с. ш., т. е. на полпути между экватором и тропиком Рака, и 41° 45' и 43° 15' в. д., расположено небольшое государство — Республика Джибути.

Что же означает слово «Джибути»? Существует несколько версий его происхождения. Согласно одной из легенд племен исса, в далекие времена некое чудовище угрожало местным народностям. Объединившись, они убили его. На языке этого племени «джоб» означает «побежденное», «буди» — чудовище, а «Джибути» является, таким образом, местом, где было побеждено это чудовище. Другая легенда рассказывает, что время от времени в этих местах появляется огромный призрак печальной женщины, сокрушающейся по поводу трудной судьбы местных жителей, зовут ее Бути, а «джоб» означает «скорбь». Еще одно объяснение связывают с афарским (афары — народ, проживающий на севере страны) словом «габод», т. е. плетеное блюдо, на которое походят коралловые плато, расположенные вблизи побережья, где и в наши дни находится местечко под названием Габоде. Четвертая версия утверждает, что название пошло от арабского слова «габути», в переводе означающего «лодка подходит к берегу». Афары слово «джибути» переводят как «котелок, который кипит», подчеркивая тем самым чрезвычайно жаркий климат их страны.

Территория государства занимает 23 тыс. км2. При общей численности населения 456 тыс. чел. (1986 г.) около 200 тыс. чел. проживает непосредственно в самой столице. Несмотря на небольшие размеры территории, Республика Джибути является многонациональным государством. Север страны заселен афарскими племенами, а в южных районах проживают представители различных племен сомалийской народности. Простираясь с севера на юг и с востока на запад на 170— 175 км, Республика Джибути на севере и западе граничит с Эфиопией, а на юго-востоке с Сомали. От Аравийского полуострова она отделяется Баб-эль-Мандебским проливом («Ворота слез») и Аденским заливом. Протяженность сухопутных границ 520 км, морского побережья 370 км.

Своеобразна природа Джибути. Иногда говорят, что страна расположена на границе моря и пустыни.
Находясь у входа в Красное море, страна занимает важное стратегическое положение на стыке Африки и Азии, у одного из главнейших мировых морских путей, связывающего Европу со странами Африки, Персидского залива и Азии. По этой причине экономическим ядром Джибути является ее морской порт. Расположенный на выходе из Красного моря в Индийский океан, он хорошо известен морякам многих стран. Вокруг морского порта, примыкающих к нему аэропорта и железной дороги Джибути—Аддис-Абеба складывается вся экономическая жизнь страны. На долю транспорта, сферы услуг, внутренней и внешней торговли приходится 77,8% валового внутреннего продукта.

Главой государства и правительства является президент. Высший орган законодательной власти — Национальное собрание.
Государственные языки — французский и арабский. На французском языке ведутся делопроизводство и обучение во всех школах и в других учебных заведениях. С 1979 г. в качестве обязательного преподается арабский язык, но широкого распространения среди коренного населения он пока не получил. Местные языки — сомалийский и афарский, являющиеся основными в общении коренного населения, передаются устно из поколения в поколение. В школах они не изучаются.

Провозглашение независимости Республики Джибути состоялось 27 июня 1977 г. В этот день, ставший национальным праздником страны, были сброшены на землю флаги бывшей метрополии — Франции и вместо них поднят государственный флаг Республики Джибути, представляющий собой прямоугольное полотнище, состоящее из трех цветов. Голубой цвет символизирует голубизну моря и неба, зеленый — блага земли, белый — символ мира и спокойствия. Девиз Республики — «Единство. Равенство. Мир».

Вступив в сентябре 1977 г. в ООН и став, таким образом, 148-м членом этой организации, Республика Джибути вошла в ряд ее специализированных комиссий, активно участвует в работе основных африканских региональных организаций. Особое значение руководство страны придает участию в Организации африканского единства и Лиге арабских государств. Республика признана большинством государств земного шара. Дипломатические отношения с СССР установлены 3 апреля 1978 г. Джибути высоко оценивает советские инициативы, направленные па упрочение мира, оздоровление международной обстановки, на полную и поэтапную ликвидацию ядерного оружия к 2000 г., других средств массового уничтожения, выступает за укрепление мира и международной безопасности, проводит политику добрососедства и невмешательства во внутренние дела других государств.

Территория Джибути находится в центре зоны тектонических разломов (рифта) между двумя континентами — Азией и Африкой. Она полностью расположена в пределах Афарской депрессии Восточно-Африканской рифтовой системы и на точке пересечения трех крупных тектонических систем — Африканского рифта, рифта Красного моря и впадины Красного моря. Береговая линия Джибути отличается слабой расчлененностью. Единственный крупный залив — Таджурский. Будучи продолжением Аденского залива, он вдается вглубь территории на 58 км и, постепенно сужаясь, замыкается бухтой Губет-аль-Хараб, что в переводе означает «бездна дьявола». Среди местных жителей эта бухта, отделенная от залива горловиной шириной 750 м, пользуется весьма дурной славой. Рассказывают, что когда-то на ее месте совершенно неожиданно возникла огромная гора, которая быстро исчезла в водной бездне, и с тех пор всех, кто входит в воды Губет-аль-Хараба, демоны утаскивают на дно. В центре бухты находится небольшой островок, яв­ляющийся вершиной потухшего подводного вулкана.

Специалисты утверждают, что когда-то район Африканского Рога был дном океана, но затем суша поднялась, образовались горы, и в настоящее время для рельефа Джибути характерно чередование горных массивов с низкими лавовыми плато, увенчанными конусами потухших вулканов, но по краям Афарской тектонической впадины есть и действующие — Алу, Габули, Аммуна и др. На южном побережье Таджурского залива на высоту до 756 м поднимаются Артенские горы. Наиболее же гористой является северная часть. Горная гряда, включающая массивы Года и Мабла, протянулась вдоль северного побережья Таджурского залива. В этих местах находится наивысшая точка страны — гора Муса-Али. Ее высота 2022 м над уровнем моря.

Поднимающуюся до 1775 м над уровнем моря возвышенность Года как бы зеленой шапкой покрывает лес Дай — единственное в стране место, имеющее вечнозеленую растительность. Этот лес, объявленный национальным заповедником, примечателен тем, что является реликтом тех лесов, которые некогда покрывали Сахару и Аравийский полуостров.

Лес Дай известен и своими святыми местами, куда на могилы умерших в древности мусульманских праведников совершают паломничество мусульмане не только из Джибути, но и из Эфиопии, Сомали и стран Аравийского полуострова. Воздух в лесу чистый, относительно прохладный, здесь чаще, чем в других районах, выпадают осадки, обильны росы, приносимые туманами, поэтому не случайно местные жители говорят, что Дай «питается облаками». Дай является и местом отдыха. В нем построена небольшая и уютная гостиница, где можно остановиться на ночлег.

К северо-востоку от массива Года протянулся менее высокий горный массив Мабла, его наивысшая точка находится на высоте 1380 м над уровнем моря. К востоку от него до самого западного побережья Баб-эль-Мандебского пролива простирается обширная полупустынная равнина. На юго-востоке массив Года постепенно опускается и наконец замыкается бухтой Губет-аль-Хараб.

На северо-западе от Губет-аль-Хараба, в районе так называемой Афарской депрессии, расположено озеро Ассаль. Его водное зеркало находится на 153 м ниже уровня Мирового океана. Питается оно солеными термальными источниками, поэтому содержание солей в его воде достигает 350 г/л. Под воздействием солнца вода быстро испаряется, а соль осаждается у берега. Ее отложения, перемешанные с гипсом, ослепительно сверкают под ярким африканским солнцем вдоль всего побережья озера. С незапамятных времен сюда за солью прибывают на верблюдах кочевники.

Согласно теории тектоники плит, поверхность Земли образована некоторым количеством твердых плит, т. е. блоков толщиной в сотню километров и площадью до нескольких миллионов квадратных километров, которые постепенно смещаются по отношению друг к другу. В результате раздвижения континентов, в данном случае очень медленного смещения (в среднем на 2 см в год) тектонических плит Африки и Аравии, сопровождаемого незначительной силы сейсмическими толчками, идет процесс опускания берега Африканского Рога, специалисты полагают, что примерно через 100 млн лет Африка будет находиться от Аравии на расстоянии от 500 до 1000 км.

Ученые считают, что перешеек между озером Ас- саль и таинственной губой Губет-аль-Хараб, будучи составной частью Афарской депрессии, является местом сочленения трех частей рифта, где толщина земной коры не превышает 5 км против 30 км в среднем на континентах. С этим связана возрастающая теллурическая и вулканическая активность района перешейка, а также повышенная сейсмичность всей территории Джибути. Наиболее крупные землетрясения имели место в 1913, 1931, 1944, 1965, 1973, 1978, 1979 и 1983 гг. Мелкие толчки ощущаются постоянно, и в среднем в день регистрируется около 10 микроземлетрясений.

Сейсмические толчки, продолжавшиеся в ноябре 1978 г. на территории Джибути в течение целой недели, стали предвестниками рождения нового вулкана. Температура его лавы составляла 1100°. Этот вулкан, получивший название Ардукоба, находится в 70 км к востоку от столицы, между озером Ассаль и бухтой Губет-аль-Хараб. Его высота составляет 40 м, а кратер достигает 30 м в диаметре. Хотя сам вулкан потух, в 2—3 км от него отмечаются выходы горячего пара.

Рельеф юга страны представляет собой сочетание параллельных равнин, разделенных плато. Самая обширная из них — равнина Ханле, протянувшаяся на 35 км в длину и на 20 км в ширину, южнее лежит равнина Гобаад, а восточнее — Гагаде. В западной части этого района находится озеро Аббе, на побережье которого имеются запасы известняка. Здесь можно увидеть розовых фламинго. Эти районы очень благоприятны для ведения кочевого скотоводства.

Резкого различия в рельефе юга и севера страны не наблюдается. Стоит удалиться на 5— 6 км от моря и вы окажетесь в каменистой и знойной пустыне. Повсюду видны бурые, серые и красные склоны возвышенностей и гор, серые и черные пространства плоскогорий, конусы потухших вулканов, причем в кратерах многих из них можно увидеть еще по 3— 4 конуса более мелких вулканов, а в низинах протянулись каменистые вади — пересохшие русла рек, вдоль которых с декабря по март наблюдается довольно обильная зеленая растительность. В апреле трава уже выгорает и лишь редкий кустарник с опавшими листьями напоминает о том, что и в этих местах есть зеленая растительность. Гористый рельеф местности, где впадины чередуются с горами, затрудняет сообщение между районами. Основным средством для перевозки грузов в глубинных районах остаются верблюды, а до некоторых населенных пунктов можно добраться только пешком. Положение осложняется тем, что на большей части территории страны огромное количество больших и мелких камней. Их столько, что по полям опасно ходить. На пути часто встречаются расщелины длиной до 4— 5 км и от 50 до 100 м в ширину и глубину, что, естественно, затрудняет передвижение на всех видах транспорта.

В Республике Джибути нет ни одной постоянно текущей реки. Кочевники не случайно говорят, что вода для них ценнее молока. И одна из бед этой страны — огромный дефицит пресной воды. Круглый год водоток отмечается лишь в нескольких ручьях, спускающихся с плато Дай по восточному склону гор Года. Ширина этих ручейков, вытекающих прямо из склонов гор, не превышает 20 см, а глубина в среднем 2— 5 см.

Крупные водотоки образуются на весьма короткое время лишь в период дождей. В стране отмечаются два основных водосборных бассейна, которые разделяются горными массивами по линии Али-Сабие — Ранда. В восточных районах воды текут в сторону Индийского океана и довольно часто доходят до Аденского и Таджурского заливов или до Баб-эль-Мандебского пролива. Воды, стекающие в западном направлении, постепенно как бы теряются на равнинах, не доходя до озер Ассаль и Аббе. Воды этих озер, так же как и Таджурского залива, перенасыщены солями и поэтому непригодны для бытовых и сельскохозяйственных нужд.

Однако пресная вода в Джибути есть, и ее много, но она находится под землей, порой на очень большой глубине. Под большей частью крупнейших вади имеются постоянные водотоки, что облегчает поиск воды, дает возможность рыть колодцы и таким образом получать крайне необходимую для людей и скота воду. В Джибути колодец представляет собой скважину глубиной от 50 см до 50 м и диаметром от 1 до 1,5 м с выложенными неотесанным камнем или бетонированными стенами, на дне которой собирается пресная (в приморских районах немного солоноватая и как бы чуть подогретая) вода. Около колодцев часто стоят бетонированные резервуары для хранения воды, от которых к огородам и садам прокладывают бетонированные желоба, а это уже существенно облегчает труд земледельцев при поливе выращиваемых ими овощей и фруктов.

Артезианские бассейны на территории Джибути находятся на значительной глубине (от 60 до 180 м), что весьма затрудняет не только поиск, но и подъем воды на поверхность. В значительной степени обеспеченность водой зависит и от количества выпадаемых осадков.

Климат Джибути — тропический, сухой, один из самых жарких на земном шаре. На его формирование оказывает воздействие не только географическое по­ложение страны, но и постоянно дующие в этом районе со скоростью 36— 60 км в час ветры — пассаты. Это хамсин, или, как его еще здесь называют, «ветер 50 дней». Он дует, как правило, в зимние месяцы. Массы воздуха, поступающие с юго-востока Азии, проходя на своем пути Пакистан, Иран и Аравийский полуостров, теряют свою влажность и в Джибути приносят сухость, а нередко песчаную пыль, которой они насыщаются, проходя Аравийский полуостров. Эта пыль долго держится в воздухе, образуя как бы сероватый туман, и, существенно ограничивая видимость, препятствует движению на дорогах и создает трудности для морских судов и рыбаков.

Другой пассат — саба дует в летние месяцы с юго- запада. Зарождаясь в районе Гвинейского залива, этот влажный ветер приносит большое количество осадков в горы Эфиопии, а в Джибути приходит совершенно сухим. Иногда дует относительно прохладный восточный ветер, приносящий незначительные осадки, которые на территории Джибути выпадают в виде моросящих, а иногда и проливных дождей. Порой отмечаются северные и южные ветры. Но они очень редки и существенного влияния на формирование климата не оказывают.

Условно в стране выделяются два сезона — жаркий и мягкий. Жаркий период длится с июня по август, а мягкий — с октября по апрель. Июль — самый жаркий месяц. Его средняя максимальная температура -41° С, а в отдельных пустынных местах ртутный столбик поднимается до отметки +54° С при средней относительной влажности 57,2%.

Наибольший зной приходится на период с 12 до 16 ч. На это время в городе вымирают улицы, закрываются магазины, учреждения и конторы, прекращают работу многие предприятия и сельскохозяйственные рабочие. Укрываются от солнца скотоводы. С его заходом понижается температура воздуха, но ниже +30 не опускается, несколько спадает духота. Вновь возобновляется жизнь. Открываются магазины, рестораны, бары. Начинают функционировать кинотеатры. С наступлением вечерней прохлады выходят из своих жилищ кочевники, разводят костры и готовят на них пищу.

Наиболее жарким и засушливым районом считается занимающая всю северную часть страны Данакильская пустыня, где среднегодовая температура составляет +46° С. Многие географы полагают, что именно в этом месте находится полюс жары всего земного шара. Самыми прохладными являются декабрь и январь. Среднемесячная максимальная температура в этот период составляет +28,7° в декабре и +27,7° в январе, а минимальная — +23,9° в декабре и +22,8° в январе. Влажность воздуха в эти месяцы поднимается до 76—79%.

Май и сентябрь считаются переходными, поскольку происходит смена направления ветров. Чаще, чем в другое время, отмечается безветрие, что в народе на­зывают мертвым штилем. В эти месяцы, особенно вечерами, сильнее ощущается влажность, хотя она и не так велика — 78,8% в мае и 72,2% в сентябре. Самая высокая влажность отмечается в марте — 81,7%, но при средней максимальной температуре воздуха +29,3° она почти не чувствуется. Воздух в Джибути большую часть времени чистый и прозрачный. В горах Года и Мабла климат значительно суше, а температура воздуха намного ниже, чем на равнинах. В отдельных горных районах в прохладные месяцы года, или в так называемый мягкий сезон, температура воздуха опускается до +9° С.

Дожди в Джибути редки и нерегулярны. В среднем на ее территории отмечается 26— 30 дождливых дней в году. В большинстве своем они приходятся на март и ноябрь. Количество осадков зависит от географического положения района и его высоты над уровнем моря. В обычный климатический год над большей частью территории выпадает 100— 150 мм осадков. В засушливые годы их количество не превышает 50 мм. За последние 55 лет максимальный уровень осадков достигал 300 мм в год, более стабильные осадки, т. е. в среднем 500 мм в год, наблюдаются в массивах Года и Мабла.

Во время дождей быстро наполняются водой пересохшие русла рек, или, как их здесь называют, вади. Увеличивается количество воды в колодцах. На полях, в долинах и горах появляется трава, более зелеными становятся деревья. Дожди радуют джибутийцев, особенно скотоводов и земледельцев. Но случаются и внезапные ливни, когда в течение только одних суток на землю выпадает свыше 100 мм осадков. Они, правда, редки. Всего три-четыре раза в год. В западных районах такие ливни, как правило, бывают в феврале-марте, а в восточных — в октябре—ноябре. Продолжаясь в среднем от одного до трех дней, они выбрасывают на землю громадное количество воды, достигающее порой 3,6 млн м3. Скатываясь с гор, бурные потоки воды быстро заполняют вади, затопляют дороги, уносят с собой все, что встречается па пути. Очень часто можно видеть, как в таком потоке изо всех сил барахтается овца или коза, а люди не отваживаются прийти на помощь, опасаясь, что этот поток унесет и их. Парадокс, но страна, постоянно страдающая от засухи, подвергается и наводнениям, иногда наносящим большой урон национальной экономике.

Высокие в целом по стране температуры воздуха в сочетании с небольшим количеством осадков и отсутствием постоянных водотоков предопределяют полу­пустынный и пустынный характер местности. В стране из-за преобладания глинистых и скальных грунтов, а также сильной засоленности почв имеется несколько пустынных зон, лишенных какого-либо растительного покрова. Если верить рассказам некоторых туристов, то территория этой страны представляет собой обшир­ную пустыню, «пересечь которую, не оставив завещания, не решается даже шакал», а местные жители говорят, что для Джибути характерен лунный пейзаж.

Да, сурова природа этого края. Но в нем есть и благоприятные для обитания человека места. Они, как правило, простираются узкой полосой, шириной до 5— 6 км, вдоль Таджурского и Аденского заливов и Баб-эль-Мандебского пролива. Вечнозелеными являются горные районы, берега озера Аббе и некоторые другие места, где растительность представлена более чем 700 видами деревьев, кустарников и трав, множеством неизвестных нам лишайников, мхов и грибов.

Причем для каждой почвы и микроклиматической зоны характерен свой зеленый покров. На аллювиальных равнинах полупустынных районов произрастают прежде всего злаковые травы. На низких местах базальтовых и риолитовых зон типичными растениями являются различные виды акаций и лианообразных. В горных районах растительный мир разнообразнее и богаче. В горах Года, например, насчитывается около 20 видов древовидных растений. На плато Дай и его продолжении до хребта Года произрастают можжевеловое дерево, туя, мимоза, фикус, дикое оливковое дерево, самшит, драцена. Этот прекрасный и богатый растительностью район объявлен национальным парком страны, и в нем создан хороший растительный заповедник. В горах Мабла лес значительно беднее, занимает меньшую площадь и состоит в основном из искривленных деревьев высотой 5— 6 м, обросших лишайниками.

В западной части равнины Ханле, в горах Года и в некоторых других местах встречается пальма дум. Ее древесина используется для изготовления сосудов, а листья, изрезанные на мелкие полоски,— для плетения циновок. Сок этих пальм хорошо утоляет жажду. Поскольку пальма дум является исчезающим видом, джибутийцы принимают меры по ее охране и расширению плантаций. С 1973 г. запрещен сбор ее сока, регламентирована рубка стволов.

В заболоченных местах произрастает большое количество злаковых и тростниковых растений. Они являются удобным укрытием для обитающих среди них животных и птиц. В прибрежной зоне, в частности на севере страны, а также на островах Муша и Маскали раскинулись мангровые леса. Многие виды растений довольно широко используются местным населением в хозяйственных целях. Из агавы — сансевьеры, например, вьют веревки.

Животный мир Джибути еще недостаточно исследован. Можно предположить, что когда-то он был весьма разнообразным, но сейчас в значительной степени уже истреблен. На территории страны давно нет ни одного льва. Редко можно увидеть каракола — степную рысь. На юго-западе Джибути осталось несколько гепардов, а в горах Года и Мабла еще сохранились пантеры. Хотя и их осталось очень мало. Мелкие хищники представлены медоедами, многочисленными видами лангуст и трупоядными млекопитающими, особенно гиенами, которые, так же как и шакалы, распространены во многих районах. Наибольшее зло людям, особенно скотоводам, приносят шакалы. Нападая на молодых козлят и ягнят, они доставляют много хлопот кочевникам. Чтобы уберечь мелкий рогатый скот от хищников, афары, например, строят небольшие, но крепкие каменные сооружения высотой до 1 м, куда на ночь загоняют молодняк, а днем сами охраняют животных от нападения шакалов.

Учет млекопитающих животных до конца еще не произведен, но уже сейчас известно около 20 их видов, среди них два вида обезьян, пантеры, антилопы сасса, которые особенно в большом количестве обитают в горном массиве Года. Во многих местах попадаются газели и антилопы — от редкого вида куду до карликовых. Встречаются бородавочники (дикие африканские кабаны), сахарские лисицы. Разнообразен мир пресмыкающихся, особенно во внутренних районах. Здесь можно встретить питонов, кобр, гадюк, различных ящериц. В лесу Дай, например, был пойман варан, длина которого достигала 1,5 м.

Через территорию Джибути пролегает маршрут большого количества разнообразных видов перелетных птиц, особенно водоплавающих. Однако и местный мир птиц весьма разнообразен. В лесу Дай, например, встречаются такие, которых нет ни в каких других районах земного шара. Однако изучены они далеко не все — всего лишь менее 250 видов. Из пернатых наиболее распространены грифы, морские орлы, цапли, чибисы, пеликаны, дрофы. В западной части страны, севернее г. Обок, встречаются страусы, на озере Аббе — розовые фламинго. В степных районах, где растут различные виды акаций и трав, преобладают бегающие и зерноядные птицы. Среди них можно встретить ткачей, канареек, пиренейских рябчиков.

Все птицы, как правило, имеют красивое яркое оперение. Гнезда начинают вить в феврале— марте, причем самой разнообразной архитектуры. Входы в гнезда многие мелкие птицы делают не сверху и не сбоку, а снизу, чтобы защитить птенцов от солнца. Порой гнезда вьются на качающихся длинных и тонких ветках, что не дает возможности разного рода хищникам подбираться к птенцам. Некоторые виды более крупных птиц делают гнезда в углублениях отвесных скал, подобраться к которым практически невозможно.

В стране обитает множество малоизвестных бабочек и насекомых. Большое их разнообразие было выявлено в результате двух экспедиций, осуществленных в 1976 и 1982 гг. в лесу Дай. В настоящее время в этом лесу, по далеко не полным данным, насчитывается до 150 видов ночных бабочек и мотыльков, появляющихся в течение двух месяцев в году, и до 50 различных однодневных насекомых, которые, как полагают специалисты, наносят большой ущерб сельскому хозяйству.

Республику Джибути трудно представить без моря. К сожалению, сведения о ее морской флоре и фауне очень скудны, но с уверенностью можно сказать, что дары моря — огромное, пока не открытое богатство страны. В территориальных водах Джибути можно встретить не только все виды морской фауны и флоры, характерные для обширной зоны Красного моря, Индийского и Тихого океанов, но и такие, которые обитают в прибрежных водах только этой страны. Дело в том, что температура вод Красного моря, Аденского и Таджурского заливов весьма благоприятна для развития морской растительности, являющейся кормом для многих видов морской фауны. Острые запахи водорослей особенно явственно ощущаются при отливах. Обширные и великолепные коралловые образования со сложными и причудливыми разветвлениями в Таджурском и Аденском заливах представляют собой хорошие укрытия для мальков от нападения на них хищных рыб. Сами кораллы, к которым очень часто присасываются ярко-красные с наружной и сверкающие белизной с внутренней стороны актинии, служат к тому же кормом для многих рыб.

Если опуститься поглубже в воду, то можно увидеть не менее 20 видов рыб-бабочек и рыб-ангелов, обилие рыб, которые получили название «герцог». Много ставриды и несметное количество красивых, невероятных цветов и оттенков рыбок с яркой, ласкающей глаз окраской чешуи. Таких рыбок приятно иметь в домашнем аквариуме, но жить они могут только в воде из Таджурского залива.

В прибрежных водах водятся не только декоративные, но и промысловые рыбы: тунец, барракуда, мурена, вьюн, скат манта, меру, каранга и др. Многие из вылавливаемых рыб даже не имеют своего названия. Среди них много ядовитых, и в пищу их употреблять ни в коем случае нельзя. В открытом море и в Баб-эль-Мандебском проливе водятся акулы: голубая, леопардовая, тигровая и песчаная, кормилица и молот. Время от времени в водах появляются дюгони, или морские коровы. У самого побережья множество крабов. Совершенно свободно выходя на берег, они в случае опасности удивительно быстро убегают боком в море или же забиваются в вырытые ими в песке норы. Рыбаки вылавливают много креветок и лангустов.

К сожалению, в последние годы морская фауна подвергается массовому истреблению. Особый интерес для браконьеров представляют морские черепахи. Несмотря на то что охота на этих животных давно запрещена, блюда из черепашьего мяса можно отведать почти в любом ресторане, а на базаре всегда имеются в продаже черепашьи панцири. Начиная с 1985 г. правительством предпринимаются меры по сохранению морских богатств. В соответствии с декретом президента со дна залива не разрешается добывать кораллы, запрещена подводная охота. Законом охраняются такие редкие виды морской фауны, как кашалоты, дельфины. Строго регламентирована рыбная ловля, заниматься ею могут лишь официально зарегистрированные рыбаки, имеющие джибутийское гражданство, и рыболовецкие кооперативы. Рыбаки-любители должны приобретать лицензию. Улов строго ограничен и не должен превышать 10 рыб в день независимо от их размеров. Определенные места Таджурского залива превращены в заповедные зоны.

Любимым занятием местного населения является сбор осколков кораллов и ракушек, остающихся в большом количестве после отлива на дне Таджурского залива. Из маленьких ракушек особенно ценится каури. Обладая яйцевидной формой, блестящей и разнообразной пестрой окраской, каури в глубокой древности в странах бассейна Индийского и Тихого океанов и в Африке служили в качестве денег, а ныне из них делают ожерелья для продажи иностранным туристам. Сбором даров моря занимаются, как правило, мальчишки. Часами бродят они с соломенными сумками в руках, складывая в них все, что представляется им ценным.

Для обеспечения национальных интересов, сохранения природных ресурсов прилегающих к Джибути морских районов, а также с учетом важности рыбо­ловства для экономики ширина территориальных вод в соответствии с законом от 9 января 1979 г. определена в 12 морских миль. Согласно этому же закону установлена так называемая прилежащая зона шириной 24 морские мили. В этой зоне компетентные органы Республики Джибути имеют право осуществлять необходимый контроль в целях предотвращения и пресечения нарушения законов и таможенных правил на территории страны или в ее территориальных водах. В соответствии с международными нормами экономическая зона Джибути составляет 200 морских миль.

В своей экономической зоне, в том числе и на ее морском дне, государство обладает исключительным правом на охрану и эксплуатацию возобновляемых и невозобновляемых природных ресурсов. Рыбная ловля в коммерческих целях может осуществляться во всех трех зонах страны лишь с разрешения министерства сельского хозяйства.

Свободу судоходства, пролета самолетов, прокладки подводных телефонных кабелей и нефтепроводов в своей экономической зоне правительство Джибути обеспечивает всем государствам, но при условии соблюдения ее законодательства.

Признавая права других государств на обладание морскими ресурсами, закон подчеркивает, что границы территориальных вод, прилегающей и экономической зон Джибути с соседними государствами, берега которых соприкасаются с берегами Джибути или находятся напротив них, должны быть определены соответствующим соглашением с заинтересованными государствами. В случае отсутствия такого соглашения морские границы между соседними государствами, отмечается в законе, проходят на равном удалении от их берегов.

Хотя на территории Джибути никогда не проводилось систематической геологической разведки полезных ископаемых, специалисты считают, что ее подземные кладовые небогаты минеральными ресурсами, за исключением сырья, которое может быть использовано в качестве строительных материалов. Большие запасы глины и известняка, и к тому же высокого качества, находятся в районе Али-Сабие. У озера Ассаль имеется гипс. Крупное месторождение перлита расположено недалеко от губы Губет-аль-Хараб, в горном массиве Эжерлета. Залежи пемзы, пуццоланов и других горных пород, используемых в качестве наполнителей при производстве цемента и бетона, обнаружены как в южных, так и в северных районах страны. Неисчислимы запасы соли в Аденском и Таджурском заливах, в озерах Ассаль и Аббе. Громадные залежи каменной соли встречаются в горах, возвышающихся порой на несколько сот метров над уровнем моря. Найдены запасы меди и марганца, но они настолько малы, что их промышленная разработка признана нецелесообразной.

Одним из основных природных богатств Джибути являются геотермальные источники. Их выходы на поверхность отмечаются в районе между Таджурским за­ливом, губой Губет-аль-Хараб и озером Ассаль. Горячие источники, температура воды в которых достигает 70— 80° С па глубине 500 м и 200— 300° С на отметке 4000 м, пробиваясь на поверхность земли, несут с собой такой заряд тепловой энергии, что на них можно построить несколько электростанций. Причем в указанных районах эти запасы, по заключению специалистов, практически неисчерпаемы.

ИСТОРИЯ ДЖИБУТИ.

Дошедшие до нас письменные источники содержат весьма скудные сведения о прошлом народов Африканского Рога. В историческом плане этот район Африканского континента является наименее изученным. Установлено, однако, что территория Джибути и пограничных с ней государств была заселена еще в глубокой древности. Сохранившиеся во многих местах остатки оросительных систем свидетельствуют о том, что население этого района занималось поливным земледелием.

Известно, что начиная с X в. до н. э. на побережье Эритрейского моря основали свои торговые поселения финикийцы. В написанном в I в. н. э. неизвестным автором произведении «Знаменитое путешествие по Эритрейскому морю», служившем долгие годы путеводителем для мореплавателей, приводится подробный список портов, процветавших в ту эпоху. На Сомалийском побережье находились такие крупные населенные пункты, как Адулис, расположенный в заливе (или бухте) Зулла, который впоследствии стал называться Массауа, Авалитес — ныне Зейла, Малао — ныне Бербера, Мундус — ныне Репдер Хайс, Мосиллум — ныне Раз Хантара и, наконец, мыс Гардафуи, известный под названием мыс Ароматов. Упоминается также местечко Арзиное. Его точное местоположение пока не установлено. Полагают, что оно находилось где-то между Обоком и Асэбом.

Несомненно, что этот район Восточной Африки был известен древним египтянам, которые в 3— 1-м тысячелетии до н. э. называли его Страной Пунта и даже считали родиной некоторых своих богов, а поэтому называли его еще «землей богов» или «страной ладана». Корабли египетских коммерсантов прибывали в эти края в поисках золота, слоновой кости, ладана и ароматической смолы, использовавшейся ими при исполнении религиозных обрядов и бальзамировании умерших [10]. Греческие географы того времени в описании народов, окружавших греков, упоминали, в частности, «троглодитов», к которым они причисляли большинство кочевников, обитавших юго-восточнее Египта, а также «струпофагов», питавшихся страусами, и «акридофагов», употреблявших в пищу саранчу. К этой категории, по всей вероятности, они относили племена, населявшие Данакильскую пустыню. Начиная с III в. до н. э. на территорию нынешней Республики Джибути стали проникать индийские, греческие, персидские коммерсанты и арабы из Южной Аравии. Ведя торговлю, они оказывали большое влияние на формирование экономической жизни, культуры и языка местного населения. Известно, что в I— III вв. н. э. территория Джибути входила в состав Аксумского царства. Некоторые сведения по истории народов Африканского Рога содержатся в персидских и индийских исследованиях. Когда персидский царь Дарий I решил исследовать свою обширную империю, протянувшуюся от Египта до Индии, он снарядил большую морскую экспедицию с целью изучения возможностей развития торговых связей между этими двумя странами. Во время этой экспедиции персы вступили в контакт с жителями, проживавшими на побережье Красного моря и Индийского океана. Примерно тысячу лет спустя, т. е. в VI в. н. э., персы оккупировали Аравийский полуостров и через Йемен стали осуществлять торговлю с африканцами, проживавшими вдоль побережья Красного моря. Опубликовавший первую грамматику сомалийского языка лингвист Р. П. Лара-Жусс установил сходство между языками сомали и хинди. Он утверждал, что около г. Бербера имеются остатки храма хинди, и выдвинул гипотезу о существовавшем якобы в этом месте индийском поселении, жители которого постепенно перемешивались с местным населением. Это подтверждается еще и тем, что индийцы с незапамятных времен осуществляли торговлю с африканцами. В портах Красного моря и Аденского залива до наших дней существуют процветающие колонии «баниан» индийского происхождения. Греческий монах Космас Индикорлестес, побывавший в начале III в. н. э. в Эфиопии и Сомали, говорит о районе Африканского Рога как о Стране Зендж. Исключительно важным событием в истории народов Африканского Рога стало зарождение ислама. Возникнув в VII в. н. э. в Аравии, ислам, проповедниками которого на первых порах были мореплаватели, а затем и арабские коммерсанты, стал довольно быстро распространяться и в других странах. Начавшаяся в IX в. н. э. исламизация народов Восточно-Африканского побережья быстро охватила нынешние территории Судана, Джибути и Сомали. Благодаря проповеднической деятельности арабов население этого района довольно быстро восприняло новую религию, а исламизация, в свою очередь, способствовала объединению народов, населявших эти районы. С исламом, первоначально среди вождей, а затем и среди других групп населения, в обиход стал входить арабский язык, что создавало более благоприятные условия для различного рода контактов и торговых обменов. В IX в. н. э. территория Джибути попала под власть мусульманского королевства Ифат и входила в его состав до XIV в. Жители этого королевства, которое простиралось на запад от Индийского океана до эфиопской провинции Шоу, говорили на семитском языке. Его столица находилась на территории нынешнего Сомали, в г. Зейла, который благодаря своему морскому порту привлекал индийских и египетских купцов. Попытки распространения ислама па соседние эфиопские земли встретили противодействие со стороны их населения. На религиозной основе стало усиливаться существовавшее веками соперничество между мусульманами-кочевниками и более богатыми жителями Эфиопского нагорья, исповедовавшими древнее христианство. Стремясь навязать эфиопам мусульманскую веру, это королевство начиная с XIII в. вело непрерывные войны с соседней Эфиопией, но победы не добилось. Описывая в XIV в. жизнь народов Африканского Рога, арабский путешественник Ибн-Ватутах говорил о Зейле как о столице государства Берберии, территория которого простиралась от Зейлы до Могадишо. Это название сохранил до наших дней сомалийский порт Бербера, а египтяне и сейчас часто называют сомалийцев «барбаруи», т. е. жителями Берберы.

Постепенно на территории Африканского Рога и ряда других районов Восточной Африки сформировалось новое довольно сильное исламское королевство Адаль. Его административным и экономическим центром остался г. Зейла. Это королевство объединяло под своей властью народности афаров, сомали и харари. Наивысшего расцвета оно достигло в начале XVI в. при правителе Ахмеде Ибрахиме, которого называли «Великим». Располагая сильными мусульманскими формированиями из местного населения, а также опираясь на поддержку арабов и турков, оккупировавших перед этим Аравийский полуостров, Ахмед Ибрахим Великий, создав хорошо организованную армию, начал военные действия с соседней Эфиопией. Под ударами его войск эфиопы стали терпеть поражения. Их император Лебна-Денжел, сбежав в провинцию Тигре, обратился за помощью к Португалии. В ответ на эту просьбу португальцы направили к Африканскому берегу военную экспедицию под командованием Христофа да Гамы, сына знаменитого путешественника Васко да Гамы. В ходе вооруженной борьбы с португальцами и эфиопами Ахмед Ибрахим Великий был в 1542 г. убит. После смерти предводителя мусульмане в беспорядке отступили, оставив захваченные ими позиции, а вскоре это великое королевство распалось. Данакильцы, или афары, перешли под покровительство султаната Аусса, расположенного на берегах реки Ауше. Этот султанат, занимающий северо-западные районы Джибути и юго-восточные районы Эфиопии, существует и в наши дни. Сомалийцы сгруппировались вокруг городов Зейла и Бербера, и длительное время район, расположенный вблизи последнего, назывался Барбарией. Город Харэр обрел независимость, а Массауа стала турецкой вотчиной. К сожалению, история средних веков народов Африканского Рога, когда этот район находился в политической зависимости от Турции и Португалии, мало изучена. Тем не менее можно твердо сказать, что традиционно сложившаяся в виде султанатов политическая, экономическая и социальная структура у афаров оказалась довольно стабильной. Устойчивой оказалась и этническая группа исса.

Первые европейские путешественники и коммерсанты стали появляться в районе Африканского Рога в начале XVII в. Своей целью они ставили проникновение в далекую и загадочную Эфиопию, о неисчислимых богатствах которой в Европе ходили легенды. Но на их пути находился Египет, власти которого всячески препятствовали проникновению европейцев в район Красного моря, а поэтому путь из Европы к Африканскому Рогу и странам Персидского залива проходил через Атлантический и Индийский океаны. Территории нынешней Республики Джибути французские корабли достигли в 1708— 1710 гг., когда во время правления Людовика XIV был организован ряд экспедиций в целях вывоза аравийского кофе. В эти годы французские суда стали заходить и в воды Таджурского залива. Во французской литературе появились описания Африканского побережья Красного моря и Аденского залива.

Широкий интерес к странам Ближнего Востока и бассейна Красного моря западные державы стали проявлять в начале XIX в. Не желая ввязываться в конфликт с Египтом, Франция, Англия и Италия постепенно тем не менее все больше и больше устремляли свои взоры к Эфиопскому берегу, надеясь получить большие выгоды от торговли с Эфиопией, которая в те времена обладала значительным экономическим потенциалом. Английские, а затем французские и итальянские путешественники проникали сначала в соседние с Египтом районы Тигре, Амхара, Годжам. Доходили они и до провинции Шоа. Так, с февраля 1835 г. по март 1837 г. два молодых француза — Комбе и Тамисье совершили научное путешествие по северу Эфиопии. Путь их был нелегким. Продвижению европейцев вглубь континента препятствовали турки, господствовавшие во многих приморских городах Красного моря и Аденского залива, и египтяне, имевшие свои гарнизоны в Массауа, Зейле, Таджуре и Бербере. Таможенные пошлины в портах Массауа, Зейла, Бербера и Балхор, откуда начинался караванный путь в Эфиопию, были очень высокими. Дорого обходился провоз товаров на верблюдах.

Для обеспечения безопасности передвижения надо было нанимать охрану из представителей тех племен, по территории которых двигался караван. Обстановка была такой, что ни один европеец не решался направляться в сторону Эфиопии, не обеспечив всеми видами гарантий своей безопасности и сохранности перевози­мых им товаров, а это требовало не только денег, но и длительного, порой до года, времени на достижение соответствующих договоренностей с местными султанами и вождями племен.

В ход пускалось все: подкуп султанов и вождей племен, подписание с ними различного рода договоров и соглашений, часто не соблюдавшихся ни одной из сторон, разжигание межплеменных противоречий. Вместе с тем и местные мусульманские султаны, впрочем, как и эфиопские князья, довольно ловко использовали соперничество среди европейских пришельцев не только для того, чтобы получить максимум материальной выгоды, но и для того, чтобы упрочить свое политическое положение в регионе относительно других народов.

Особое внимание к Африканскому Рогу стало проявляться в связи с проектом строительства Суэцкого канала, поскольку через Красное море открывался наикратчайший путь из Европы в Эфиопию и в страны Среднего и Дальнего Востока. До определенного времени Франция не проявляла какого-либо серьезного интереса к району Красного моря, по после захвата Сайгона, Нумеа, а затем Тонкина она стала испытывать необходимость не только иметь наикратчайший путь к этим колониям, но и располагать на нем пунктами заправки топливом для судов, водой и продуктами питания для их экипажей. Экономические амбиции западных держав толкали их, таким образом, на захват огромных территорий в районе Красного моря.

Однако господствовавшие с XVI в. в городах Красноморского побережья арабы и турки требовали уважения их прав. Свою власть на афарские племена пыталась распространять и Эфиопия. Положение было таким, что одни султанаты платили дань императору Эфиопии, а другие — турецкому сюзерену. Вступив первыми из европейцев в начале XIX в. на Азиатское побережье Красного моря, англичане сразу же обратили свои взоры на Аравийский полуостров. Открыв в Адене в 1829 г. склад для хранения угля, они в 1839 г. оккупировали этот город и создали там свою военно-морскую базу. В противовес им французы решили закрепиться на противоположном берегу Красного моря. Первый представитель Франции Роше де Херикур, прибыв на территорию Джибути в июне 1839 г., обосновался в поселке Таджура, насчитывавшем в тот период 300 хижин, а затем с помощью местного султана достиг Эфиопии и вступил в контакт с королем Шоа Сахле Селлассие. Сахле Селлассие сердечно принял посланца Франции и передал с ним подарок королю Луи Филиппу. Когда но поручению своего короля, проявившего интерес к развитию торговых связей с Эфиопией, он в августе 1840 г. снова прибыл в Таджуру, то не встретил прежнего гостеприимства со стороны султана, поскольку в этом городе уже находились англичане [10]. Однако, несмотря на козни своих соперников, французы не только не отказались от мечты захватить Красноморское побережье Африки, но и, более того, в целях завоевания рынков и приобретения новых колониальных владений продолжали усиливать свою экспансию в этом районе земного шара.

Колониальные устремления западных держав наталкивались на противодействие России, стремившейся отстоять свои политические и экономические права в районе Черного моря, укрепить и расширить свои позиции на Балканах и в Закавказье. Столкновение интересов России, Англии, Франции, а также Турции особенно рельефно проявилось в те годы в Крыму и па Черном море. Пытаясь установить свой контроль над черноморскими проливами, вытеснить Россию с берегов Черного моря и полностью подчинить себе Турцию, Англия и Франция объединили свои усилия против России. Их союз и совместные действия в Крымской войне в 1853— 1856 гг. способствовали сглаживанию англо-французских противоречий на Ближнем Востоке и в Восточной Африке.

Окончание Крымской войны и начало строительства в 1856 г. Суэцкого канала вновь усилили политическую и экономическую борьбу между Англией и Францией, в которую вскоре включилась и Италия, за контроль над Красным морем и территориальный раздел Северо-Восточной Африки. Цель Франции состояла в том, чтобы как можно скорее захватить позиции в районе Красного моря и Аденского залива. Наряду с военными моряками активную роль в этой борьбе стали играть дипломаты. В 1856— 1859 гг. в Обок и Таджуру несколько раз приезжал французский консульский агент из Адена Генри Лямберт, который вел переговоры с местными султанами о приобретении для Франции части побережья Красного моря и Таджурского залива.

Исследуя эти места после гибели 4 июня 1859 г. Генри Лямберта, французский адмирал Флерио де Лянгл констатировал, что находящийся на южном выходе из Баб-эль-Мандебского пролива Обок располагает хорошей якорной стоянкой и большими запасами пресной воды. Такой вывод предопределил решение Франции обосноваться в Обоке. В соответствии с подписанным в Париже 11 марта 1862 г. с султанатами так называемого побережья Адаль — Рахейта, Таджуры и Гобаада — договором о мире и вечной дружбе Франция приобрела в Обоке порт, якорную стоянку и гавань с прилегающей зоной в 25 квадратных миль за 50,5 тыс. французских франков. Над Обоком был поднят французский флаг.

Давая в 1885 г. оценку этой уступке со стороны афарских султанатов, французский министр морского ведомства и колоний писал в своем докладе: «Благодаря своему великолепному рейду, географическому положению к югу от Абиссинии и на пути из Шоа к морю, а также своей близости к Баб-эль-Мандебскому проливу Обок оправдывает выбор, объектом которого он был». Этот выбор, кроме того, был обусловлен предусматриваемым в то время открытием Суэцкого канала, присутствием французских судов в Красном море и, наконец, перспективой привлечения к французскому владению части караванов, следующих от Обока в Таджуру, Зейлу и Берберу.

Значение этой территории резко возросло после открытия в 1869 г. Суэцкого канала, в результате чего Красное море превратилось в одно из важнейших звеньев кратчайшего морского пути, соединяющего Европу с Азией. Это усилило внимание Франции к Джибути, по в те годы эти края были неведомы для мореплавателей. Не было надежных морских карт. На пути следования отсутствовали пункты снабжения кораблей углем, а их экипажей продуктами питания и водой. Наиболее известным пунктом для французов оставался Обок. Поскольку он обладал хорошей якорной стоянкой и в нем можно было приобрести воду и мясо, этот город стал притягательным объектом. С 1872 г. в нем начали обосновываться отдельные коммерсанты, что вело к развитию здесь товарно-денежных отношений. В 1881 г. в Обоке были учреждены франко-эфиопская торговая компания и Морское навигационное общество. В 1882 г. было создано Французское общество Обока. Целью всех этих компаний и обществ была экономическая эксплуатация данного района, которая осуществлялась при самой активной поддержке самой Франции, наделившей эти компании и общества полномочиями государственных органов.

Караванным путем этим компаниям удалось достигнуть эфиопской провинции Шоа и в 188.5 г. установить с ней торговые связи. В обмен па огнестрельное оружие, металлы, ткани, рис, шелка, посуду эти компании закупали в эфиопских провинциях кофе, золото, камедь (растительный клей), слоновую кость, рога антилоп, кожи и шкуры, мед, кукурузу, перья страусов, живой скот и другие товары. Вслед за французскими в Обоке начали появляться и арабские предприятия. Одним из них стало основанное в 1885 г. общество Саида Кубеша, переведенное затем в г. Джибути.

Из перевалочного коммерческого пункта город стал постепенно превращаться в административный центр. В нем появились колониальные чиновники, начали возводиться военные укрепления. В официальных документах он стал называться французской колонией Обок. Опасаясь, что англичане смогут отказать в праве загрузки французских кораблей углем в порту Аден и тем самым прервут их путь в Тихий океан, правительство Франции создало в Обоке собственные склады угля и пункты для снабжения экипажей кораблей продовольствием и водой.

Обосновавшись на побережье Красного моря, Франция стала постепенно продвигаться в глубь континента. Назначенный в июне 1884 г. комендантом Обока французский государственный служащий Лягард сумел не только установить контакты с султанами Рахейты и Таджуры, но и быстро войти к ним в доверие. Султан Рахейты признал за Францией права, хотя и не без труда, на территорию до Думейры, уступленную его родственниками еще в 1862 г. В соответствии с подписанным 9 августа 1884 г. Лягардом соглашением с султаном Гобаада последний, не предоставляя в собственность Франции свою территорию, согласился принять ее протекторат и обязался оказывать содействие французам и пересекающим его страну французским караванам, обеспечивать им самые льготные условия при закупках и даже в приобретении собственности, рытье колодцев и осуществлении других работ.

Договор о передаче султаната Таджура под протекторат Франции был подписан 21 сентября 1884 г. В нем было записано, что отныне между султаном и Францией устанавливается вечная дружба. Султан «предоставляет свою страну Франции для того, чтобы она защитила ее от всякого иностранца». Подписывая этот договор, французское правительство, согласившись не изменять установленных в султанате законов, вынудило султана от его собственного имени и от имени его преемников принять обязательство помогать французам в строительстве домов и покупке земель, а также не подписывать без согласия администрации Обока договоров с какой-либо другой страной. За такую услугу французы обязались ежемесячно выплачивать в качестве пенсий 100 талеров султану и 80 талеров визирю.

Однако притязания Франции на земли этого протектората не закончились. 18 октября 1884 г. она навязала ему новый договор, в соответствии с которым султан Таджуры «уступил» Франции бухты Рос Али, Сагалло и Губет-аль-Хараб. В декабре 1884 г. владения Франции уже распространялись до территории, где в настоящее время раскинулся г. Джибути.

В марте 1885 г., подписав договор с вождями племен исса, Франция распространила свой протекторат на земли этих племен от бухты Губет-аль-Хараб до населенного пункта Амбадо, находящегося недалеко от г. Зейла. Однако, продвигаясь на юг, она вступила в конфронтацию с Англией, которая в течение 1884— 1886 гг. сумела подписать ряд договоров с вождями сомалийских племен и тем самым существенно расширила зону своих колониальных владений на Африканском Роге. Территориальные споры в этом районе земного шара между двумя империалистическими державами были урегулированы договором между Францией и Англией, подписанным в Лондоне 3 февраля 1888 г. Определенная этим же документом граница между двумя колониями является в настоящее время границей между Джибути и Сомали. Она проходит по прямой линии от г. Лояда до г. Джалело. Северная граница Джибути, проходящая от мыса Думейра на побережье Красного моря через вади Вейма до поселка Даддадо, была зафиксирована франкоитальянскими протоколами, подписанными в январе 1900 г. и в июле 1901 г.

Конвенцией, подписанной 20 марта 1897 г. императором Эфиопии Менеликом и губернатором Французского Берега Сомали, была установлена граница с Эфиопией. Уточненная в соответствии с франко-эфиопской конвенцией от 5 июня 1947 г., она проходит через Джалело, Рахам, г. Даген, Саблолу, Гобаад, Аироли, через берег озера Аббе, Мергаду, берег озера Алли, Даймоли, Адгено Марси, Эттагу, Рахейту, Думейру.

В эти же годы к контролю над красноморским торговым путем пыталась приобщиться и Россия. Снарядив под командованием атамана Ашинова 120 казаков, вооружив их пулеметами и винтовками, правительство Александра IIIнаправило этот отряд в район Красного моря, поставив перед ним задачу сначала основать русскую колонию неподалеку от г. Массауа, а затем дойти до эфиопской провинции Шоа.

Австрийский корабль, доставивший в район Африканского Рога казаков Ашинова, а вместе с ними 40 православных священников во главе с отцом Паи- сием и пять сестер милосердия, бросил 17 января 1889 г. якорь в Таджурском заливе. Выйдя около г. Таджура на берег и не встретив сопротивления со стороны французов, Ашинов и его спутники изменили план своих действий. Продолжая путь по Таджурскому заливу, они через несколько дней высадились в другом небольшом населенном пункте — Сагалло. Дальнейшее продвижение на запад по Таджурскому заливу и бухте Губет-аль-Хараб стало невозможным из-за их мелководья. Путь по суше был прегражден практически непроходимым нагорьем Года и Афарской депрессией, пересечь которую, как говорят афары, не решается даже шакал, не воздав молитвы. Не имея возможности идти в сторону Эфиопии, казаки обосновались в полуразрушенном, построенном в свое время египтянами форте, над которым 28 января 1889 г. подняли русский флаг, а Сагалло переименовали в Новую Москву.

Эта акция серьезно встревожила французов. Получив от своего агента из Обока сообщение о высадке русского отряда во французском владении, правительство Франции срочно направило к месту нахождения казаков два своих военных корабля. По преданию местных жителей, казаки не дрогнули перед французскими матросами, хотя силы сторон были неравными. Однако, видя, что в результате огня корабельной артиллерии льется кровь мирного населения и разрушаются их жилища, они решили прекратить сопротивление и сложили оружие. Доставленные затем французскими военными судами в Суэц, казаки были пересажены па русский военный корабль и возвращены в Россию. В ответ на дипломатический демарш французов правительство России дезавуировало Ашинова.

Таким образом, район Африканского Рога оказался поделенным между империалистическими державами. В дальнейшем, говоря словами В. II. Ленина, предстояли «лишь переделы, т. е. переход от одного „владельца“ к другому, а не от бесхозяйности к "хозяину".

Территориальный раздел Африканского Рога западные державы осуществляли за столом переговоров, проводя границы своих колониальных владений через известные населенные пункты, реки и озера. Забвению были преданы ранее подписанные ими договоры с афарскими султанами и вождями сомалийских племен. Совершенно не был принят во внимание этнический принцип. Так, территория сомалийских племен исса была разделена между Великобританией, Францией и Эфиопией. Афарский султанат Рахейта был поделен между Францией и Италией. Фактически был упразднен султанат Гобаад, а его султан низложен. Значительно были урезаны нрава султана Таджуры. Наиболее сильным ударом для местного населения стало то, что зоны их традиционных пастбищ оказались поделенными между двумя, а то и тремя государствами, что серьезно затруднило жизнь кочевников-скотоводов.

Установление французского колониального господства в Джибути, хотя и обусловило падение авторитета и влияния на местное население традиционных вождей, не привело, однако, к распаду ранее существовавших па этой территории мусульманских государственных объединений, в частности афарских султанатов. Отстаивая свои права, афары и исса оказывали порой довольно сильное сопротивление колонизаторам и таким образом препятствовали их продвижению в глубь континента. Пришельцы не чувствовали себя в безопасности даже в городах. Наибольшую ненависть к ним проявляли исса. Опасаясь нападений со стороны представителей этих племен, французы строили массивные каменные дома с железными дверями. Они вынуждены были постоянно иметь при себе огнестрельное оружие, а по ночам выставлять охрану около своих жилищ. Приступив к освоению территории, французы обнаружили, что глубина морского порта Обока не позволяет принимать крупнотоннажные суда. Караванный путь из Обока в Эфиопию через горные массивы Года и Мабла оказался трудным и длительным, а горный рельеф местности исключал строительство железной дороги в этом районе. Обнаружив в 1880 г. глубоководную и удобную бухту на южном побережье Таджурского залива около со­вершенно пустынного места, которое коренные жители называли Габути или Жибути, французы сразу же стали использовать ее для захода своих кораблей. Началось строительство морского порта. За моряками начиная с 1883 г. последовали и коммерсанты. Началось строительство города, в котором стали быстро открываться французские, греческие, армянские, индийские и арабские торговые фирмы и магазины. В 1888 г. из Обока в Джибути переехал губернатор колонии со всем своим управленческим аппаратом, а в 1892 г. новый город был официально объявлен административным центром колонии, получившей 20 мая 1896 г. название «Французский Берег Сомали (ФБС) и прилегающие территории». Ее политическим, административным н экономическим центром стал г. Джибути. В нем были учреждены иностранные консульские представительства, в том числе и России. Будучи расположенным на границе Красного моря и Индийского океана, город сразу же стал ключевым военно-стратегическим пунктом в этом районе земного шара. Учитывая это обстоятельство, Франция приступила к строительству в этом городе военно-морской базы, постепенно превращая его в плацдарм для завоевания восточноафриканских рынков. Поскольку транспортировка грузов на верблюдах между Аддис-Абебой и побережьем Индийского океана требовала длительного времени, обходилась слишком дорого, а объем товарооборота непрерывно возрастал, Эфиопия в марте 1894 г. согласилась на строительство совместно с Францией узкоколейной железной дороги от Джибути до Аддис-Абебы. После создания 7 августа 1896 г. Императорской компании эфиопских железных дорог развернулись исследовательские работы по трассе будущей железной дороги, а в 1898 г. началось ее строительство. В декабре 1902 г. она была доведена от Джибути до эфиопского города Дыре-Дауа. Испытывая недостаток финансовых и материальных ресурсов, эфиопы вынуждены были пойти на учреждение совместной с Францией железнодорожной компании. Созданная в 1909 г. франко-Эфиопская железнодорожная компания имела своей задачей завершение строительства дороги. Сооружалась она в довольно сложных геологических условиях. Достаточно отметить, что по трассе дороги пришлось построить 1355 мостов и 31 искусственное сооружение. Существенно замедлился ход работ с началом первой мировой войны. Поэтому до Аддис-Абебы железнодорожную колею удалось довести лишь в 1915 г. Ввод 7 июня 1917 г. железной дороги в эксплуатацию на всем ее протяжении от морского порта Джибути до Аддис-Абебы, удаленных друг от друга на 784 км, и открытие движения поездов по всей трассе еще больше закрепили положение Джибути в качестве ключевого военно-стратегического пункта в районе Красного моря и Африканского Рога. Для Эфиопии г. Джибути стал морскими воротами на побережье Индийского океана. Техническая инфраструктура порта создавалась с расчетом на приемку и быструю обработку крупных океанских судов. После захвата в конце XIX в. итальянцами Эритреи экономическое значение г. Джибути возросло еще больше, поскольку его порт стал единственной точкой, через которую осуществлялась внешняя торговля Эфиопии. В большом количестве стали поступать эфиопские овощи и фрукты и на рынок г. Джибути.

Вокруг морского порта, французской военно-морской базы и железной дороги начала формироваться экономическая структура этой колонии. Более быстрыми темпами стали развиваться торговля, сфера услуг для находившихся в этой колонии чиновников, военнослужащих, а также портовых и железнодорожных рабочих. Обосновавшаяся в Джибути Восточноафриканская компания сосредоточила в своих руках земельную собственность в районе Лжибути. Она контроли- повала большинство операций с недвижимой собственностью. Через свои филиалы - Морскую компанию Восточной Африки и Промышленное общество Джибути — эта компания осуществляла завоз в колонию угля и жидкого топлива, снабжение ими кораблей, проводила погрузо-разгрузочные работы в порту, снабжала город пресной водой. Для обеспечения овощами и фруктами французских и арабских колонистов у источников пресной воды было создано несколько садовоческих хозяйств.

Таким образом, в Джибути быстрыми темпами стали развиваться товарное хозяйство и товарно-денежные отношения, что способствовало постепенной ее ин­теграции в систему мирового капиталистического хозяйства и углублению зависимости от экономики метрополии. В колонии вошли в обращение французские франки, индийские рупии, талеры Марии Терезии, талеры Менелика, эфиопские и другие денежные знаки. Поскольку в 1911 г. французский банк Эндо-Шине стал осуществлять денежную эмиссию специально для Французского Берега Сомали, французский франк стал основной валютой в этой колонии.

Закрепившись в г. Джибути и вдоль железнодорожной трассы Джибути — Аддис-Абеба, французы стали постепенно продвигаться в глубь колонии. Под предло­гом подтверждения соглашения 1885 г. 31 августа 1917 г. Франция навязала вождям племен исса дополнительное соглашение, в соответствии с которым режим протектората был практически превращен в цессию (полная передача Франции прав на управление землями исса). Встречая, однако, сопротивление со стороны местного населения, французы смогли начать проникновение в глубинные районы лишь спустя 10 лет. В марте 1927 г. они, используя противоречия среди вождей афарских племен, ввели свой отряд, насчитывавший 60 солдат и офицеров, в г. Таджуру. В 1928 г. были учреждены французские административные посты в Диккиле и затем в Гобааде.

В целях привлечения на свою сторону местного населения французы открыли в Таджуре и Диккиле начальные школы и медицинские центры. С 1924 г. раз­вернулось строительство дорог. Начала развиваться полукустарная промышленность. Стали функционировать заводы по производству льда, безалкогольных напитков, различного рода консервов. В 1912 г. началась эксплуатация соляных копей. Французская компания «Де Салин дэ Джибути» организовала выпаривание соли из морской воды п ее экспорт в Эфиопию, Индию и Японию. В прибрежных районах стали развиваться рыболовство, добыча жемчуга, кораллов, разного рода ракушек. Однако основным занятием коренного населения продолжало оставаться отгонное скотоводство.


Начавшаяся в 1939 г. вторая мировая война развернулась и в районе Африканского Рога. В политическом экономическом и военном конфликте здесь столк­нулись три западные державы - Франция, Великобритания и захватившая Эфиопию Италия. На границе с Французским и Британским Сомали итальянцы сосре­доточили армию в 40 тыс. чел. Их боевые действия поддерживались несколькими эскадрильями бомбардировщиков и самолетов-разведчиков. Общая численность франко-английских вооруженных сил в этом регионе составляла 9 тыс. чел., из них 7 тыс. чел. приходилось на французов. У союзников практически отсутствовала авиация, что серьезно снижало боеспособность их войск. Перед реальностью итальянского вторжения военное командование Англии и Франции договорилось о совместных действиях против итальянских войск в случае, если они начнут боевые операции против французской и английской колоний. Однако п итальянцы не проявляли особой активности. Лишь в июне 1940 г. их войска предприняли несколько атак вдоль железной дороги в направлении Али-Сабие, которые были успешно отбиты союзными войсками.

В связи с капитуляцией Франции перед фашистской Германией командующий французскими войсками в этом регионе генерал Жентийом обратился 18 июня 1940 г. к своим офицерам и солдатам с призывом не складывать оружия и продолжать борьбу. В ответ на эти действия итальянцы подвергли бомбардировке г. Джибути, в результате которой пострадало мирное население. Погибло около 20 чел. гражданского населения.

Прибывший в Джибути 23 июля 1940 г. представитель правительства Виши генерал Жэрмэн имел задание сместить прежнего командующего французскими войсками. Административный совет колонии, проявив на первых порах сдержанность, высказался в поддержку правительства Виши при условии, что итальянцы не будут оккупировать г. Джибути и что в нем останутся французские войска. В этой ситуации генерал Жентийомм вместе с группой верных ему офицеров покинул Джибути и выехал в Британское Сомали, где присоединился к вооруженным силам «Свободной Франции» на Ближнем Востоке.

Военные действия итальянских войск против французов прекратились, но в связи с этим шагом колониальной администрации Джибути была подвергнута блокаде со стороны англичан. Отныне ни одно судно но могло зайти в ее порт. Продовольствие поступало только из Эфиопии, по его было недостаточно, чтобы прокормить всех проживавших в городе людей. В Джибути и других городах начался голод. Население стало их покидать и перебираться в Британское Сомали или в Южный Йемен.

Недовольство деятельностью администрации Виши нарастало изо дня в день. В сложившейся обстановке французская администрация вступила в контакты с англичанами с тем, чтобы начать переговоры о снятии блокады по чисто гуманным принципам, но этому воспротивился генерал де Голль. Он потребовал от англи­чан продолжать блокировать Джибути до тех пор, пока она не присоединится к «Свободной Франции». Пособники Виши вынуждены были капитулировать, и с 1 января 1943 г. управление колонии перешло в руки деголлевского представительства «Сражающейся Франции».

Вклад в общее дело разгрома фашизма внесли и джибутийские воины. В этой связи интересно отметить, что в июне 1916 г. из выходцев с Коморских островов, Французского Берега Сомали и из Эритреи был сформирован так называемый Сомалийский батальон. Свое боевое крещение он получил в сражении под Верденом, а во время атаки на форт Дуоман сомалийские стрелки захватили около 200 пленных. Вновь подразделение сомалийских стрелков было воссоздано из добровольцев Французского Берега Сомали в 1942 г. Воюя на стороне «Сражающейся Франции», они активно участвовали в освобождении от гитлеровского фашизма своей мет­рополии и особенно отличились в 1945 г. в бою за населенный пункт Рошель.

В результате поражения Италии во второй мировой войне произошли некоторые изменения и на политической карте Африканского Рога. Бывшее Итальянское Сомали, эфиопская провинция Огаден и ряд других районов Эфиопии перешли под управление британской военной администрации. В конце войны Великобритания выступила с инициативой создания под ее опекой Великого Сомали. В разработанном в апреле 1945 г. министром иностранных дел Великобритании Бэвином проекте предлагалось другим странам объединить в пределах одной территории сомалийцев, проживавших как

В Итальянском и Британском Сомали, так и в ряде провинций Эфиопии, с тем, чтобы кочевники могли продолжать свое скромное существование с наименьшими возможными препятствиями и чтобы они имели реальный шанс вести нормальную экономическую жизнь. В эту территорию англичане предлагали включить и Французский Берег Сомали, что встретило резкое возражение со стороны французов. Идея создания Великого Сомали была отвергнута и императором Эфиопии. В 1948 г. англичане вынуждены были возвратить Эфиопии Огаден и другие оккупируемые ими провинции этой страны. План Бэвина потерпел, таким образом, фиаско.

Рост национального самосознания джибутийцев происходил медленными темпами, поскольку в политическом, экономическом и социальном плане это была одна из наиболее отсталых колоний. Достаточно отметить, что в 1947 г. на ее территории, где проживало 50 тыс. чел., были лишь четыре начальные государственные школы, в которых обучалось только 600 чел. Лишь в 1960 г. первые джибутийцы получили свидетельства об окончании местного лицея. Характеризуя экономическую политику метрополии, нынешний президент Джибути X. Г. Аптидон заявил в 1960 г.: «Слишком много ассигнований на содержание чиновничества и недостаточно — на экономическое развитие территории». Щедрые обещания и многочисленные планы так называемого экономического развития он в одном из своих выступлений в 1962 г. охарактеризовал как пропаганду, преследующую цель успокоить законное недовольство народов заморских территорий.

Дав мощный толчок развитию национально-освободительного движения, вторая мировая война способствовала активизации политической жизни и во Фран­цузском Береге Сомали. В первые послевоенные годы платформой, на которой объединялись различные социальные слои населения колонии, и прежде всего те, кто был связан с современным сектором экономики (местная буржуазия, главным образом торговая, служащие колониальной администрации, частных фирм и рабочий класс), являлась борьба против колониализма. Обеспокоенная действиями англичан в этом районе земного шара и развитием национально-освободительного движения во всех своих владениях в Африке, Франция была вынуждена пойти на некоторые уступки и этой своей колонии. В соответствии с декретом от 9 ноября 1945 г. во Французском Береге Сомали, получившем в марте 1946 г. статус французской заморской территории, был учрежден Представительский совет со сроком полномочий четыре года. Он состоял из двух секций — французской и местной. Первая, т. е. французская, секция состояла из шести депутатов, избранных гражданами Франции в результате всеобщего голосования, трех представителей делового мира, отобранных губернатором, и одного профсоюзного деятеля, предложенного руководством профсоюзов.

Вторая, местная секция формировалась по такому же принципу и также состояла из 10 человек, но с той разницей, что выборы первых шести делегатов осуще­ствлялись по этническим группам, т. е. по два делегата от сомалийцев, афаров и арабов. К тому же в местную секцию избирали только лиц, имеющих французское гражданство и из числа следующих категорий населения: вождей племен, членов профсоюзного руководства, государственных служащих, бывших военнослужащих колониальной армии, коммерсантов, имеющих патент, собственников недвижимого имущества, обладателей свидетельств об окончании школы, лиц, имеющих правительственные награды, и т. п. Обе эти секции совместно избирали одного депутата из числа французов в Национальное собрание Франции. Представительский совет получил право назначать двух представителей территории — одного в Совет Республики и одного в Собрание Французского союза.

В общем итоге в местную секцию Представительского совета были избраны четыре афара, три араба, два так называемых «пришлых» сомалийца, т. е. сомалийцы, прибывшие на постоянное жительство в Джибути из Британского и Итальянского Сомали, и один исса, по, поскольку в местной секции шла борьба между представителями различных народностей, французская администрация, делая ставку то па одну, то на другую этническую группу, полностью контролировала положение дел в Представительском совете и стремилась ориентировать его работу в нужном для себя направлении.

Заметное воздействие па развитие национально-освободительного движения в этой колонии в те годы оказывали французские коммунисты и деголлевская партия Объединение французского парода. Участие во второй мировой войне Сомалийского батальона па стороне «Сражающейся Франции» способствовало соз­данию политического союза исса с голлистами. Под их воздействием начали появляться политические организации. Первой из них стал основанный в 1946 г. М. Харби Клуб сомалийской и данакильской (афарской) молодежи. Его задача заключалась в защите интересов этих двух этнических групп под лозунгом «Земля принадлежит исса и данакильцам».

В борьбу за национальное освобождение включались все более широкие слои джибутийского общества. Из года в год росли антиколониалистская ориентация и активность порожденного колониализмом класса мелкой национальной буржуазии. Наряду с ней и родоплеменной верхушкой движущую силу освободительной борьбы представлял народившийся в годы колониализма джибутийский рабочий класс. Выразителем его интересов стали профсоюзные организации, возникшие еще в 1936 г., когда Франция иод воздействием рабочего движения оказалась вынуж­денной распространить на колонию действие ряда положений французского трудового кодекса, касающихся профсоюзов и коллективных соглашений. Однако как подлинное движение рабочих профсоюзы начали действовать с 1952 г. Организовав с помощью Всеобщей конфедерации труда Франции ряд забастовок, они вы­нудили французские власти пойти на серьезные уступки джибутийскому рабочему классу.

Суть их состояла в том, что на колонию было распространено действие трудового кодекса заморских департаментов и территорий Франции от 15 декабря 1952 г., в соответствии с которым была введена 40-часовая рабочая неделя, признано право на забастовки, на оплачиваемые отпуска, на пособия в случае временной нетрудоспособности, на бесплатное лечение занятых в государственном секторе рабочих, служащих и членов их семей, на пенсионное обеспечение в старости. Проведенная профсоюзами в июле 1956 г. на предприятиях французской нефтеперерабатывающей компании «Сосьете франсез де петроль» забастовка, к ко­торой присоединились рабочие морского порта и ряда частных предприятий, способствовала дальнейшему повышению роли профсоюзов в социально-экономической жизни и усилению их влияния на развитие национально-освободительного движения во Французском Береге Сомали.

Становлению политического самосознания джибутийского народа способствовали и внешние факторы, в первую очередь усиливавшийся размах освободитель­ной борьбы во всех африканских колониях Франции, что вынуждало французское правительство идти на все большие уступки. В связи с принятым Францией 23 июня 1956 г. Законом-рамкой произошли заметные сдвиги и во внутриполитической жизни Французского Берега Сомали. Вместо Представительского совета было учреждено Территориальное собрание, выборы в которое состоялись 23 июня 1957 г. Избранные в его состав сроком на пять лет и путем всеобщих выборов депутаты получили титулы советников.

Основными функциями Территориального собрания, первое заседание которого состоялось 30 июля 1957 г., было утверждение бюджета территории и избрание членов Правительственного совета. Поскольку по конституции Франции его главой является назначаемый правительством Франции губернатор территории, первый значившийся в списке член Правительственного совета становился его заместителем, а остальные — министрами. Однако, по сути дела, Французский Берег Сомали продолжал оставаться все той же колонией, управляемой французами. Функции Правительственного совета были строго ограничены некоторыми внутренними вопросами управления колонии. В его ведение были переданы такие вопросы, как работа с местными государственными служащими, внутренняя торговля, земледелие, скотоводство, внутренний транспорт, некоторые социальные вопросы, городское хозяйство, начальное и среднее образование. Вопросы внешних связей, обороны, безопасности, финансово- банковская система продолжали оставаться в ведении Франции.

Наиболее влиятельным политическим деятелем среди местного населения в те годы был представитель племен исса М. Харби. В 1956 г. он был избран депутатом Национального собрания Франции, став, таким образом, в нем первым представителем джибутийского парода. Стремясь к объединению сомалийской территории, М. Харби выступал как активный сторонник освобождения Джибути от французского господства. Созданный в 1958 г. при его активном участии Демократический союз Сомали проводил кампанию против принятия новой конституции Франции, предусматривавшей предоставление колонии статуса заморской территории - члена Французского сообщества, и в ходе референдума, проведенного колониальной администрацией 28 сентября 1958 г., большинство исса проголосовали за независимость. Однако они оказались в меньшинстве, и в соответствии с результатами голосования французские власти заявили об одобрении большинством населения новой конституции Франции, по которой эта колония получила статус заморской территории Франции.

Собрав сразу же после выборов Территориальное собрание, колониальные власти попытались оказать на него давление с тем, чтобы «законным» путем устра­нить из Правительственного совета М. Харби. Поскольку собрание отказалось подчиниться требованиям властей, губернатор своей властью отстранил М. Харби от должности вице-председателя Правительственного совета. В ответ на это сторонники независимости провели 5—6 октября 1958 г. демонстрации протеста. Против демонстрантов полицией было применено оружие, в результате чего имелись убитые и раненые. Неугодное колонизаторам собрание было в октябре 1958 г. разогнано, деятельность Демократического союза Сомали запрещена, а многие его активисты были арестованы. М. Харби был заочно приговорен к 10 годам тюрьмы и 20 годам ссылки. В октябре 1960 г. он погиб в авиационной катастрофе при довольно загадочных обстоятельствах. В обстановке террора и репрессий 29 ноября 1958 г. были проведены новые выборы в Территориальное собрание. В них приняли участие всего 10 тыс. чел. Поскольку колониальным властям удалось протащить в него угодных им людей, собрание высказалось за сохранение колониального режима.

Сильное воздействие на развитие освободительного движения во Французском Береге Сомали оказало достижение в июле 1960 г. Итальянским и Британским Сомали политической независимости и их объединение в составе суверенного государства - Сомалийской Республики. Прежде всего это проявилось в том, что укрывшиеся на ее территории бывшие активисты Демократического союза Сомали, а также другие эмигрировавшие из Джибути политические и профсоюзные деятели провозгласили в Могадишо в июне 1963 г. создание Фронта освобождения Берега Сомали. Эта партия, преобразованная затем в Национальный фронт Берега Сомали, располагая своими воинскими формированиями, стала осуществлять вооруженные акции против колонизаторов на территории Французского Берега Сомали.

На этнической базе афаров была создана нелегальная организация Движение за освобождение Джибути, требовавшая для Джибути автономии и более тесной ассоциации с Эфиопией. Показателем консолидации политических сил в самой колонии стало то, что в сентябре 1963 г. семь наиболее видных политических деятелей Французского Берега Сомали, как афаров, так и исса (в том числе Хасан Гулед Аптидон, Али Ареф, Мохамед Камиль, Ахмед Дини, Мусса Ахмед Идрис), подписали в Арте декларацию, получившую название «Артские соглашения», в которой отвергались территориальные притязания иностранных государств, утверждалась решимость исса и афаров остаться в лоне Французской Республики и добиваться внутренней автономии.

Антифранцузские настроения и требования самоопределения усиливались из года в год. Это находило отражение в объединении всех патриотических сил, в достижении единства исса и афаров в борьбе против колониализма. Следствием развития внутриполитических событий стало то, что возникшие в начале 60-х годов Партия народного движения (ПНД), этническую основу которой составляли исса, и Демократический союз афаров (ДСА) образовали в 1966 г. совместный комитет по координации, в состав которого вошли представители обеих партий. Основным его требованием стало предоставление колонии полной независимости. Наиболее открыто эта позиция была выражена в период пребывания в Джибути 25 августа 1966 г. генерала де Гол- ля. Едва де Голль сошел с трапа самолета и сел в машину, как из толпы послышались возгласы «Независимость, независимость!». Появилось множество плакатов с требованиями о предоставлении независимости Французскому Берегу Сомали. В городе состоялись массовые манифестации, в которых приняли участие тысячи его жителей. На их усмирение по приказу генерала де Голля были направлены войска. С помощью гранат со слезоточивым газом им удалось разогнать манифестантов, в результате этой операции французских войск было 6 убитых и 70 раненых. Поскольку наиболее активно с требованием о предоставлении независимости выступала ПНД, ее лидеры были подвергнуты репрессиям, а сама партия запрещена и распущена.

Однако репрессивные меры со стороны колонизаторов не могли остановить развитие национально-освободительного движения. Вынужденная маневрировать с тем, чтобы сохранить за собой этот важный стратегический район, Франция учитывала, что в освободительном движении Французского Берега Сомали в тот период не было единства действий политических сил. С требованием предоставления независимости выступала лишь меньшая часть населения, преимущественно из исса. Афары же в большинстве своем ограничивали своп требования предоставлением колонии более широкой автономии в рамках Французского сообщества.

Подобная ситуация объяснялась тем, что архаическая структура социально-экономических отношений Французского Берега Сомали неизбежно определяла высокую степень экономической зависимости колонии от метрополии. Угрозы французов предоставить джибутийцам независимость по примеру Гвинеи оказывали существенное воздействие на поведение некоторых джибутийских политических деятелей. Однако в целом национально-патриотические силы действовали все более решительно. Голоса их лидеров стали звучать с трибуны ООН, ОАЕ, Лиги арабских государств, других международных и региональных организаций, которые со своей стороны начали оказывать довольно существенную моральную и материальную поддержку освободительному движению этой французской колонии.

Не имея больше возможности игнорировать развитие событий во французском Береге Сомали и испытывая давление мировой общественности, требовавшей положить конец колониальному господству в этом районе земного шара, совет министров Франции на состоявшемся 21 сентября 1966 г. заседании принял решение о проведении референдума во Французском Береге Сомали. Причем в официальных документах говорилось по о референдуме, который был назначен на 19 марта 1967 г., а «о консультациях с заинтересованным населением», мнение которого должно быть одобрено парламентом Франции. В ходе голосования участники референдума должны были ответить «да» или «нет» на один-единственный вопрос, а именно хотят ли они, «чтобы территория оставалась в лоне Французской Республики при обновленном статусе правительства и администрации». Для того чтобы добиться желаемых для себя результатов голосования, французское правительство в феврале 1967 г. предоставило колонии помощь на 18 млн джибутийских франков, которая была распределена среди населения внутренних районов, пострадавших от засухи. Эта беспрецедентная пропагандистская акция, к тому же широко освещавшаяся по местному радио, была отрицательно воспринята значительной частью населения, особенно исса, большинство которых высказывалось за предоставление колонии полной независимости. «Засуха у нас продолжается в течение трех лет,— говорили они,— но только за два месяца до референдума нам дают поесть для того, чтобы мы хорошо голосовали». Одновременно против наиболее активных представителей этих племен были усилены репрессии, а в день референдума город был наводнен войсками и силами безопасности.

Сделав ставку на представителей метрополии, арабов и афаров, Франция добилась положительных для себя результатов. В ходе референдума эта коалиция, выступавшая против предоставления независимости Французскому Берегу Сомали, получила 60,6% голосов. Таким образом, эта колония осталась в лоне Франции, по с новым правительственным и административным статусом «ассоциированной заморской территории» с расширенной автономией в решении внутренних вопросов. Новый статус нашел отражение в том, что в начале мая 1967 г. эта колония получила название «Французская территория афаров и исса» (ФТАИ). Упразднялась должность губернатора территории, а вместо него правительством метрополии был назначен верховный комиссар. В его функции входило обнародование законов и декретов Французской Республики. В ведении Франции оставались такие жизнен- но важные для территории вопросы, как внешние отно- шения контроль за иммиграционной службой и полицией занимающейся иностранцами, внешние средства связи и сообщений (морской и воздушный транспорт, почта телефон и телеграф), организация обороны, поддержание внутреннего порядка, внешняя торговля, казначейство, кредитная система, денежное обращение, средства массовой пропаганды, вопросы законодательства, гражданства и правосудия (за исключением традиционного права).

Произошли определенные изменения и в органах местного управления. Территориальное собрание было заменено палатой депутатов, выборы которых были осуществлены 23 апреля 1967 г. путем всеобщего голосования сроком на пять лет. Собравшись на свое первое заседание 7 июля 1967 г., палата депутатов избрала Правительственный совет, который возглавил Али Ареф, лидер профранцузской партии Демократический союз афаров.
Несмотря на репрессии и политические маневры колонизаторов. в национально-освободительную борьбу включались все более и более широкие слои населения, а сама борьба приобретала характер националистического движения, которое выросло из противоречий колониализма. В колонии и за ее пределами создавались новые политические организации, требовавшие предоставления ФТАИ политической независимости. Объединившись в рамках Союза за культурное развитие, группа джибутийских студентов создала партию Движение за народное объединение. Вслед за ней возникли и другие политические организации: Оппозиционное движение исса, Афарская оппозиционная лига, Африканская народная лига. С требованием предоставления подлинной независимости выступила созданная в 1972 г. Африканская народная лига. Преобразованная в 1975 г. в Африканскую народную лигу за независимость, эта партия, пользовавшаяся наибольшей поддержкой среди населения, сумела сплотить вокруг себя почти все другие политические группировки.

Развитие национально-освободительного движения в самой колонии и растущая поддержка его со стороны мирового сообщества вынудили Францию пойти на проведение во ФТАИ нового референдума по вопросу политического самоопределения этой территории. В соответствии с достигнутым в марте 1977 г. соглашением между Францией и политическими партиями Джибути он состоялся 8 мая 1977 г. Одновременно были прове­дены п выборы в новую палату депутатов. В результате референдума абсолютное большинство населения ФТАИ высказалось за независимость, а выборы в палату депутатов принесли полную победу единому списку кандидатов, предложенному Африканской народной лигой за независимость. Председатель этой партии X. Г. Антидон был избран 13 мая 1977 г. председателем Правительственного совета, а 24 июня 1977 г. палата депутатов избрала его президентом республики.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ДЖИБУТИ.

Собравшиеся 27 июня 1977 г. на свою сессию вновь избранные депутаты, переименовав палату депутатов в Национальное собрание и торжественно провозгласив создание нового независимого государства — Республики Джибути, объявили президента страны X. Г. Аптидона главой государства и приняли первый и второй конституционные законы. Президент республики, подчеркивается в первом конституционном законе, как глава государства «олицетворяет и гарантирует единство, неделимость, независимость и национальный суверенитет как во внутренних, так и во внешних делах, определяет и проводит общую политику государства, назначает и аккредитует дипломатических представителей, ведет переговоры, утверждает догово­ры и международные конвенции, представленные па ратификацию в Национальное собрание». В соответствии со вторым конституционным законом он является главой правительства и в этом качестве обладает исполнительной властью. Президент назначает премьер-министра и по его предложению формирует правительство, а в случае необходимости освобождает министров от исполнения их функций. Первое правительство Республики Джибути было сформировано 13 июля 1977 г.

Срок полномочий президента, избираемого путем всеобщих и прямых выборов, составляет шесть лет. Голосование осуществляется тайно в один тур. Избранным провозглашается кандидат, набравший наибольшее количество голосов. Президентом может быть только гражданин Джибути в возрасте старше 35 лет, пользующийся всеми гражданскими и политическими правами чья кандидатура выдвинута одной из созданных в законном порядке политических партий, представленной не менее чем 25 депутатами в Национальном собрании. На основании этого регламента X. Г. Аптидон был избран на этот пост 12 июня 1981 г. и вторично-24 апреля 1987 г.

В соответствии с принятым в начале 1985 г. Национальным собранием законом о порядке замещения поста президента в случае его отставки, смерти или по другой уважительной причине его функции в течение 35 дней исполняет председатель верховного суда Джибути. В течение этого срока должна быть проведена подготовка выборов нового президента, а в составе правительства запрещается в этот период осуществлять какие-либо перестановки. В отсутствие президента его функции исполняет премьер-министр (в настоящее время Баркат Гурад Хамаду). Непосредственно на премьер-министра возложены обязанности по разработке и руководству реализацией программ экономических мероприятий, осуществлению контроля за обеспечением социально-экономического развития всех округов страны.

Кроме президента и премьер-министра, в правительство входят министры юстиции и мусульманских дел, иностранных дел и сотрудничества, внутренних дел и связи, национальной обороны, финансов и национальной экономики, торговли, транспорта и туризма, образования, по делам молодежи и спорта, здравоохранения и социальных дел, труда и социального обеспечения, по делам государственных служащих и административных реформ, общественных работ, городского и жилищного строительства, промышленности и промышленного развития, сельского хозяйства и сельского развития.

Законодательная власть осуществляется Национальным собранием, представляющим собой однопалатный парламент, в который путем всеобщих выборов избирается 65 депутатов сроком на пять лет. В выборах участвуют все граждане Республики Джибути, достигшие 18-летнего возраста. Правом быть избранным в Национальное собрание обладают граждане страны обоих полов в возрасте старше 23 лет, не имеющие судимости, включенные в списки избирателей или имеющие подтверждение, что они будут включены в них в день проведения выборов, проживающие в Республике Джибути не менее пяти лет, умеющие читать, писать и бегло говорить по-французски или по-арабски. Право на выдвижение кандидатов в депутаты имеет только партия Народное объединение за прогресс.

В соответствии с принятым в марте 1985 г. внутренним регламентом руководство Национальным собранием осуществляет бюро, в состав которого входят председатель Национального собрания, избираемый на весь срок полномочий тайным голосованием, два его заместителя и два секретаря. В отношениях с правительством Национальное собрание представляет его председатель. По закону все депутаты пользуются парламентским иммунитетом. Ни один из депутатов в перерыве между сессиями не может быть арестован и преследоваться без разрешения бюро собрания. Основ­ное ядро депутатов составляют представители обуржуазившейся племенной верхушки, средней и мелкой национальной буржуазии. В значительно меньшей степени в парламенте представлены государственные служащие и интеллигенция.

Сессии Национального собрания проводятся 2 раза в год, созываются они главой государства, т. е. президентом. В функции Национального собрания входит рассмотрение основных направлений внутренней и внешней политики правительства, утверждение государственного бюджета, ратификация договоров и соглашений Джибути с другими государствами. Законодательные функции Национального собрания заключаются в том, что оно оформляет в виде законов предложения, внесенные правительством. В случае утверждения им правительственного проекта закона президент республики утверждает его, после чего закон официально вступает в силу и публикуется в печати. Для более глубокого и всестороннего изучения вы- носимых на сессию вопросов из числа депутатов сроком на два года избирается шесть комиссий в количестве 7— 10 чел. каждая: по социальному развитию и защите окружающей среды; по иностранным делам; но обороне; по финансам, общей экономике и плану; по законодательству и общему руководству республикой; по экономическим вопросам. Каждую из этих комиссий возглавляет бюро, состоящее из председателя комиссии, его заместителя и секретаря-докладчика. В обязанности комиссий входит изучение и рассмотрение в ходе сессии входящих в их компетенцию проектов предложений, написание по ним заключений и подготовка соответствующих рекомендаций для сессии Национального собрания.

Поскольку вопросы внешней политики входят в компетенцию правительства, существенной роли джибутийские парламентарии па международной арене не играют. Вместе с тем, участвуя в борьбе за мир и ослабление международной напряженности, джибутийские депутаты стремятся поддерживать постоянные контакты с парламентариями других стран как на двусторонней основе, так и через различного рода межпарламентские организации. Парламентская группа Национального собрания Джибути является членом Межпарламентского союза, Консультативной ассамблеи стран ЕЭС— АКТ, Африканского парламентского союза, Международной ассоциации парламентариев франкоязычных стран, Межарабского парламентского союза. Развиваются связи с парламентариями дружественных Джибути государств, в том числе и СССР. По приглашению председателей палат Верховного Совета СССР делегация Национального собрания Джибути в 1980 г. посетила с официальным дружественным визитом Советский Союз.

Одной из главных задач, которые пришлось решать правительству Джибути сразу после провозглашения независимости, стало преобразование органов местной колониальной администрации в национальный административный аппарат. Существовавшая до независимости во Французской территории афаров и исса система так называемого прямого управления опиралась па традиционных племенных вождей, назначение и смещение которых осуществлялось под контролем французских чиновников.

Основные принципы создания новой местной администрации были зафиксированы во втором конституционном законе, принятом 27 июня 1977 г. В нем указывался, что территориальное управление страной будет обеспечиваться таким образом, чтобы власти республики содействовали гармоничному развитию различных районов страны и уменьшению внутренних диспропорций. В основе административно-территориального деления лежат как географические факторы (далеко вдающийся в сушу Таджурский залив разделяет территорию страны на четко выраженные север- ную и южную части), так и особенности национального состава населения и исторического развития страны. Наиболее крупным является столичный округ Джибути. В северной части находятся населенные афарами округа Таджура и Обок, а южнее — округа Диккиль, где население представлено как афарами, так и исса, и Али-Сабие, заселенный почти полностью представителями различных племен этнической группы исса. Во главе каждого округа находится назначаемый президентом по представлению министра внутренних дел комиссар республики — начальник округа. В своем округе он руководит деятельностью всех административных служб. В его подчинении находится дорожная и муниципальная полиция. В обязанности начальникаокруга входит обнародование и исполнение законов и предписаний, обеспечение мер общественной безопасности, гигиены и санитарии. Одновременно он является мэром окружного центра. В своей повседневной деятельности, которая осуществляется под руководством министра внутренних дел, комиссары республики-начальники округов и их заместители — опирают- ся на органы местного самоуправления — муниципалитеты, избираемые населением данной административной единицы на муниципальных выборах. Предоставляемая муниципалитетам административная и финансовая автономия позволяет им оказывать определенное влияние на экономическое, культурное и социальное развитие округов.

Столица — г. Джибути включает четыре района: Джибути-центр, Джибути-север, Джибути-юг и Амбу- ли, а они, в свою очередь, разделены на 15 кварталов. Наиболее крупные периферийные населенные пункты Арта, Холь-Холь, Али Адде, Ac-Эла, Йобоки, Раида, Дорра и Алаили Дада имеют статус административных постов, включающих все другие близлежащие мелкие населенные пункты. Во главе всех административных единиц находятся назначаемые правительством и работающие под непосредственным руководство комиссара республики начальники соответствующий районов, кварталов и постов. Эффективным инструментом воздействия правительства па население, особенно на кочевников, остается институт племенных вождей Учитывая их традиционный авторитет среди соплеменников и довольно сложную среди них иерархию члены правительства при посещении периферийных районов считают своим долгом встретиться с вождями и почетными людьми племени, чтобы добиться их расположения и поддержки, а по возможности и привлечь их к работе в органах государственного управления.

Тот факт, что большинство членов правительства принадлежит к наиболее влиятельным племенным кланам, а назначаемые министром внутренних дел вожди получают от государства денежное пособие в размере от 15 до 40 тыс. джибутийских франков, обеспечивает, по существу, полный контроль правительства над вождями, которые в случае невыполнения ими обязательств перед правительством смещаются со своих постов и лишаются денежного пособия. Признание правительством необходимости сохранения института племенных вождей свидетельствует о силе пережитков родо-племенного строя в джибутийском обществе. С этим фактором оно вынуждено считаться, хотя понимает, что этот институт, используемый в качестве инструмента воздействия па население, объективно служит естественной базой сохранения трайбализма, а поэтому вступает в противоречие с провозглашенными правительством целями детрайбализации страны и борьбы против местничества.

Выдвинув лозунг достижения национального единства, правительство Джибути видит в системе созданных им местных органов управления одно из средств преодоления трайбализма и традиционных противоречий между афарами и исса. В немалой степени этому способствует участие местных органов управления в реализации правительство иных программ, направленных на достижение одинакового экономического уровня всех районов страны. Позитивный момент деятельности местной администрации состоит в том, что она способствует переводу кочевников на оседлый образ жизни и мобилизует их на решение общенациональных задач в частности продовольственной проблемы, путем приобщения людей к труду земледельца. Характерная особенность судебной системы Джибути состоит в том, что, сформировавшись задолго до провозглашения независимости, она базируется, на трех системах права - исторической, или традиционной, сложившейся па основе племенных обычаев, мусульманской (шариат) и французской.

Высшая судебная инстанция — Верховный суд. В его функции входит рассмотрение обжалований на решения всех судов, кроме трибунала безопасности и Верховного суда юстиции, по любым вопросам уголов- ного, гражданского, административного и торгового права. Он включает председателя суда, назначаемого декретом президента, четырех профессиональных судей, а также двух заседателей с правом совещательно го голоса, из которых один является специалистом в области мусульманского (шариат), а другой — традиционного права. Специальный уголовный суд рассматривает особо опасные уголовные преступления. Трудовые конфликты разбираются судом по вопросам труда. Для рассмотрения дел, касающихся посягательств на государственную безопасность, общественный порядок и интересы республики, учрежден трибунал безопасности. В компетенцию Верховного суда юстиции, состоящего из палаты первой инстанции и апелляционной палаты, входит рассмотрение гражданских и уголовных дел. касающихся государственных служащих, государственных предприятий и учреждений, общественных организаций и торговых компаний, в которых более половины капитала принадлежит государству. В рассмотрении дел в государственных судах, как правило, участвует подчиненный министру юстиции и мусульманских дел генеральный прокурор республики или один из его заместителей, задачей которого является поддержание обвинения против подсудимого. По желанию обвиняемый имеет право обратиться за по мощью к адвокату, по это сопряжено с большими финансовыми затратами, так как в стране есть только частная адвокатская практика.

Следует при этом заметить, что в государственные суды население обращается весьма редко, а все юридические вопросы предпочитает решать в созданных в центре и на местах шариатских судах, где они рассматриваются в соответствии с нормами шариата и положениями корана. В центральный шариатский суд входят кади Джибути, его заместитель и руководитель административной службы мусульманской организации. Последний осуществляет руководство созданными в 1984 г. шариатскими судами округов, решения которых могут быть им обжалованы. В функции этой категории судов входят регистрация браков и разводов с выдачей соответствующих свидетельств, которые затем в обязательном порядке должны регистрироваться в государственных органах, рассмотрение семейных споров, вопросы охраны детей и их материального обеспечения, а также рассмотрение незначительных уголовных и гражданских дел. Вопросы взаимоотношений между кочевниками рассматриваются, как правило вождями племен на основе исторически сложившегося традиционного права.

Такая сложная и разнообразная система правосудия создает весьма большие трудности и неудобства в практике деятельности всех судов, особенно когда рассматриваются споры между кочевниками, которые все еще живут по обычаям предков, и жителями городов, руководствующимися в первую очередь нормами современного права. В целях создания единой правовой системы министерство юстиции и мусульманских дел, в ведении которого находятся государственные и шариатские суды, начало разработку единой системы законов, которая включала бы положения традиционного, мусульманского и современного права. Достижение политической независимости выдвинуло перед правительством задачу формирования национальных вооруженных сил, способных обеспечить суверенитет и территориальную целостность государства. Интересно, что все существовавшие до провозглашения независимости воинские части и подразделения колониальной армии были включены в состав вооруженных сил молодой республики. Датой их создания считается 6 июня 1977 г.

Согласно конституционным законам, верховным главнокомандующим вооруженными силами является президент республики. Совместно с советом обороны он определяет основные направления военной политики государства. Непосредственное руководство всеми видами вооруженных сил осуществляется им через министерство обороны и генеральный штаб. В связи с тем, что в соответствии с подписанным в 1977 г. соглашением Франция взяла на себя обязательства по охране территориальных вод Джибути силами базирующихся в ее порту французских военных кораблей, созданные в мае 1979 г. военно-морские силы Джибути, располагая лишь несколькими катерами береговой охраны, решают весьма ограниченные задачи по ведению морской разведки и осуществлению спасательных операций на море.

В качестве составной части вооруженных сил рассматривается национальная жандармерия. Она занимается охраной президента, важных государственных и военных объектов, выполняет функции военной полиции и пограничной полиции на море, привлекается к поддержанию общественного порядка, а также ведет учет личного состава резерва вооруженных сил. В случае проведения всеобщей мобилизации жандармерия должна стать резервом и базой формирования новых боевых подразделений сухопутных войск. В соответствии с законом о всеобщей воинской повинности от 10 апреля 1979 г. вооруженные силы, общая численность которых составляет порядка 3 тыс. чел., комплектуются за счет призыва на действительную военную службу сроком на 18 месяцев холостых мужчин, достигших 20-летнего возраста. На добровольных началах, при условии годности по состоянию здоровья, в армию могут в качестве добровольцев вступать также холостые мужчины, имеющие возраст старше 20 и не достигшие 26 лет. Для прохождения службы в нестроевых подразделениях широко практикуется набор на добровольных началах девушек. Комплектование офицерского и сержантского составов производится из наиболее преданных режиму кадров, а их подготовка ведется как в национальных военных учебных заведениях, в частности в военной школе им. X. Г. Аптидона, открытой 1 января 1980 г., так и за рубежом, прежде всего во Франции.

Обучение личного состава джибутийских вооруженных сил осуществляется при содействии находящихся в джибутийской армии французских военных советников. Ежегодно проводятся совместные франко-джибутийские военные маневры под названием «Дружба», имеющие целью отработку полевой выучки войск обеих стран. Подчиненные министерству внутренних дел национальные силы безопасности представлены национальной полицией, которая включает городской полицейский корпус, бригаду территориальной охраны и управление национальной полиции. В функции городского полицейского корпуса входит обеспечение общественного порядка в городах, организация дорожного движения, расследование автопроисшествий и других происшествий неуголовного характера. Бригада территориальной охраны обеспечивает охрану зданий различных министерств и мест проживания руководящих деятелей страны. Управление национальной полиции ведает выдачей паспортов местным гражданам и видов на жительство в Джибути иностранцам, оформлением выездных виз, расследованием уголовных преступлений. На правах самостоятельных служб в него входят миграционная и таможенная службы. Это управление осуществляет также руководство центральным комиссариатом столицы и провинциальными комиссариатами округов, в задачу которых входит поддержание общественного порядка в населенных пунктах, охрана госучреждений, расследование уголовных преступлений, выполнение функций дорожной полиции. С января 1979 г. Джибути является членом ИНТЕРПОЛа.

Особенности экономической и социальной структуры джибутийского общества определяют место и роль политических и общественных организаций в социально-экономической жизни страны. Унаследованное от колониального прошлого межэтническое соперничество двух основных племенных групп — афаров и исса усугублялось междоусобной борьбой целого ряда политических партий, созданных в годы борьбы за независимость на племенной основе. С достижением политической независимости многопартийность стала тормозом на пути осуществления социально-экономических преобразований. Стремясь обеспечить единство нации, руководство страны сумело в течение 1977— 1978 гг. добиться полной ликвидации оппозиционных ему политических партий и организаций и одновременно обеспечило значительное укрепление позиций правящей партии Африканская народная лига за независимость.

Опираясь на эту партию, а также на другие, поддерживающие ее политические организации, президент страны X. Г. Аптидон созвал 4 марта 1979 г. в г. Диккиль учредительный съезд, на котором провозгласил создание новой партии «Народное объединение за прогресс» (НОП). Формально НОП стала преемницей Лиги, так как все ее члены автоматически вошли в состав НОП. Однако, кроме них, в новую партию вошли представители ряда других, в том числе и прогрессивных, организаций, участвовавших в борьбе за независимость. Таким образом, НОП стала первой политической организацией, построенной на общенациональной основе. Этот ее характер был подчеркнут и тем, что первый ее съезд состоялся в г. Диккиль — единственном округе страны, население которого примерно поровну состоит из афаров и исса. С самого начала НОП была задумана как главный инструмент воздействия правительства на массы. Важнейшим этапом на пути ее становления стало принятие в октябре 1981 г. закона «О национальной мобилизации», на основании которого в Джибути были распущены все политические партии, кроме НОП, введена однопартийная система, а сама НОП провозглашалась правящей партией, органом формирования и выражения всенародного мнения и национальной воли в области экономических и социальных преобразований.

Членство в партии добровольное. В соответствии со сложившейся практикой в нее может вступить любой гражданин Джибути, достигший 14-летнего возраста. Процедура приема крайне проста. Чтобы стать членом партии, достаточно уплатить членский взнос в кассу одного из местных отделений НОП. Классовый подход к приему в партию отсутствует, поэтому в нее входят представители всех слоев джибутийского общества — мелкой буржуазии, интеллигенции, государственных служащих, родо-племенной верхушки. Прослойка же рабочих и сельского населения крайне незначительна. На данном этапе НОП выступает в качестве выразительницы интересов национальной буржуазии, а также обуржуазившейся родо-племенной верхушки, являющихся наиболее организованной силой современного джибутийского общества. Председателем НОП в соответствии с уставом является президент республики. Он имеет нескольких заместителей. Под его же руководством работает генеральный секретарь НОП. Высшим органом партии является съезд, созываемый один раз в три года. Он заслушивает и утверждает отчет генерального секретаря, пересматривает и утверждает программу и устав партии, определяет линию партии по вопросам внутренней и внешней политики, избирает Центральный комитет.

С момента создания НОП было проведено четыре съезда. Последний состоялся 1— 3 марта 1988 г. Основное внимание на нем, как и на предыдущих, было обращено на необходимость превращения партии в движущую силу экономического развития страны. Отметив факт уменьшения притока иностранной экономической помощи, съезд выразил намерение поддерживать частную инициативу в области экономики независимо от того, исходит ли она от джибутийского или иностранного инвеститора. Цель такой политики заключается в том, чтобы более эффективно вести борьбу с безработицей, особенно среди молодежи. Вместе с тем съезд обратился к международному сообществу и международным организациям с призывом предпринять соответствующие меры по снижению задолженности, в частности по списанию долга наименее развитых африканских государств, а также по превращению этой задолженности в безвозмездные дары. В период между съездами деятельностью НОП руководит Центральный комитет. Для более конкретного руководства вопросами внутренней и внешней политики при ЦК НОП созданы комиссии по вопросам финансов и контроля, обороны и безопасности, по делам общин, по иностранным делам, по прессе и пропаганде, по культуре и национальной ориентации. В период между пленумами руководство деятельностью партийных организаций осуществляет назначаемое председателем партии из числа членов ЦК Политбюро ЦК НОП. Партия строится по территориальному принципу. Ее основу составляют местные отделения НОП, созданные во всех кварталах столицы и в основных населенных пунктах страны. Их работой руководят комитеты, избираемые членами местных отделений НОП. В армии и полиции всякая политическая деятельность запрещена, поэтому военнослужащие, служащие полиции и сил безопасности не могут состоять в рядах НОП. В своей деятельности партия опирается на другие общественные организации — профсоюзы и женскую. Наиболее массовой организацией являются профсоюзы. К моменту провозглашения независимости в Джибути функционировали два основных профсоюзных объединения — Всеобщая конфедерация трудящихся и Национальная федерация профсоюзов трудящихся. В апреле 1979 г. произошло их объединение во Всеобщий союз джибутийских трудящихся (ВСДТ). Находясь под контролем министерства труда и социального обеспечения, ВСДТ объединяет в своих рядах около

20 тыс. трудящихся, занятых на предприятиях с числом работающих на них не менее 11 чел. Наиболее крупными входящими в ВСДТ организациями являются профсоюзы портовых, железнодорожных рабочих, объединение владельцев транспортных средств. Име ются также профсоюзы работников универсальных магазинов, почты и телеграфа, авиакомпании «Эр-Джи- бути» и другие, более мелкие. Основную задачу профсоюзы видят в том, чтобы бороться за создание новых рабочих мест и за приоритет джибутийцев на рынке труда, за улучшение условий труда и быта рабочих, медицинского обслуживания, за сокращение налогов и тем самым за улучшение жизни низко- и среднеоплачиваемых категорий трудящихся — жертв головокру­жительного роста дороговизны жизни. В соответствии с трудовым кодексом, принятым еще Францией в 1952 г. для заморских департаментов и территорий, в стране установлена 40-часовая рабочая неделя с гарантированным минимумом оплаты труда в 15,8 тыс. джибутийских франков в месяц. В соответствии с мусульманскими обычаями пятница — выходной день. Члены профсоюза имеют право на забастовку, на оплачиваемый отпуск, на пособие в случае временной нетрудоспособности и на пенсионное обеспечение в старости. Пенсионный возраст определен в 55 лет. Причем фонд выплат пособий по временной нетрудоспособности, создаваемый в размере 18,7% заработной платы рабочих и служащих, образуется из отчислений 3% из заработной платы трудящихся, а 15,7% необходимой суммы взимается в качестве налогов с частных и государственных предприятий. Однако около 19 тыс. трудящихся, занятых в различного рода ремонтных мастерских, ателье, в сфере услуг и ремесленного производства, остаются вне профсоюзов, и поэтому трудовое законодательство на них не распространяется. Правом на пенсионное обеспечение и на получение пособий по временной нетрудоспособности они не обладают.

Социальное обеспечение государственных служащих осуществляется через так называемую пенсионную кассу. Ее средства формируются по такому же принципу, как и для кассы выплат по социальному обеспечению для рабочих, с той лишь разницей, что служащие вносят в эту кассу 5% своей зарплаты, а 11% общего фонда их зарплаты покрывает государство. Пособия на семью и детей этой категории лиц выплачиваются непосредственно из государственного бюджета, а медицинская помощь предоставляется нм бесплатно. Постоянную активность в общественной жизни страны проявляет Национальный союз джибутийских женщин (НСДЖ). Созданный 29 апреля 1977 г., он имеет своей задачей объединение женщин в целях укрепления национального единства и их привлечения к строительству молодой республики. Основным направлением деятельности НСДЖ является организация культурно-просветительской работы и особенно ликвидация неграмотности, поскольку 90% женщин не умеют ни читать, ни писать. С этой целью при местных отделениях союза создаются кружки по изучению французского, английского и арабского языков. Важным направлением работы НСДЖ стало распространение среди населения элементарных медицинских знаний. Совместно с министерством здравоохранения им регулярно проводятся семинары, особенно с молодыми женщинами, по вопросам гигиены, детского питания, воспитания детей, домоводства. Все большее внимание уделяется профессиональной подготовке, особенно девушек. Для них создаются швейные и вышивальные мастерские, их обучают искусству плетения корзин. В последнее время женщины стали приобщаться к сельскому хозяйству, учатся выращивать фрукты и овощи, разводить кур. Для них создаются кулинарные курсы, где в целях пропаганды потребления рыбы первостепенное внимание уделяется приготовлению рыбных блюд.

Налаживаются международные связи НСДЖ, в первую очередь с женскими организациями арабских стран. В ноябре 1981 г. НСДЖ был принят в Ассоциацию арабских женщин. Поддерживаются контакты с женскими организациями соседних стран и Франции. Еще до провозглашения независимости были установлены первые контакты с Комитетом советских женщин. В апреле 1985 г. делегация джибутийских женщин посетила Советский Союз. Под непосредственным контролем НСДЖ работает Ассоциация охраны материнства и детства, в ведении которой находится Центр охраны здоровья матери и ребенка, являющийся по сути своей приютом для девочек-сирот и матерей-одиночек. Воспитанием мальчиков-сирот и бывших беспризорных занимается Ассоциация охраны юношества. Проживая в интернате этой ассоциации, мальчики получают неполное среднее образование и такую рабочую специальность, которая особенно необходима в условиях Джибути. В тесном контакте с НСДЖ и министерством здравоохранения действует Общество Красного Полумесяца. В октябре 1986 г. оно было принято в Международное общество Красного Креста и Красного Полумесяца. Основная задача общества — оказание помощи населению, пострадавшему от стихийных бедствий, инвалидам, санитарное просвещение, а также привлечение международной помощи находящимся в Джибути беженцам.

Особое внимание со стороны НОП и руководства страны уделяется работе с молодежью. И это вполне закономерно. Ведь молодые люди в возрасте до 25 лет составляют 63% населения республики. Осознавая важность работы с этой категорией людей, руководство НОП провозгласило в феврале 1978 г. создание под своей эгидой Национального союза джибутийской молодежи (НСДМ). Однако, поскольку эта организация не пользовалась популярностью среди молодежи, в 1981 г. она была распущена, а все функции работы с молодежью переданы министерству нацио­нального образования, по делам молодежи и спорта. Основными центрами политико-воспитательной работы с юношами и девушками стали созданные во всех кварталах столицы и окружных центрах страны дома молодежи и дома культуры. Воспитательная работа с учащейся молодежью осуществляется в учебных заведениях путем создания различного рода ассоциаций: спортивных, социально-воспитательных, социальнокультурных и др. Поскольку такая форма работы с юношами и девушками давала положительные результаты, она в соответствии с декретом президента от 23 июня 1986 г. была распространена и на дома молодежи, при которых также стали создаваться различного рода ассоциации по интересам. Для того чтобы при­общить молодежь к творчеству, искусству, спорту и защитить ее от такого национального бедствия, как преступность, большое значение придается развитию спорта и художественной самодеятельности: ежегодно проводятся фестивали театрального творчества, кон- курсы поэзии и рисунков, спортивно-массовые и другие мероприятия с присуждением премий не только победителям, но и активным участникам этих фестивалей. С марта 1984 г. в учебных заведениях появились ассоциации скаутов. Их задача заключается в приобщении детей к общественно полезному труду. Скауты, в частности, занимаются приведением в порядок улиц и дорог, посадкой деревьев. Например, в летние каникулы 1986 г. группа скаутов занималась посадкой саженцев в лесу Дай. Широкое развитие среди скаутов получают различные виды спорта. Наряду с общественными в Джибути существует ряд национальных и иностранных неправительственных организаций. В основном это благотворительные общества, деятельность которых направлена на оказание помощи государственным органам здравоохранения и образования. Наиболее известными из них являются созданные еще до провозглашения независимости джибутийские отделения международных клубов «Лайонз» и «Ротари». Их членами состоят главным образом крупные джибутийские и иностранные предприниматели и общественные деятели. Например, в уставе клуба «Ротари» подчеркивается, что в него можно принимать не более чем по два представителя от каждой отрасли экономики. Примерно по такому же принципу организован и «Лайонз-клуб». Своего рода отделением клуба «Ротари» стал учрежденный в 1987 г. женский клуб «Иннер-Уил», в состав которого входят жены участников клуба «Ротари».

Основным направлением работы этих трех организаций является благотворительная деятельность. Она состоит в том, что на поступающие в их кассу средства в виде членских взносов, пожертвований и сборов от организаций вечеров и других мероприятий они покупают различное оборудование, материалы, книги, которые передаются тем или иным государственным учреждениям. Основными объектами помощи этих объединений стали больница им. Пельтье, Центр охраны здоровья матери и ребенка, Национальная ассоциация молодежи, Национальный союз джибутийских женщин. Так, больнице им. Пельтье было предоставлено оборудование для биохимической лаборатории, Центру охраны здоровья матери и ребенка — продукты питания, лицею г. Джибути и детскому приюту Национальной ассоциации молодежи — учебники и художественные произведения. Особенность деятельности «Лайонз-клуба» состоит в том, что 8 октября каждого года он отмечает Международный день лайонизма. В этот день он организует сбор донорской крови для больницы им. Пельтье, сопровождая это мероприятие широкой рекламой с привлечением всех национальных средств массовой информации. Одновременно начиная с 1987 г. проводится проверка доноров на наличие вируса иммунодефицита человека, чтобы способствовать предупреждению и выявлению больных СПИДом в Джибути.

С декабря 1986 г. в Джибути действует французская организация Операсьон Андикан Энтернасьональ. Ее цель — оказание помощи больным полиомиелитом и костным туберкулезом путем изготовления для них протезов из подручных материалов, а также обучение инвалидов основам простейших ремесел, чтобы дать им возможность зарабатывать себе на жизнь. Крупнейшей иностранной неправительственной организацией является Французская ассоциация добровольцев прогресса. Ее первые представители прибыли в страну в 1977 г. Они имели целью оказание помощи эфиопским беженцам, хлынувшим в Джибути в связи с развязанной Сомали вооруженной агрессией против Эфиопии. В последующие годы «добровольцы прогресса» сосредоточили свои усилия на оказании джибутий- цам содействия в развитии земледелия. В созданных ими в различных районах страны кооперативах выращиваются финиковые пальмы, цитрусовые, различные огородные и садовые культуры, а это способствует не только обеспечению занятости населения, но и расширению продовольственной базы страны и повышению жизненного уровня народа.

НАСЕЛЕНИЕ ДЖИБУТИ.

Характерной особенностью древнейшей истории Африканского Рога — полуострова, простирающегося на восток от эфиопских горных массивов до Аденского залива и Индийского океана, являлась постоянная миграция населения. Обнаруженные несколько лет назад в окрестностях г. Диккиля и к северу от г. Таджуры стоянки древне- го человека и найденные на этих местах каменные орудия труда подтверждают версию о том, что этот район был заселен еще в глубокой древности. Согласно одной из теорий, за несколько тысячелетий до нашей эры в Восточную Африку началась миграция кушитского населения из Азии. В более поздние периоды на эти земли, поскольку они расположены па перекрестке торговых путей, соединяющих Египет, Судан, Аравию и близлежащие районы юга Восточной Африки, стали продвигаться аравийские семиты. Оттесняя коренное население в сторону Кении, пришельцы, смешиваясь с ними, закладывали таким образом основы для появления новых групп населения Африканского Рога. Согласно другой теории, народы, населявшие районы вокруг озера Абайя, север Кении и юг Эфиопии, постепенно продвигались на север и восток Восточной Африки, где они с течением времени перемешивались с другими народами, продвигавшимися в этот район из Египта, Судана, Аравии и Средней Азии.

Полагают, что наиболее древними из известных народов, населявших восточную и южную части Африканского Рога в начале нашей эры и в средние века, были племена банту, называемые иногда народом зендж. На юго-западе Сомалийского полуострова жили галла (ныне входят в состав эфиопских народов), севернее — берберы, или барбары,— предки некоторых сомалийских племен, на севере и западе — эфиопы. Постепенно район Африканского Рога стал все более заселяться галла, и к началу XVI в. они, заняв побережье Аденского и Таджурского заливов до Бабэль-Мандебского пролива, окончательно оттеснили банту на территорию нынешней Кении.

О пребывании галла на джибутийской территории свидетельствуют обнаруженные в некоторых местах развалины их сооружений и захоронений. Впоследствии галла были оттеснены с побережья сомалийскими племенами исса, обитавшими между заливом Таджура и нынешней Республикой Сомали. Оставленные галла земли стали заселяться не только племенами исса. но и кочевыми племенами — данакильцами, т. е. афарами.

Таким образом, на Африканском Роге происходили постоянная ассимиляция народов и их непрерывное движение, в результате чего основными этническими группами Республики Джибути стали обосновавшиеся на ее территории примерно с XVI в. афары, или данакильцы, родственные эфиопским афарам, и исса — одна из этнических групп народностей, живущих в Сомали. Существуют различные гипотезы происхождения названий «сомали» и «данакиль». «Сомали», или «со- мал», означает на сомалийском языке «идти доить», что свидетельствует о пастушеском образе жизни этого народа. «Данакиль» на эфиопском языке означает «море», поэтому афаров, которые проживали на побережье, называли «данакиль».

Ныне на долю этнических групп афаров и исса приходится около 90% населения Джибути. Принадлежащие к антропологической группе хамитов, афары и исса отличаются друг от друга по социальному укладу жизни, языку, хотя они и относятся к одной и той же нижнекушитской группе семито-хамитской языковой семьи. Афаров и исса часто называют восточными хамитами, чтобы отличить их от других групп хамитов, к которым относятся берберы. Часто их называют южными кушитами. Они, как правило, худощавые, стройные, высокие, мускулистые и крепкие. Рост исса, например, составляет в среднем 170 см. Для них, так же как и для афаров, которые по своим физическим особенностям больше походят на семитов, нежели на жителей тропической Африки, характерны тонкие черты лица, толстые губы, правильные носы, волосы у большинства людей вьющиеся, но иногда волнистые или почти прямые. Цвет кожи варьирует от цвета кофе с молоком до черного, но несколько светлее, нежели у представителей негроидной расы.

Исса являются наиболее крупной этнической группой народности сомали, включающей еще пять этнических групп: гадабурси, иссак, дарод, хавайе и саб. Сомалийские племена не признают установленных колонизаторами границ, и джибутийские исса имеют крепкие родовые связи с другими сомалийскими племенами, населяющими северные районы Сомали и восточные районы Эфиопии. Проживая в основном в северо-западных районах Сомали, в эфиопской провинции Харэр и в южных районах Джибути (округ Али - Сабие, частично округ Диккиль, где они соседствуют с афарами), исса продолжают кочевать по территории Лжибути, Сомали и Эфиопии — от городов Джибути и Зейла на востоке до Дыре-Дауа в Эфиопии, где постоянно проживает и верховный вождь этой группы — «угас», традиционно избираемый из племени вардик.

Будучи неоднородной группой, исса подразделяются на две этнические подгруппы — абгаль и далол. Подгруппа абгаль составляет примерно три четверти группы исса, а из исса, проживающих на территории Джибути, на нее приходится примерно две трети, илишь одна треть этой этнической подгруппы — представители далол. В свою очередь, абгаль включает в себя племена ионис-мусса, саад-мусса, проживающие вдоль границы с Эфиопией и Сомали, мамасан и урвейне, основным местом сосредоточения которых является столица и ее пригород Арта.

В этническую подгруппу далол входят проживающие на территории Сомали, Эфиопии и Джибути племена фурлабе, хороне и в меньшей степени валалдон и вардик, живущие в основном на территории Эфиопии.

Этническая группа гадабурси включает в себя племена махад-ассе, макахил и абар-афан. В отличие от других сомалийских племен она ведет как кочевой, так и оседлый образ жизни и расселена главным образом в северо-западных районах Сомали и в эфиопской провинции Хауд. В г. Джибути представители этих трех племен гадабурси появились с началом сооружения морского порта. Их поток в этот город возрастал по мере развертывания работ по строительству не только порта, по и железной дороги Джибути— Аддис- Абеба, и в настоящее время они проживают в основном в самой столице.

Этническая группа иссак, расселенная в большинстве своем вдоль северного побережья Сомали и в меньшей степени в эфиопской провинции Хауд, ведет оседлый образ жизни. Так же как и гадабурси, в Джибути они прибывали с началом строительных работ. В самой стране большая часть населения этой группы сосредоточена в столице и ее окрестностях. Представители племен других этнических групп народности сомали — дарод, хаване и саб — на территории Джибути представлены в незначительном количестве и в основном проживают в столице.

Социальная структура сомалийской народности имеет свой веками складывавшийся характер. В каждом племени имеется свой вождь. В некоторых племе- нах это право передается по наследству, а в ряде племен вождь избирается собранием вождей родов и глав семей. Вождь племени, являющийся одновременно и главным знахарем, осуществляет общее руководство общиной. Для принятия каких-либо крупных решений он собирает совет старейшин. Вождь разбирает наиболее важные конфликты между членами племени. Разного рода мелкие разногласия решаются непосред­ственно путем переговоров с заинтересованными сторонами и в соответствии с очень строгими нормами сложившихся в племени обычаев. За каждый проступок предусмотрен штраф, который оплачивается живым скотом.

Каждое сомалийское племя обладает весьма большой автономией. Оно, как правило, не посягает на свободу своих соседей, но и свои интересы сомалийцы умеют защищать. Они быстро объединяются перед лицом общей опасности п в критический момент приходят друг другу на выручку.

Политическая, экономическая и социальная жизнь сомалийских племен регулируется исторически сложившимися законами, обычаями и традициями. Для каждого племени характерен свой кодекс взаимоотношений, который устно передается из поколения в поколение. Так, например, законы исса объединяются единым понятием «хээр исса» (Хеег Issa). К сожалению, до сегодняшнего дня не было проведено какого- либо серьезного исследования этого кодекса политических, социальных и культурных взаимоотношений между членами данного общества.

Слово «хээр» имеет двойной смысл. Прежде всего оно употребляется в качестве глагола, который означает «направить действие, препятствовать чему-то, что-то ограничить, против чего-то защищаться». Оно переводится также словами «ограничить пространство», а существительное «хээро» означает «огороженное место». «Хээр» переводится также как «арматура» или, скорее, «веревка», которой связываются две центральные дуги сомалийской хижины. Таким образом, это слово можно понимать как выражение поддержки и ограничения. Укрепление позиций одних для того, чтобы лучше противостоять другим,— таковы два смысла этого слова. Наиболее же часто оно употребляется как свод законов, определяющих нормы поведения людей в обществе, а также правила Претворения законов в жизнь Хээр предусматривает различные рекомендации, наставления, принципы, нормы поведения, структуру социального устройства кочевников. Он является своего рода их конституцией, которая имеет целью защиту прав личности, но в первую очередь призвана отстаивать интересы общества от эгоистических устремлений отдельных людей. Его положения точны, кратки и принципиальны. При разборе споров принимаются во внимание все обстоятельства, при которых было совершено нарушение. Сомалийская пословица говорит, что самым лучшим исходом является урегулирование спора в интересах обеих сторон. Небезынтересно отметить, что хээр строго соблюдается всеми исса независимо от того, проживают ли они на территории Джибути, Сомали или Эфиопии.

В основу его заложено восемь главных принципов. Первый из них подчеркивает демократию кочевников. Суть его состоит в том, что все без исключения исса равны между собой. Второй принцип говорит о сообществе как о сшитой воедино ткани, т. е. о солидарности членов этих племен. «Бог создал меня из семени, а мой предок передал мне культуру»,— гласит третий принцип, выражая этим философские воззрения исса, для которых природа является творением бога, а культура — результатом деятельности человека.

Четвертый принцип утверждает, что хээр исса таков же, как дерево жеерин. Характерная особенность жеерина состоит в том, что, произрастая среди густого леса и будучи низкорослым, это дерево расстилается на большой площади. Таким образом, заложенная в этом понятии идея свидетельствует о том, что никому не дано право нарушать сложившиеся традиции. Суть пятого и шестого принципов заключается в том, что не должно быть никакой обиды, если хээр устранил правонарушение. В соответствии с седьмым принципом исса могут иметь гостей, но они никогда и никому не должны ни покровительствовать, ни предоставлять помощь. Это положение трактуется таким образом, что хээр обязывает исса быть гостеприимными, по он запрещает им впадать в зависимость от кого бы то ни было или навязывать ее другим племенам. Исса имеют обязательства перед своими соплеменниками, но они против того, чтобы другие жили среди них или находились под их покровительством. Основной целью этого принципа является, таким образом, укрепление единства племен.

Восьмой принцип утверждает, что исса обладают тремя общими достояниями — пастбищами, гостеприимством и хээром. Он, таким образом, провозглашает право каждого на использование пастбищ. Согласно этому принципу, человек, если он принят исса в свое общество, не может быть востребован его собственным племенем, но имеет право быть приглашенным любым другим племенем. Что касается хээра, то, как мы видим, он охватывает все аспекты деятельности кочевников, регулирует их социальную жизнь и в этой связи рассматривается в качестве политической консти­туции исса. Вместе с тем хээр является очень четким и точным уголовным кодексом. Им предусматриваются конкретные наказания за каждый вид преступления. Прежде всего следует сказать, что у кочевников нет тюрем, куда бы они могли помещать преступников. Провинившийся продолжает вести кочевой образ жизни даже тогда, когда он совершил убийство. Лишь в крайнем случае за ним будет установлено строгое наблюдение на период расследования. Это объясняется тем, что при кочевом образе жизни невозможно подобрать место, где преступника можно было бы содержать и охранять, но цена крови очень дорога.

За убийство мужчины преступник должен заплатить его родственникам 100 верблюдов. Жизнь женщины оценивается в 2 раза дешевле. Это очень большое наказание. Чтобы собрать 100 или даже 50 верблюдов, нужно бросить клич не только своим ближайшим родственникам, но и многим соплеменникам. Преступника, конечно, выручают, но, получив верблюдов, он становится вечным должником. Он не сможет купить себе жену и, таким образом, лишается возможности обзавестись своей семьей.

Количеством верблюдов определяется наказание и за ранение. Причем, если кочевник ранен в левую руку или левую ногу, он должен получить на одного верблюда больше, чем если бы он был ранен в правую руку или правую ногу. Такой подход объясняется тем, что в случае нападения исса обороняются левой рукой и левой йогой. Правая же рука предназначена для нападения, что среди этого племени не поощряется. За незначительные преступления расплачиваются баранами.

Афарские племена, будучи объединенными в 18 султанатов, занимают вЭфиопии и Джибути территорию 150 тыс. км2, протянувшуюся на западе по линии от г. Массауа на севере до железнодорожного моста па реке Аваш на юге, а па востоке их территория простирается до г. Обок. У них довольно сильна племенная иерархия. Хотя формально султанаты являются независимыми друг от друга, главенствуют среди них наиболее сильные, и неоспоримое старшинство признается за наиболее древним и влиятельным «великим» султанатом Аусса. Наряду с султанатом Аусса на территории нынешней республики полностью размещаются султанат Таджура, две трети султаната Рахейта и почти полностью султанат Гобаад.

Во главе каждого султаната стоит верховный вождь. Он носит титул «дардар» или «адкальом». Эти два понятия равнозначны и переводятся единым словом «султан». Вторым человеком, но уже не располагающим правом принимать решения, является «банойта», т. е. визирь. В случае смерти султана происходит коронация визиря в султаны, а сын бывшего султана сразу же становится визирем. Церемония возведения в султаны проходит очень торжественно, сопровождается плясками и песнями. По этому поводу мужчины и особенно женщины одеваются в самые лучшие наряды, на лица надевают маски, на руки и па шею — всевозможные украшения.

Султан наделен очень широкими полномочиями. В прошлом он решал вопросы войны и мира. Ныне он обладает правами исполнительной власти. Совместно с советом старейшин разрешает споры между членами племени. Но в случае возникновения каких-либо осложнений конфликтующие стороны предпочитают решать их полюбовно, при посредстве третьего человека, поскольку мера наказания, определяемая султаном, весьма сурова. Он не только разрешает споры, но и устанавливает меру наказания за совершенный проступок, исходя при этом из исторически сложившихся норм «Мадка», т. е. традиционного афарского права, которым четко предусмотрены наказания за каждый вид проступка. Они могут быть телесными или в виде штрафа, уплачиваемого деньгами или скотом. Поэтому при разрешении споров афары чаще всего обращаются к вождю племени, который стремится примирить людей, по прибегая к наказанию и руководствуясь при этом традиционным «кодексом жизни» — «хинто», что в переводе на русский язык означает «жить в мире».

Султанаты подразделяются на племена, подплемена, фракции и подфракции, за которыми исторически закреплены определенные территории на правах их собственности. Во главе каждого племени стоит вождь, или, как его называют, кедо-хабба (kedo-h-abba). Право быть вождем племени передается по наследству от отца к старшому сыну. В случае его отсутствия новый кедо-х-абба избирается из числа наиболее близких к покойному людей. Своих вождей, или жюлюб- абба (gulub-abba), имеют и наиболее крупные под- племена. Джибутийские афары, будучи родственными эфиопским афарам, занимают две трети территории Джибути.

Они подразделяются на две этнические группы — адойямара, или «белые люди», и ассайямара, или «красные люди». Эти названия обусловлены тем, что первая этническая группа афаров сосредоточена около побережья Красного моря, в так называемом районе белых песков, а вторая кочует на красных землях внутренних районов Эфиопии и Джибути.

Афарская этническая группа ассайямара, включающая в себя племена олото-к-мадима, гомбар, аблисса, олото-к-модайто, вандаба, галаела, адкальго, проживает в районе султаната Аусса. Земли султанатом Таджура, Рахейта и Гобаад заселены племенами этнической группы адойямара.

В последнее время афары начинают переходить к оседлому образу жизни и наряду со скотоводством занимаются земледелием. Значительные группы афаров уже обосновались в городах, где работают в государственных учреждениях, занимаются торговлей, рыболовством и ремесленничеством. Уходит в прошлое былая иерархия племен. По закону в Республике Джибути представители всех народностей имеют равные права, и какая-либо дискриминация по племенному признаку в этой стране практически отсутствует. Однако исторически сложившаяся организационная структура афарского общества продолжает существовать. С момента рождения и до самой смерти афары подчиняются строгим правилам, которые обеспечивают сплоченность племени и вместе с тем способствуют развитию индивидуальных способностей каждого его члена. Независимо от положения и возраста все афары, в том числе и то, которые давно ушли из своего племени и обосновались в городах, подчиняются строгой дисциплине, так называемой фиме — их социальной организации, основной целью которой является укрепление солидарности между представителями различных афарских племен и обеспечение взаимной защиты. Никто не может не выполнить решение, если оно принято большинством членов фимы.

Фима вмешивается в самые различные области, в том числе и в личную жизнь любого афара. Особо наказуемым является проступок, если, уйдя на заработки в город, афар оставил жену и детей без средств к существованию. Фима обязывает его помогать жене и детям. В случае неповиновения она подвергает мужчину штрафу или телесному наказанию. Семейная жизнь афаров, начиная от рождения и до самой смерти, строго регламентирована. Каждый афар должен полностью соблюдать все ритуалы рождения ребенка, женитьбы и смерти, передающиеся из поколения в поколение. Согласно обычаям, предпочтительными являются браки между двоюродными братьями и сестрами. Молодой человек имеет, например, приоритетное право и обязан жениться на дочери сестры своего отца. После свадьбы молодые проживают сначала у родителей жены. Лишь после рождения первого ребенка они получают право на создание собственного очага. Если же муж уходит на заработки, то он оставляет жену у своих родителей.

Хозяйственная и духовная жизнь коренного местного населения, как сомалийцев, так и афаров, ведущих кочевой образ жизни, на протяжении веков не претерпела существенных изменений и, несмотря на различие их языков и некоторых обычаев, имеет много общего. В поселке Ранда округа Таджура нам рассказывали, что 80% кочевников афаров не признают законов государства и продолжают жить по обычаям предков. Одеваются афары легко. Их одежда хорошо проветривается. Ходят, как правило, без головных уборов. Вместо брюк многие мужчины предпочитают носить длинные хлопчатобумажные разноцветные юбки. Вся жизнь семьи кочевника проходит в странствиях за стадом коз, овец и верблюдов, составляющих их единственное богатство. «Без скота ты умрешь с голоду»,— говорит местная пословица. Не имея скота, молодой человек не может создать свою семью: чтобы жениться, он должен преподнести родителям своей невесты в подарок 30— 40 баранов или трех-четырех верблюдов.

В последнее время натуральные подношения все больше и больше заменяются деньгами, особенно в городах. Вот и получается, что если человек богат, то по мусульманским законам он может иметь две-три, а иногда и четыре жены, а тот, у кого нет скота или денег, на всю жизнь остается холостяком. Вступив в брак, муж дорожит женой, поэтому разводы в этой стране, особенно в сельской местности, довольно редки. В прошлом афары и исса враждовали между собой. Весьма частыми были столкновения из-за пастбищ. В настоящее время трайбалистские противоречия постепенно сглаживаются. Все больше становится смешанных браков между афарами и исса, а также с выходцами из других племен.

Мужчина может вступать в брак с 18-летнего возраста. Для женщин брачный возраст не установлен. Регистрация браков и разводов осуществляется в шариатском суде. По закону супруги имеют равные права. Однако по мусульманским традициям главой семьи считается муж. При вступлении в брак женщина сохраняет свою фамилию. Родившийся ребенок получает фамилию отца и приобретает равные права с другими его детьми. В случае если один из родителей после развода вступает в другой брак, он продолжает сохранять все свои права и обязанности в отношении своих детей от предыдущих браков.

Согласно кодексу о джибутийском гражданстве от 23 октября 1981 г., в Джибути не признается двойное гражданство. Если один из родителей является иностранцем, то ребенок независимо от места своего рождения считается иностранцем и лишь с 18 лет может принять джибутийское гражданство.

Стойбища кочевников состоят из нескольких юрт высотой до 1,5 и длиной 3— 6 м, отстоящих одна от другой на 5— 10 м. Они легко разбираются, и каждая из них может перевозиться одним верблюдом. В качестве арматуры используются длинные и тонкие ветви деревьев, которые покрываются тканями, сплетенными из пальмового волокна. В такой юрте, обычно серого цвета, располагается вся семья кочевника — 10— 12 взрсслых и детей. В районах, где пальма редкость, сомалийки собирают кору деревьев, кипятят ее, затем долго кромсают, прядут и после этого ткут ткани, которыми затем покрывают юрты. Домашнее имущество сводится к трем-четырем циновкам, домашней утвари и посуде (деревянной у сомалийцев, плетеной, но не пропускающей воду у афаров, емкостям из козьих кож для хранения воды) и к таким видам оружия, как копье, секира, щит, а иногда и охотничье ружье. Если кочевники переходят на оседлый образ жизни, то они не сразу отказываются от привычных им юрт. Лишь с течением времени они начинают строить свои жилища из досок или складывать их из крупных камней, оставляя между ними небольшие отверстия с тем, чтобы обеспечить постоянную вентиляцию воздуха.

Кочевники не любят заниматься ручным трудом. Их кустарное производство ограничивается изготовлением с помощью обыкновенного шила плетеных изделий, в частности корзинок, а также изделий из дерева и кожи. Гончарное ремесло им неизвестно. На производстве кинжалов и обработке железа специализируется маленькое сомалийское племя тумаль. Тумалы обладают искусством переделывать всевозможные железные изделия в кинжалы и ножи. В настоящее время они особенно широко используют для этого старые рессоры грузовиков. Представители племени тумаль являются также знахарями и парикмахерами. Старые кочевники, особенно из исса, не едят рыбу, поэтому рыболовство не развито. Им занимается лишь незначи­тельная часть афаров из округов Обок и Джибути.

Сомалийцы и афары мало едят, принимая пищу только один раз в день. Их рацион скромен и прост. Мяса они потребляют очень мало, чтобы не нанести ущерба стаду. Только в исключительных случаях, когда надо отметить важное семейное событие или оказать честь пришедшему гостю, они забивают барана или козу. Особенно они любят верблюжье молоко, которое по своим питательным свойствам значительно превосходит коровье и козье. По их словам, дети от года до 10 лет будут сильными и здоровыми даже в том случае, если будут питаться лишь одним верблюжьим молоком. Употребляют они его исключительно в натуральном виде и каких-либо молочных продуктов из него не делают. Коровье молоко предпочитают оставлять маленьким детям, поскольку оно легче усваивается по сравнению с верблюжьим или козьим.

В случае нехватки продуктов питания кочевники собирают плоды некоторых деревьев. Необходимые товары закупают у торговцев, кочующих на верблюдах между побережьем и внутренними районами страны. На свои скудные доходы они покупают ткани, сигареты, спички и дурру — сорт проса, культивируемый в Эфиопии. Крупа употребляется в пищу в вареном виде или с молоком. Из нее же делают печенье.

Кочевники по занимаются охотой и не истребляют дичь. Это объясняется рядом причин. Прежде всего тем, что в некоторых районах Джибути редко можно встретить диких животных, мясо которых пригодно в пищу. К тому же религия запрещает убивать бородавочников — африканских диких кабанов. Не последнюю роль играют и обстоятельства материального характера. Кочевник всегда имеет наготове ружье, но использует его лишь в случае крайней необходимости, поскольку он не в состоянии приобрести достаточное количество дроби, а также из-за уважения к таким неагрессивным, но красивым животным, как газель пли диг-диг — один из видов карликовых антилоп.

Европейцев кочевники встречают дружелюбно. Охотно показывают принадлежащих им овец, коз, верблюдов. Но стоит раскрыть фотоаппарат, как они сразу же становятся агрессивными. Свое стадо они ни в коем случае не разрешают фотографировать, а себя если иногда и позволяют, то за довольно высокое денежное или материальное вознаграждение.

Кочевники, однако, проявляют агрессивность к тем, кто пытается вторгнуться на их пастбище. Непрекращающиеся жестокие войны были в прошлом между племенами из-за колодцев и пастбищ, часто представлявших собой бесплодную степь, покрытую мелкими колючими кустарниками. Воинственные и часто жестокие нравы кочевников являются результатом окружающей неблагоприятной, порой враждебной естественной среды, в которой выжить может лишь человек сильный и ловкий.

С самого раннего детства мальчики приобщаются к суровой жизненной школе. В возрасте трех-четырех лет им доверяют охранять маленьких ягнят, чтобы они учились ухаживать за животными. В пять-шесть лет они пасут стадо и учатся убивать одним ударом камня змею или хищную птицу. Затем их обучают обращаться с листьями папоротника и с копьем. Между 13 и 15 годами они становятся полноправными людьми и каждому юноше вручается кинжал, который он носит на поясе и с которым не расстается всю жизнь. Он должен уметь постоять за себя и в случае необходимости защитить других, поймать в ловушку или убить хищных животных — гепарда, гиену, шакала, степную рысь, когда они представляют опасность для скота.

Между 25 и 30 годами кочевник создает свой очаг. Он должен уметь защитить свою семью в любых обстоятельствах, постоянно помогать женам и детям. Еще в детстве его обучают использовать различные природные продукты. Он хорошо знает свойства зеленых растений, может лечить многие болезни. В качестве терапевтического средства широко используется жар и огонь. Болезни бронхов лечат путем вдыхания дыма, образующегося при сгорании некоторых видов деревьев. При лечении недугов используется раскаленное железо.

Для чистки зубов, придания им белизны, укрепления десен и гигиены рта повсеместно, впрочем, как и в большинстве стран Африки и Ближнего Востока, используются стебли салвадора персика (SalvadoraРегsica), или, как его называют в Джибути, адаи (Adai). Стебли этого растения, разрезанные на куски длиной 30 см, можно купить на любом базаре. Они имеют губчатую структуру, и зубами их можно превратить в своего рода щеточку для чистки зубов и десен. Причем ее волоски настолько тонки, эластичны и вместе с тем крепки, что, свободно проникая в пространства между зубами, позволяют их чистить со всех сторон. Какого-либо серьезного изучения химического состава салвадора персика еще не проводилось, но установлено, что кора стебля содержит хлор, способствующий очистке зубов и позволяющий удалять с их поверхности зубной камень и другие наслоения. Укреплению десен способствует содержащийся в его коре триметиламин; кремнезем, обладая абразивными свойствами, очищает зубы, канифоль создает защитную пленку на эмали, сернистые соединения, действуя как антибиотики, способны уничтожить микробы. Кроме этих веществ, в кожуре адаи содержатся витамин С, различные соли, танин и другие компоненты, благотворно влияющие па укрепление десен. Хотя в последнее время городские жители все шире применяют зубные щетки и пасту, палочки адаи не теряют своего значения. Ими пользуется большинство населения Джибути. Причина такой приверженности к адаи не только традиция, но и экономический фактор. Палочка адаи стоит 20 джибутийских франков, а зубная щетка с соответствующим количеством пасты обходится в 1500 франков.

Глава семьи занимается производством из дерева необходимой для хозяйства утвари, шьет из кожи верблюда или быка сандалии для всех членов семьи. Поскольку животных забивают редко, сандалии берегут. Их обувают лишь тогда, когда совершают длительный путь по трудным и каменистым тропинкам. Большую часть времени кочевники ходят босиком, а сандалии несут на палке, которую, как правило, держат на плечах. В левой руке у кочевника можно часто видеть бутылку или пластмассовую флягу с водой. Ее они берегут и пьют лишь в случае очень сильной жажды.

Глава семьи хорошо знает местонахождение в округе всех колодцев. При решении вопроса о дальнейшем передвижении он постоянно советуется с другими членами племени, узнает, где выпали последние дожди, в каком месте имеются свободные пастбища. Он проверяет, чтобы колодцы па пути следования не были сухими, а сам путь был безопасным. Лишь тогда, когда получена вся необходимая информация, глава семьи отдает распоряжение разбирать юрты и передвигаться на другое место. Если дорога представляется опасной или возможны столкновения с враждебными племенами, то объединяются несколько семей, чтобы обеспечить безопасность передвижения.

Перегон скота, особенно овец, с равнин в горы связан с циклом дождей, но, как правило, в зимние месяцы скот пасут на равнинах, а на лето угоняют в горы. Во время летнего, засушливого периода деревья и растения становятся серыми и сухими, но стоит пройти маленькому дождю, как из земли мгновенно появляется зелень, которой кочевники очень рады. Изголодавшиеся животные ее сразу же поедают. Не пропадает ни одна травинка. Очень проворны козы. Они питаются не только травой, но и листьями различных деревьев, используя при этом каждую возможность, чтобы добраться до веток и съесть все, что только возможно. Если у дерева стоит машина, то козы лихо вскакивают на ее крышу и начинают поедать верхние листья. По веткам, до которых животные не дотягиваются, мужчины бьют палками, и падающие листья сразу же поедаются козами.

Маленьких животных, особенно ягнят и козочек, кочевники стараются спасать от гиен и шакалов не только с помощью ружья. Афары, например, строят круглые укрытия из больших камней, высотой до 1 м и площадью до 1,5 м2, и на ночь загоняют в них своих маленьких и беззащитных животных. На день их выпускают на волю, но постоянно держат в поле своего зрения с тем, чтобы не допустить нападения на них диких зверей. Развитие капитализма в Джибути ведет к разложению общинно-племенной социальной структуры и созданию новых, капиталистических производственных отношений. Начавшийся в конце XIX в. уход афаров и сомалийцев в города приобретает все больший размах, чему в немалой степени способствует разразившаяся в последние годы засуха, охватившая в числе других государств Эфиопию, Сомали и Джибути. Многие ко­чевники, лишившись из-за недостатка кормов и воды своих верблюдов, овец и коз, направляются вместе с семьями в города, в основном в столицу. Кое-кому из них удается найти то или иное занятие. Другие же пополняют армию безработных. Однако есть и такие кочевники, которые переходят на оседлый образ жизни и, продолжая заниматься скотоводством, начинают выращивать овощи и фрукты. Трудно дается им наука земледельца, и не только потому, что они не имеют знаний и навыков обработки земли и производства сельскохозяйственных культур. Сложнее всего перестроить психологию кочевника, заставить его полюбить труд земледельца, которым он никогда не занимался и который ранее презирал. Уйдя в города или перейдя на оседлый образ жизни, ни афары, ни исса не утрачивают связей со своей общиной и в меру возможности помогают материально своим родственникам, продолжающим вести кочевой образ жизни.

Наряду с афарами, исса и представителями других племен сомалийской народности в Джибути, особенно в городах, обосновывались арабы, главным образом из Северного и Южного Йемена. Постепенно многие из них ассимилировались с местным населением. Однако основная масса арабов, а их численность определяется в 18 тыс. чел., продолжает сохранять свой язык и свой уклад жизни. Насчитывается несколько сот индусов и пакистанцев. В основном они занятых в сфере розничной торговли, работают портными, парикмахерами, часовщиками, преподавателями. В среде джибутийцев велика прослойка эфиопов, большинство которых давно ассимилировалось с местным населением.

Массовое прибытие европейцев в Джибути началось на заре XIX в. и особенно усилилось после ввода в эксплуатацию в 1869 г. Суэцкого канала. Первыми пришельцами были коммерсанты. Для управления колонией прибывали чиновники французской администрации. За ними следовали мелкие предприниматели, фермеры, затем появились французские войска. Создание в Джибути крупной военно-морской базы еще больше усилило приток в эту колонию европейского населения. Следует подчеркнуть, что в период борьбы джибутийского народа за свою политическую независимость многие французские предприниматели, боясь национализации, прекратили свою деятельность и покинули Джибути. Однако и по сей день французское присутствие в различных ее районах, и в частности в столице, остается весьма значительным, особенно в сфере внешней и внутренней торговли и кредитнобанковской системы. Небольшая группа французских граждан, главным образом выходцев с острова Корсика, продолжает заниматься предпринимательской деятельностью, и прежде всего в сфере услуг и строительства. В категорию европейцев, проживающих в этой стране, общая численность которых достигает 12 тыс. чел., входят также сообщества армян и греков, имеющих, как правило, французское гражданство, и итальянцев, перебравшихся сюда из Эфиопии после 1974 г.

Более чем столетнее господство в Джибути французских колонизаторов оказало существенное влияние на формирование социальной структуры общества. Однако и по сей день характерной особенностью сельского населения является то, что в поисках воды и корма для своего скота оно бесконтрольно передвигается через границы с Эфиопией и Сомали и в любое время возвращается в Джибути. Вместе с тем как афарские, так и сомалийские племена, постоянно проживающие в Эфиопии и Сомали, весьма часто и по тем же самым причинам проникают на территорию Джибути, а поэтому дать точную оценку численности населения этой страны представляется делом довольно сложным.

Согласно официальным данным, население Джибути росло очень быстрыми темпами как за счет высокой рождаемости, так и за счет миграции из соседних стран. Так, если в 1921 г. на ее территории проживало 64 440 чел., из которых 4168 чел. приходилось на иностранцев — арабов, эфиопов, индусов, евреев, суданцев и персов, то к 1970 г. оно возросло до 166 тыс. чел. Настоящий демографический взрыв произошел в последующие 15 лет, и к 1986 г. общая численность населения достигла 456 тыс. жителей. Учитывая, что ежегодный прирост населения составляет в настоящее время 3%, можно предположить, что к 2000 г. общая его численность в стране достигнет 650 тыс. чел. На долю молодежи в возрасте до 20 лет приходится 51% жителей, а на лиц старше 50 лет — лишь 8%. Средняя продолжительность жизни джибутийцев составляет 45 лет.

Плотность населения 19,7 чел. на 1 км2, но по территории оно распределено весьма неравномерно. Засуха, охватившая в последние годы многие районы Африканского Рога, в том числе и большую часть территории Республики Джибути, вынуждала лишившихся скота кочевников мигрировать в города, а поэтому рост городского населения шел довольно быстрыми темпами. Так, с 1973 по 1984 г. он составлял 7,9% в год. Это привело к увеличению численности городских жителей. Достаточно отметить, что в 1986 г. в городах проживало 75% общего количества населения страны, а в сельской местности — лишь 25%. Наиболее быстрыми темпами росло население столицы. В 1987 г. оно составляло 200 тыс. чел. По 20— 30 тыс. оседлых жителей проживало в Диккиле, Али-Сабие, Таджуре и Обоке. Около 150 тыс. чел. приходится на долю кочевников, сосредоточенных главным образом в округах Али-Сабие и Диккиль. Экономически активная часть составляет около 30% населения.

Господствующей религией является ислам. На долю мусульман приходится 94% верующих. При этом следует заметить, что практически все коренное население — афары, исса и обосновавшиеся в последнее столетие на территории Джибути гадабурси, иссак и другие представители сомалийской народности, а также проживающие в этой стране арабы исповедуют ислам суннитского направления и являются приверженцами мазхабы (религиозно-правовой школы) шафиитов. Такое положение обусловлено как географическими, так и историческими факторами. Окруженное мусульманскими народами население Африканского Рога сравнительно рано и быстро подверглось ислами- зации. Как сомалийские племена, так и афары по происхождению и древней истории считают себя этнически родственными арабам и свое происхождение датируют временем обращения в мусульманскую веру. Так, исса начинают генеалогию своих предков с VIII— IX вв. н. э., т. е. со времени предполагаемого внедрения ислама на Африканском Роге.

Нельзя не отметить, что па первых порах мусульманская религия явилась цементирующим началом в формировании единообразия мышления различных племен, в распространении арабского языка среди вождей и тем самым облегчала обмен и общение между племенами. Степень религиозности различных племен неодинакова. Наибольшей религиозностью отличаются афары из районов Года и Мабла, а из исса — представители племени мамассан. Регулярно посещают мечети, совершают молитвы и соблюдают пост городские жители. Среди кочевников ислам пустил менее глубокие корни, и соблюдаемые ими старинные племенные обычаи, основанные на местных традиционных верованиях и нередко вступающие в противоречие с предписаниями корана, все еще соблюдаются больше, нежели мусульманские обычаи и обряды. Молитвы совершаются кочевниками изредка. Соблюдение ими поста в месяц рамадана ограничивается несколькими днями. Женщины не носят чадру, не ведут затворнический образ жизни. Лишь 50— 55% джибутийской молодежи придерживается предписаний корана. Из религиозных заповедей, которым постоянно следуют джибутийские мусульмане, сохраняются лишь простейшие запреты — на употребление спиртного и свинины. Вместе с тем для джибутийцев, и особенно для кочевников, характерны фатализм, презрение к смерти и известное душевное спокойствие.

Прибывавшие вместе с колонизаторами христианские миссионеры пытались обратить местное население в католическую веру. С этой целью в Джибути и других городах они открыли католические школы, профессионально-технические центры, приюты для сирот. Однако, несмотря на эти меры, католицизм не нашел приверженцев среди коренных жителей. Его исповедуют лишь 4% населения. Не получили распространения и другие виды религии, в частности индуизм и буддизм, которых придерживаются выходцы из стран Азии, а также христианство, приверженцами которого являются выходцы из Эфиопии.

Характерной для Джибути была раздробленность исламского движения. Но после того как нынешний кади Джибути М. Д. Саматар создал в 1974 г. Ассоциацию исламской помощи, началась его консолидация. Отделившаяся от нее Ассоциация исламской организации через некоторое время вновь примкнула к ней на правах самостоятельного мусульманского объединения. Воссозданная религиозная организация стала называться Верховным исламским советом (ВИС).

После провозглашения независимости правительство Джибути, увидев в исламе эффективное средство для преодоления межэтнических противоречий, клановости и укрепления национального единства, взяло курс па объединение всех действовавших в стране религиозных мусульманских организаций и подчинение их государственной власти, чтобы не дать возможности местной мусульманской элите превратиться в самостоятельную политическую силу, которая находилась бы в оппозиции к правящему режиму.

С этой целью все руководство делами мусульманских организаций было сосредоточено в министерстве юстиции и мусульманских дел. Проведенное 4 января 1982 г. под эгидой этого министерства собрание членов суда шариата, Верховного исламского совета, других мусульманских организаций, имамов мечетей, преподавателей корана приняло решение об объединении ВИС с другими исламскими ассоциациями и о переименовании его в Союз исламских организаций (СИО) Республики Джибути. В качестве руководящего органа был сформирован управляющий комитет, председате­лем которого избран кади г. Джибути шейх MoтeДирир Саматар.

В распоряжении союза находится 61 мечеть, он управляет работой девяти шариатских судов, издает свой ежемесячный журнал. Официально целями СИО были провозглашены руководство и координация всеми видами религиозной деятельности, организация религиозных праздников, поддержание и культивирование религиозных традиций в масштабах всей страны, распространение исламского образования.

Все больше джибутийцев стали совершать, паломничество в Мекку, выезжать на учебу и стажировку в Египет, Саудовскую Аравию и другие арабские страны. Важное значение в деятельности СИО отводится борьбе со всякого рода сектантскими тенденциями в мусульманском движении, в этой связи большое внимание уделяется пропаганде корана. В стране регулярно проводятся конкурсы его чтецов. Лучшим из них присуждаются премии.

Пропагандистами корана выступают и некоторые вожди племен, владеющие арабским языком. Они обучают религиозной обрядности жителей своей общины. В силу этих причин положения корана постоянно сказываются на важнейших принципах существования и организации джибутийского общества. На базе религиозно-правовых основ ислама (шариата) регулируются права наследования, семейные отношения. Заключение брака санкционируется кади и освящается чтением корана. В соответствии с шариатом совершаются н разводы. Все важные политические мероприятия в Джибути начинаются с чтения корана. Бедность населения лишила исламские организации всякой пышности. В Джибути нет богатых мусульманских священнослужителей. Мечети столицы и других населенных пунктов, построенные на подаяния, сделаны из камня, но без роскоши, порой имеют совсем скромный вид.

Установление и форсированное развитие отношений Джибути с арабскими странами, ее вступление в Лигу арабских государств, организацию «Исламская конференция» и в ряд других мусульманских организаций послужили мощным толчком развития связей СИО с мусульманами других государств, особенно Саудовской Аравии и Египта. Одной из целей, которые при этом преследует СИО, является получение экономической помощи от нефтедобывающих арабских государств, и в этом плане Союз исламских организаций добился определенных положительных результатов. В частности, им было получено 7 млн джибутийских франков на завершение строительства мечети в г. Джибути от Лиги исламских государств, 50 тыс. реалов предоставила в качестве дара Саудовская Аравия.

Однако получение экономической помощи от Саудовской Аравии привело к появлению на джибутийской религиозной арене так называемых новых улемов, проповедующих культ ваххабитов, что стало вносить раскол в религиозную жизнь страны, поскольку ваххабизм рассматривается в Джибути как один из пережитков средневековья, который противоречит культурно-религиозным традициям джибутийцев. Обеспокоенный этими обстоятельствами кади Джибути направил соответствующие письма государственным деятелям своей страны, и по его требованию новые улемы были выдворены из Джибути, а вместо них приглашены египетские богословы, воззрения которых соответствуют взглядам джибутийских мусульман. Таким образом, в Джибути сохраняется полный контроль государственной власти над религиозной, а высшее мусульманское лицо — кади находится в административном подчинении у министра юстиции и мусульманских дел.

 

Ссылки по теме:

 

Ссылки по теме:

ЭКСПЕДИЦИИ "ГЕОГРАФИИ"