ГЕОГРАФИЯ - GEOGRAFIA

Главная страница Путевые очерки.

«НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ в НИГЕР»

Автор: Николай Баландинский.


1.

В Нигер мы попали фактически со второго захода. В самый первый раз, ровно год назад до описываемых здесь событий, наша группа успешно собралась в нужном минимальном количестве, однако в последний момент мы узнали о том, что мероприятие под названием Кюр-Сале (буквально «Лечение солью»; к этому времени туареги привозят на верблюдах соль из Бильмы, а она для домашнего скота - как «лекарство» ) перенесен на десять дней ранее планируемой даты. Поскольку мы к тому времени находились на другом фестивале - празднике Танца Тростника в Королевстве Свазиленд - что-либо переигрывать уже не было смысла. Хотя, следуя советам знающих людей, не стоило вообще ориентироваться на этот Кюр-Сале, поскольку такая история повторяется год за годом и попадание на сборище «верблюжатников» туарегов и «коровятников» фульбе для туриста сродни лотерее. Дело в том, что правительство Республики Нигер определяет время проведения в последний момент, и если у президента Республики или премьер-министра вдруг меняются планы, меняется и дата начала праздника. Ко всему прочему, мероприятие носит официальный характер, с речами чиновников, компетентным «жюри» и денежными призами, чего ранее, когда праздник носил народный и спонтанный характер, разумеется не было. Пропаганда министерства туризма Нигера описывает Кюр-Сале как часть «фестиваля Геревол». Недаром один из министров туризма Нигера был расстрелян в 2004 году… Короче говоря, вся эта терминология приведена в целях упрощения привлечения иностранных туристов в страну. Туристам, поглощенным зрелищем танцев, скачек на верблюдах, пения и нанесения эпатажного макияжа и невдомёк, что никакого «Фестиваля» или «Праздника» под названием Геревол вовсе не существует. Геревол - попросту «торговый бренд» туризма Нигера.

В своем рассказе о Мали ( «Бухта Тимбукту», 2005 г.) я упомянул Жеревол (геревол). Это период по окончании сезона дождей (они в Нигере, как и в Мали, в основном поливают истосковавшуюся по влаге землю с июня по сентябрь). Это время, когда Сахель одевается в зеленый цвет, когда расцветающие деревья отражаются в коричневых водах тут же образовавшихся луж и лагун. Это время бабочек и птиц. Это время жуков и комаров. У них тоже свой «геревол». Ибо «геревол» - это великий переход, перегон скота, когда нет необходимости оводить его в горные долины и быть привязанным к источникам воды. Но не кочевники-фульбе гонят скот на вольный выпас. Это их коровы и быки ведут пастухов за собой. Ибо у фульбе не корова - друг человека, а человек - друг коровы. В пору Геревола корова дает человеку свободу. Он может заняться собой и личной жизнью. Например создать семью, или её подобие. Может легко пойти в загул без обязательств, а если родятся дети - их пристроят бабушкам и дедушкам. В Нигере во время Геревола в разных местах устраиваются «состязания женихов»; часто «команды» кочуют от одного гульбища фульбе к другому, и так на протяжении трех недель. Кто-то, «отработав» на официальном Кюр-Сале возвращается в родные края и продолжает очаровывать местных девок. Кто-то просто «перекочевывает» от одного гульбища к другому. Но об этом, как и о самих фульбе, подробный рассказ будет впереди.

До нас в Нигере в обозримом прошлом русских групп не было. Однако не стоит считать Нигер нетуристической страной. В 1980-е годы Нигер неплохо зарабатывал на туризме. Затем последовала пора политических неурядиц: восстания туарегов в 1990-95 и 2007-2008 годах, при этом последнее по времени «восстание» погубило неплохой проект: чартер из Парижа (через Марсель) в Агадес. К северу от Агадеса лежит горный массив Аир, впервые исследованный немецким путешественником Генрихом Бартом в 1850-м году. В Аире - скалы, ущелья, наскальная живопись, туареги. Одним словом, неплохие возможности для трекинга. Сам Агадес - старинный город (XV в.), центр караванной торговли, на пути из Триполи и Мурзука в страны хауса (Кано и пр.). В нигерской пустыне Тенере - один из крупнейших и старейших в Сахаре центров по добыче соли, Бильма. Соль из Бильмы доставляли в Агадес, оттуда она расходилась по городам Сахеля и Судана (здесь и далее, если не оговаривается особо, я подразумеваю под этим термином не страну Судан, а географическую и историческую область Западной Африки) и дальше, в долину реки Нигер. В южной части Нигера, вдоль границы с Нигерией - земля народа хауса с главным городом Зиндер, столицей султаната Дамагарам. В длине Нигера находится национальный парк «Дубль-В». Там животные: гиппопотамы, крокодилы, слоны и жирафы. Одним словом, в Нигере в мирные времена было что посмотреть.

Сейчас в Нигере относительное затишье, всего два теракта было в начале 2013 года, а посему туристы постепенно возвращаются, хотя вряд ли их больше сотни в год здесь бывает. Но несмотря на то, что в прошлом году мы не поехали, всё-таки определенная подготовка была проведена: составлен маршрут, прояснен вопрос с визами. С визой дела обстоят просто: в Нигер высылаются копии загранпаспортов и через 3-7 дней получается письменное разрешение из МИДа Нигера на оформление визы по прилету. Правда, ставят её не в аэропорту, а в самом МИДе, то есть паспорта с анкетами и фото передаются в иммиграционную службу, где виза готовится в течение рабочего дня. На этом, собственно, визовые формальности исчерпываются.

В этом году собралась команда 9 человек, но затем у одного возникла проблема с квартирой, и он не поехал. Затем в команде за несколько дней появился еще один участник, но он не сумел купить билет через Интернет, и, как говорится, пролетел, и очень жаль, ибо человек, по всей видимости, был достойный. Одна семейная пара нас мурыжила до последнего, решая, ехать или не ехать, а если ехать, то куда, и насколько, ну и т.п. Кроме того, они наслушались рассказов неизвестных мне «знатоков», которые описали им все ужасы Нигера. Кто были эти «советчики», я даже не знаю, и не могу предположить, кто бы это мог быть, ибо у нас в России специалистов по туризму в Нигере вроде нет. Одним словом, пара буквально сбежала из группы в последний момент (при этом на протяжении целых трех недель втайне делая попытки сдать несдаваемый билет). Ну что ж… не каждому суждено быть первооткрывателем новых направлений. Кто-то должен побыть последнезакрывателем.

В конечном итоге мы прилетели в Нигер вшестером. Это Давид из Норильска, мой давний компаньон по путешествиям, который в честь Генриха Барта взял псевдоним Дэвид Варт, Артур, адвокат и собиратель редкостей (Профессор Бех), Эльдар, Ксения Петровна, долгое время прожившая у туарегов в Алжире, и Сергей Васильевич, Бельмондо русского туризма - спортсмен и миллионер, почетный доктор геосексологии (новое перспективное направление, усиленно мною разрабатываемое). Ну и шестым был Ваш покорный слуга, «турперевозчик», как окрестил меня канал РЕН-ТВ.

По прилету в Ниамей нас встретил Яша, сам выходец из Чада, зачинатель тамошнего туризма, который тоже еле живой, как в Нигере. Он строен, седоват и по своему элегантен, но сильно заикается, когда речь идет о деталях маршрута и деньгах. Забегая вперед скажу, что все свои обязательства в Нигере он выполнил, претензий нет. В аэропорту нас продержали на погранконтроле где-то с полчаса, затем мы поехали в «Гранд-Отель», очень приличный, с бассейном и симпатичными дамами полусвета. С террасы «Гранд-Отеля» открывается вид на реку Нигер и мост через неё. Однако, если Вам нужен отель строго европейского уровня, то выбирайте «Ронье». Будете приятно удивлены. Я лично был вообще приятно удивлен комфортностью ниамейских отелей и их относительной дешевизной по сравнению с соседним Чадом, где номер в европейском, но всё же старом отеле стоит в 3 раза дороже - 200-250 евро.

Поскольку мы прилетели в субботу ночью, то визы нам светили только в понедельник. Яша утром в воскресенье забрал наши паспорта и отправил нас знакомиться с Ниамеем. Паспорта с визами нам потом привезли в Агадес, да они нам в дороге не особо были и нужны. Виза обошлась в 60 евро со всеми оформлениями и пересылками.

Ниамей стал столицей только в 1926 году, когда её перенесли сюда из Зиндера, первой столицы военной территории, а затем колонии Нигер (в составе ФЗА, Французской Западной Африки, A.O.F.). В Зиндере было неспокойно, незадолго до этого французы подавили восстание хауса и туарегов. Кроме того, Ниамей (в переводе «родник под деревом») лежал на берегу Нигера, а это обеспечивало сообщение с морем и другими районами Французского Судана. До Ниамея главным городом в этой области был Сай. Населяли район новой столицы джерма и сонгай - родственные народы; последние дали имя последней великой империи Судана - Сонгай (XVI-XVII вв.). Это земледельцы и рыбаки, довольно предприимчивые люди. Современный Ниамей производит очень благоприятное впечатление. В отличии от Нджамены военных на улицах не видно, никто не машет руками и не запрещает фотографировать. Повстречали нескольких русских; геологи, ищут нефть. В магазинах с продуктами и другими товарами всё в порядке, и цены не пугающие. Завозили нас в центр ремесел: в основном кожаные изделия хауса (обувь, рюкзаки, портфели), серебряные украшения и оружие туарегов. Самым достойным местом посещения можно назвать национальный музей. Как это часто бывает в Африке, главный музей в столице являет собою некое подобие универсального центра досуга: здесь и музей, и магазины, и парк, и зверинец. Конечно, на львов и обезьян жалко смотреть, особенно тем, кто привык лицезреть животных в дикой природе. Однако некоторые виды птиц были для меня внове. Вонючая мощная гиена тоже показалась любопытной. На территории музейного парка высадили «Дерево Тенере» - одинокую акацию, привезенную из пустыни Тенере на востоке Нигера. Эта банальная акация, миллионы сестёр которых разбросаны по всей Африке, считалась самым одиноким деревом в Африке. До ближайшей рощицы - 400 км. «Дерево Тенере» было ориентиром для караванов с солью, шедших из Бильмы в Агадес; дважды его «посещал» великий исследователь древностей Сахары Анри Лот. Дерево почти сломал пьяный водитель грузовика из Ливии в 1970-х годах, но часть его растет по сию пору в Ниамее. Справедливости ради надо сказать, что ливийцы не только ломали в Нигере достопримечательности, но и строили их. Так, Муамар Каддафи, убиенный неблагодарными согражданами, подарил Ниамею Большую Мечеть. У Каддафи была мечта - превратить Чад и Нигер в государства-сателлиты. Чад он пытался завоевать, а Нигер - умилостивить. В настоящий момент нигерская диаспора в Ливии - одна из самых многочисленных.

Вообще, само прилагательное «нигерский» звучит неполиткорректно. Особенно если делать ударение на первом слоге. Если как надо произносить, то есть по-французски, то есть с ударением на последнем слоге, то тогда еще ничего… В старой литературе встречаются такое понятие как «негрский»; немцы употребляли термин «Нигриция». Я тоже называл в детстве Германию «Немецарией». Логично. С ребенком не поспоришь.

На первое место среди достопримечательностей Ниамея я поставил бы динозавров. Их скелеты стоят на открытом воздухе под навесом большого ангара. Это скелет нигерзавра (ранний меловой период) или нигерзаура такети (названного в честь нашедшего его в 1976 году французского палеонтолога Филиппа Таке; тот, что в Ниамее, был найден американцем Полем Серено в 1999 г.), которого называют «мезозойской газонокосилкой»; скелет уранозавра (разновидность игуанодона) и скелет гигантского крокодила меловой эпохи саркозуха, причем на его могучей спине сохранились даже защитные пластины. Саркозух саркастично «улыбается» посетителям ниамейского музея на фоне футболок, развешанных для сушки на ограде ангара…Также на территории Нигера был найден кархарадонтозавр, причем в хорошей сохранности (первый скелет кархарадонтозавра, хранящийся в Мюнхене был уничтожен американской авиацией во время войны (разумеется, непреднамеренно). Вообще, в Нигере можно недорого купить окаменелости почти во всех антикварных лавках. Зубы динозавров окаймляют золотом и серебром. Такой вот бизнес на костях.

ИЗ НЕДАВНИХ СООБЩЕНИЙ СМИ: 2009 год: " Испанские и немецкие палеонтологи обнаружили в центральном Нигере два отлично сохранившихся скелета гигантских зауропод. Речь идет о новом виде - Spinophorosaurus nigerensis, который обитал 170 млн лет назад и имел в длину 13 м. Его хвост украшали шипы, чье предназначение пока не установлено, сообщает испанская газета El Pais. Научная ценность найденного зауропода заключается в том, что он один из самых примитивных представителей своей группы, при этом найденный в необычном районе. Обычно этих четвероногих травоядных динозавров находят в Китае, Южной Америке, Индии. «Хотя количество известных зауропод практически удвоилось за последнее десятилетие, ранние этапы эволюции этой группы все еще плохо изучены. (Spinophorosaurus nigerensis - Infox.ru) позволит выдвигать новые гипотезы по поводу происхождения и распространения зауропод», - объяснил один из руководителей исследования Кристиан Ремес из университета Бонна".
2013 год: "Останки похожих на коров рептилий с бородавками на теле найдены на территории северного Нигера. Боясь перейти раскаленную пустыню, они миллионы лет жили в центре древнего материка Пангея.Открытие, сделанное американским биологом Линдой Тсуджи из Вашингтонского университета, говорит о том, что в поздний пермский период в центре Пангеи существовала изолированная территория, в которой долго развивались удивительные виды давно вымерших животных.Животное, обитавшее 266–252 млн лет назад в центре Пангеи, обладало самыми крупными костяными бородавками среди своих сородичей.Одним из таких чудовищ был парайезавр, останки которого найдены на севере современного Нигера. Эти примитивные растительноядные рептилии имели толстое туловище и короткий хвост. Грузные, неповоротливые животные, подобно бегемотам, вели прибрежный образ жизни и подолгу находились в воде. Останки парейазавров в позднепермских отложениях чаще всего находят в Африке, однако встречаются они и на других континентах."

ЛЮБИТЕЛИ ПАЛЕОНТОЛОГИИ! ВСЕ в НИГЕР!

Поутру второго дня в Нигере мы выехали из Ниамея и по отличному шоссе двинулись на восток, в сторону Тахуа (Тауа). Едем по стратегическому международному шоссе, связывающем Дакар с Хартумом. Останавливаемся в хаусанских деревнях, отличительной чертой которых являются зернохранилища в форме перевернутых горшков, иногда внушительных размеров. Сентябрь - пора сбора урожая просо; сорго попадается редко. Крестьяне молотят, просеивают и сушат просо. Всё как в старые времена, ничего не изменилось за столетия… Приятно удивляет крайнее добродушие местных жителей: никто не кричит, не запрещает фотографировать, не сыплет проклятия и не кидается навозом. В Чаде я перебрасывался с погонщиками верблюдов верблюжьим же навозом; это было временами весело, но само агрессивное отношение к путешественникам навевало глобальную грусть. В Нигере же всё наоборот; при этом следует иметь ввиду, что европейцы в лице французов обошлись с этими людьми совершенно паскудным образом в самом начале «знакомства».

Поворачивая в сторону Тахуа, мы проезжаем городок Бирнин-Конни, с которым связана одна из самых мрачных страниц истории французского империализма. Речь идет об экспедиции под руководством двух «психопатов в мундирах», как называли современники капитана Поля Вуле и лейтенанта Жульена Шануана. Жульен, который они оба сварили в Западной Африке, был замешан на крови африканских младенцев.

В самом конце XIX века, после официального раздела сферы интересов Англии, Франции, Германии, Бельгии и Португалии в Африке в 1884-1885 гг., за дело её освоения взялись чистые прагматики. Чистые помыслом Барт и Ливингстон ушли в прошлое. Время одиночек авантюристов, вроде Рене Кайе, который за свой счёт (но в надежде на награду в 10000 франков) на свой страх и риск отправился в Томбукту в 1828 г., тоже прошло. Страх и риск умеряли теперь роты сипаев и сенегальских стрелков. В начале следующего ХХ века в дело пошли броневики и пулеметы. Франция принялась за дело освоения Западной и Центральной Африки энергично и с размахом. Сразу три военные экспедиции практически одновременно отправились по направлению к озеру Чад в 1898 г. С юга через Конго шла военная команда под командованием Жантиля (в честь него назван Порт-Жантиль в Габоне). С севера через Сахару - экспедиционный корпус под началом Фуро и Лами. Лами погиб в битве при Куссери в 1900 году; его имя было на время увековечено в названии города Форт-Лами (современная Нджамена). Фернан Фуро, благодаря опубликованному им объемному отчету об экспедиции, стал известным для своего времени исследователем Африки. Вуле и Шануан, остатки корпуса которых соединились с экспедицией Фуро и Лами в Зиндере в июле 1899 года, покрыли свои имена позором.

Капитан Поль Вуле и лейтенант Жюльен Шануан, выходцы из вполне приличных семей, в ноябре 1898 г. получили задание во главе отряда из нескольких десятков сенегальских стрелков (они были набраны из представителей народов тукулер и бамбара) двигаться через Судан к озеру Чад на соединение с Фуро и Жантилем. В Томбукту тамошний комендант Жан-Франсуа Клобб усилил их отряд за счет стрелков своего гарнизона. Если бы он знал, чем всё закончится! Отряд Вуле теперь состоял в общей сложности из 600 человек, включая носильщиков, числом в двести человек. Носильщики не выдерживали тяжелых нагрузок и длительных дневных переходов. Один носильщик мог осилить работу не более месяца… Вуле требовал от старейшин деревень, через которые проходил его отряд, постоянного обновления двуногого гужевого транспорта, а когда те отказывались предоставлять французам носильщиков, за дело брались головорезы-сенегальцы. Их жестокость, а в особенности попустительство этой жестокости французских командиров, так потрясла одного из офицеров по фамилии Полье, что он изложил свои эмоции в письме своей невесте, та обратилась к знакомому депутату французского парламента, и история получила огласку. Министр колоний Антуан Гильян приказал срочно отозвать Вуле и Шануана. Миссия по смещению зарвавшихся командиров-садистов была возложена на того же коменданта Томбукту Клобба. Он отправился с приказом по следам экспедиции Вуле и Шануана, и увиденное им потрясло его не меньше, чем Полье: разоренные деревни, отрубленные головы, висящие на кольях, повешенные на деревьях женщины и маленькие дети, младенцы, зажаренные на кострах, словно поросята. Население города Бирнин-Конни было почти полностью вырезано…Клобб не мог поверить, что такое могли совершить его соотечественники.

Но это была лишь часть драмы. Когда Клобб догнал-таки капитана Вуле с приказом и потребовал сдать оружие, Вуле заявил, что против пятидесяти ружей солдат Клобба у него теперь пять сотен стрелков, и вообще - он теперь не французский офицер, а африканский вождь, и что хочет, то и делает на своей земле. Клобб совершенно опешил и приказал немедленно и во чтобы то ни стало арестовать Вуле, но в завязавшейся перестрелке был убит. Поль Вуле, однако, схитрил: он знал о приказе о своем и Шануана смещении, но своим сенегальцам об этом не сказал. Те же французы и сенегальцы, у которых еще оставалась голова на плечах, а с нею и чувство хоть какого-то самосохранения, осознали ситуацию и перспективы трибунала теперь уже надо всеми ними. Детали последующих событий до конца неизвестны, но в итоге Вуле и Шануан были в свою очередь застрелены. Их могилы еще долго сохранялись в земле Нигера, но затем о них забыли, да вряд ли кому-то в современном Нигере они могут быть интересны. Командование же корпусом взял на себя Полье. 30 июля 1899 года французы взяли Зиндер, а вскоре туда подошел отряд Фуро и Лами.

Так появилась на карте «Военная территория Нигер», превратившаяся затем в колонию в составе Французской Западной Африки. В отличие от англичан, французы редко утруждали себя переговорами с местными вождями, султанами и правителями. Для них любая новая колония становилась «заморской территорией Франции», с официальным французским языком, французскими чиновниками, французским правом. Но в Нигере, в отличие от других своих африканских колоний, французы оставили право формальной автономии местным князьям. Так, до сих пор формально существует и султанат Зиндер (Дамагарам), и султанат Агадес, и даже такие небольшие населенные пункты как Тирмини имеют небольшой султанский «дворец», где живет и работает сам султанчик со своими министрами.

После получения независимости от Франции в 1960 году Нигер бросало из стороны в сторону. «Прогрессивными военными» в 1970-80-х годах была предпринята даже попытка пойти по третьему пути, то пройти по тонкой перемычке между социализмом и капитализмом. Но Нигер страна очень специфичная. Французы нарезали границы таким образом, что на территории одной колонии оказывались и пустынные районы Сахары, и плодородные зеленые земледельческие районы Судана. Между ними - зона Сахеля («берег» по-арабски). Сахель - точное определение; это полоса плавного перехода от пустыни к лугам и лесам. По сути - опустыненная саванна, только почти без зверей. Так вот: в Сахаре живут кочевники - туареги, арабы, тубу (тиббу). По Сахелю кочуют фульбе. Судан населяют негроидные земледельческие народы разного происхождения и языковых семей: бенуэ-конголезской, ква, афро-азиатской, чадской и т.п. У них разные типы ведения хозяйства, разная история, интересы и темперамент. Отсюда и политические проблемы, которые рождались давно, но стали проявляться в последние двадцать лет. Кочевники-туареги хотят большей самостоятельности, даже независимости. Они на протяжении двух тысячелетий были хозяевами Сахары, любая официальная государственная власть им в тягость. На «подопечной» им территории, в Аплите к северу от Агадеса, французы с 1960-х годов добывают уран. Туареги Нигера ( кель-грес, кель-ови, но их можно объединить в одну большую группу по имени нагорья, вокруг которого они кочуют - туареги Аира) хотели бы получать большую часть доходов от этого предприятия. Отсюда и восстания 1990-95 и 2007-08 гг. Однако здесь нужно подчеркнуть один момент: неправильно связывать сепаратистские движения туарегов с исламским экстремизмом. Как показали события в Мали в 2012-13 гг., у туарегов и исламистов существуют разногласия, ибо цели-то у них разные. Для туарегов это - автономия и свое государство, для исламистов - всемирный Халифат. Туареги вообще никогда не были ярыми мусульманами-ортодоксами. Радикальный ислам принесли в Западную Африку дервишские арабские ордена, а особенно - в конце XVIII - начале XIX века - кочевники фульбе. Они же, фульбе, под началом своего предводителя и духовного лидера Османа дан Фодио смели полуязыческие государства хауса на севере Нигерии и на юге современного Нигера, обратив население почти поголовно в ислам, из-за чего теперь Нигерия считается одной из крупнейших исламских стран в Африке и очагом исламского терроризма (даже в Чечне воевали, гады). На территорию Нигера могут проникать боевики из Нигерии; особенно опасны в этом отношении районы на востоке страны, примыкающие к озеру Чад.

Для того, чтобы оградить гостей страны от возможных неприятностей, власти обязывают все тургруппы передвигаться в пустынных районах только в сопровождении вооруженной охраны. В зависимости от величины группы стоимость такого сопровождения - от 100 до 200 евро на человека (чем больше группа, тем дешевле). С нами из Ниамея до Абалака ехал только один полицейский с автоматом, затем в Абалаке мы перешли под попечение усиленного армейского конвоя.

От Тахуа до Абалака - пару часов езды. Переночевав в Тахуа в довольно приличном для этих мест отеле, мы сбились в колонну с группой итальянцев, которые несколько дней путешествовали по одному с нами маршруту (в Агадесе мы разделились). Из достопримечательностей по пути из Тахуа в Абалак стоит отметить водохранилище на реке Табалак. В это время, когда вся земля Нигера наслаждается влагой, это водохранилище заполнено водой до краев. В самом Абалаке мы провели пару часов в большом доме одного интеллигентного туарега, который бывал и в Европе, и в Канаде, принял христианство и говорит на трех иностранных языках. Как видите, получить визу Канады туарегам из Нигера гораздо проще, чем жителям Москвы, например…В доме туарега, вернее во дворе под навесами, мы трапезничали, обсуждая обедающих под соседним навесом коллег из Италии. Сергей Васильевич делился секретами обольщения женщин, Профессор Бех читал книгу (я всегда вожу с собой мешок с книгами по африканской тематике; в ходе размеренных и вальяжных путешествий по пустыням очень тянет на чтение). Затем во дворе появился армейский конвой на двух открытых джипах, на одном из которых стоял крупнокалиберный пулемет. Эльдар попытался сфотографироваться на фоне пулемета, тем более, как многие из взрослых мальчиков, он сам был в хаки, и даже его жилетка имела выразительные карманы под рожки от «Калашникова». Но нигерские военные вдруг громко запротестовали и стали возмущаться. Впрочем, через пару дней отношения с ними стали совсем дружескими и к нацеленным фотоаппаратам они стали относиться спокойнее. Из Абалака мы отправились через степь к гульбищу фульбе, которые готовились к вечерним пляскам. Лагерь фульбе расположился на опушке довольно большой акациевой рощи, в глубине которой лежало озерцо, образовавшееся в результате прошедших дождей. Время шло к закату, и мы отправились сразу к фульбе, наблюдать за тем, как юноши бороро (вадабе) наносят на лицо макияж и как вообще украшают себя перед «выступлением». Что это, зачем и почему - расскажу в следующей главе…

2.

Когда мы подъехали к лагерю бороро, которые уже начали подготовку к танцам юношей, северную сторону неба стала закрывать туча. Поднимался ветер, который нес пыль и песок прямо в лица девицам, закутанным в шали цвета индиго. Девичий «лагерь» располагался на восточной стороне поля, лагерь парней - на западном. Когда бороро выбирают место для «ворсо» (гульбища), они выбирают место у водопоя и четко ориентируются по сторонам света. На севере - самое почетное место, для ардо - вождя клана. Там он проводит по утрам собрания, где обсуждают «международное положение» и более приземленные вещи, а также чат молодежь жизни. Мы расставили палатки на опушке жиденькой акациевой рощи на южной стороне. Не потому, что себя не уважали, а потому, что так сделали наши проводники. Хотя, честно сказать, сейчас многие традиции уже забыты и многим вещам уже не придается прежнее значение. «Ворсо» проводятся с тех пор, как пастухи-фульбе стали бродить по просторам Сахеля. Ворсо нужны для того, чтобы молодежь из разных кланов бороро знакомилась, чтобы внутри этого народа проходил обмен крови. Они, бороро, и так появились в результате инцеста, за что получили от других, более приличных и благовоспитанных фульбе прозвище «водабе», которое, впрочем, закрепилось за бороро навечно в качестве их самоназвания и потеряло какой-либо унизительный смысл.

Если рассматривать водабе-бороро в качестве самых фульбистых фульбе (то есть таких представителей этого супер-этноса, который в полной мере сохранили традиции и образ жизни своих первопредков), то история их появления на просторах Африки и в Нигере в частности представляет большой интерес. Несмотря на древность этого народа, появление водабе в Нигере, на равнинах областей Адар и Дамергу, относится к относительно недавней эпохе, к самому концу XIX века. Примерно до 1850 года водабе жили в западной части Борну, на границах хаусанских государств Кацина и Даура в небольшом княжестве Казаурэ. Поводом для исхода водабе из этих мест послужил инцидент с княжьим сыном, который воспылал страстью к замужней женщине. Муж убил настойчивого ловеласа, но князь Казаурэ послал войско, дабы отомстить за смерть сына. Те из водабе, кто не успел убежать вместе со скотом, попали в рабство; впоследствии они в значительной степени ассимилировались с оседлыми хауса. Постепенно те водабе, которых мы видим сейчас, пришли на равнины Дамергу и Адар; в окрестностях Тахуа они появились около 1920 года. Если всмотреться в историю водабе еще глубже, то они пришли на территорию Северной Нигерии, Южного и Восточного Нигера примерно в XV в., прочно обосновавшись на берегах среднего течения Нигера двумя веками ранее. Легенды водабе рассказывают, что пришли они из Мали, правда непонятно, имеется ли ввиду государство Мали или княжество Малле в Нигерии. Более древняя (и не менее непонятная) история водабе связана с историей всех фульбе, или как их еще называют, пёль.

Одного взгляда на красавцев водабе достаточно, чтобы понять, что любые теории об их происхождении умозрительны. Версия о том, что они якобы «образовались» от простого смешения арабов и негров, является полнейшей чушью, и её даже не стоит рассматривать. Антропологическая карта Африки более пестра и разнообразна, чем хотелось бы любителям всевозможных упрощений. Почему многие юноши пёль ростом с добротных баскетболистов? Почему их мальчики 10-14 лет, когда начинается интенсивный рост, не растут «вширь», как многие негроиды, арабы и нубийцы, не набирают жир во всех местах, а наоборот, рост идёт только в рост, в высоту, их тела сохраняют стройность? Дело не столько в «подвижном» образе жизни, но и в генетике, унаследованной от далеких предков. Стать фульбе под стать пилотской, если сравнить их, к примеру, с масаями. С настоящими, чистокровными масаями, а не теми круглоголовыми болванчиками, которые за масаев себя выдают. Легенды пёль гласят, что пришли они «от большой воды». По одним легендам, это была река, по другим - огромный водоем, то ли море, то ли озеро. Марабуты (богословы) из числа исламизированных фульбе придумали версию о том, что большая эта вода была ничем иным, как Красным морем, и первопредки гульбе чуть ли не из самой Мекки. Но всё это, несомненно, более поздняя «вставка». Если пёль пришли «от реки», то это мог быть Нил, а мог быть и Нигер, учитывая то, что в летописях Мали, Сонгай и государств хауса пёль появляются тогда, когда они пасли свои стада на самом западе Западной Африки, в Сенегале и Гвинее. «Большая вода» могла быть и озером Чад. Коровы с лирообразными рогами встречаются на наскальных рисунках по всей Сахаре. Люди на этих рисунках высоки и стройны.

Если население древней Сахары, потомками которого могли бы быть современные водабе, может ассоциироваться со скотоводами с их стадами на этих рисунках, то лошади которые появляются в сюжетах наскальной живописи в I тысячелетии н.э. указывают на появление гарамантов (предков туарегов и берберов) и арабов, которые все вместе и привели в движение первопоселенцев этих мест. Ими вполне могли быть фульбе, но тут у нас одна загвоздка разрушает всю теорию. А именно - их язык, фульфульбе. Тубу (тиббу), которые живут на севере Чада и северо-востоке Нигера, и которые могут быть отождествлены с «троглодитами-эфиопами» по греко-римским источникам, сохранили особый язык, который относится к сахарской группе, а фульфульбе - язык нигеро-конголезский, очень похож на язык сенуфо в Сенегале. Куда древние сахарцы - фульбе дели свой язык? Если бы они были потомками древних египтян, говорили бы на каком-нибудь афро-азиатском языке. Как хауса, например. Среди хауса пёль живут полтысячелетия, даже государственность на основе ислама им создали. Смешиваться - смешивались, прежде всего те фульбе, которые вынужденно переходили к оседлости и земледелию (в результате попадания в рабство или из-за падежа скота). Но разговорный суржик на основе языка хауса ведь не создали! Загадка, одним словом. Она может быть упрощена, если отбросить легенду о «большой воде», или географически поместить эту «воду» где-то на западе Африки. Тогда не будет сначала древней миграции пёль с востока на запад, а потом передвижения их в обратную сторону. С другой стороны, Сахара усыхала именно с востока на запад. Древние скотоводы могли перегонять свои большерогие стада от верховий Нила вдоль кромки расширяющейся пустыни на запад, как Жуков с Рокоссовским вели войска на Берлин. То есть всё-таки было это движение? Моё мнение на этот счет: «большая вода» могла быть реками Нигер, Бенуэ или озером Чад. Еще одну уступку можно сделать легенде - на Нигере ведь есть внутренняя дельта! Ширина такая, что берегов не видно. Возможно, пёль начали путь к Атлантике отсюда. Это, так сказать, примиряющая версия.

Большерогие рыжие коровы (зебу) боророджи - самые настоящие и самые первые коровы водабе - вышли из воды. Всего три вида коров гуляют по просторам Нигера. Туарегская короткорогая порода азавак, пёльская лиророгоая и боророджи. Подлинная корова-зебу боророджи - рыжего окраса, с длинной мордой, как на картинах в пещерах и на скалах, оставленных древними художниками. Зебу черного окраса тоже встречаются, но их если забивают, то в ритуальных целях. Кстати говоря, есть кланы фульбе, которые выращивают только баранов. Это мусульмане, под Дурбар (праздник разговения) бараны расходятся по большой цене. Зебу боророджи возникла, как Афродита из воды: она вышла на берег реки, на котором сидели брат с сестрой, сироты Брата звали Фу, он первопредок фульбе. По одной из легенд об был глухонемым, но после встречи с чудесной коровой вдруг заговорил на неизвестном языке, который и стал фульфульбе. Корова вышла к костру, у которого грелись дети. Видно, тоже решила погреться. Каждое утро на рассвете корова возвращалась, но умные сироты разжигали костер все дальше и дальше от берега. Наконец, корова привела за собой целое стадо. Так зебу и люди стали жить-поживать вместе. Брат и сестра поженились, у них родились дети, старшего назвали Пёлем, младшенького - Бороро. Когда дети подросли, родители предложили им выбрать коров для своих стад. Пёль выбрал тех, у кого рога поменьше. Бороро тех, у кого рога длиннее. Так и берегут нынешние бороро чистоту породы своих боророджи, да и сами неохотно с другими смешиваются.

Более поздние легенды, которые объясняют происхождение пёль (фульбе) от арабов, мудрых проповедников-марабутов и библейских персонажей мы опускаем как малоинтересные. Стоит отметить только, что в разных вариациях легенд о речных коровах часто присутствуют два момента: корова-де была не простая, но внутри неё сидел джинн; инцест всё-таки имел место быть. В качестве предка пёль фигурирует также сын Фу по имени Курукуру, который вывел белую (по цвету) породу зебу «якана» из бегемота!

Происхождение этнонима водабе относится к более поздней эпохе, ко времени великого джихада, когда в начале XIX века фульбе, охваченные исламским фанатизмом, под началом Усмана дан Фодио смели династии хаусанских городов Гобир, Кацина и Кано. Часть фульбе, прежде всего пастухи бороро, сохранявшие простые традиции предков, не поддалась общему угару и не захотела участвовать в джихаде. Тогда-то им и припомнили, что они суть дети порока, и с пророком им не по пути. Это у нормальных, порядочных фульбе-мусульман предки из марабутов, и вообще, от самого Ноя идёт родословная. А у этих отступников и язычников знаете что было?

А было вот что…
У одного пёля из города Кацина после смерти осталась вдова и сын. Он был очень смазливым, и много женщин искали с ним любви. Однажды ночью одна из них забралась-таки к нему в постель. Ночь любви была бурной, но страстная дама отказалась назвать себя, но паренек оказался хитрым: он слегка порезал ей руку ножом. Поутру он попросил своих друзей найти женщину с порезанной рукой. Они нашли её… Она оказалась его родной матерью. Будучи смущенным открывшейся пикантной подробностью, молодой человек отправился в Борну (государство на западных берегах озера Чад со столицей в Кукаве, процветало в XVI-XIX веках), принял ислам и стал добропорядочным гражданином. Однако шли годы, и на его родине выросла его дочь, она же сестра, которую он никогда не видел. Ей тоже было неловко, соседи смотрели косо, и со стыда она тоже отправилась в Борну. Там миловидная девушка попала в поле зрения того самого добропорядочного гражданина, который в итоге женился на ней, не зная при этом, кто она на самом деле. И ведь даже не кузина, а сестра и дочь одновременно! Он-то думал, что просто землячка… Земляки-молодожены отравились в свадебное путешествие в свою родную деревню, где любезные доброжелатели открыли им тайну их происхождения. Очевидно находясь на грани безумия, мужик снова отправился в Борну к тому марабуту, у которого учился основам ислама. Марабут сказал «харам», и приказал забирать свою жену, коров и идти куда глаза глядят. И они пошли. И родился у них сын, и стал он старейшиной рода (ардо) Курукуру. А за всем родом их закрепилось прозвище «водабе», ставшее затем полноценным этнонимом, который на фульфульбе означает то же, что «харам» по-арабски: то, что запрещено, что нарушает законы шариата и общепринятые нормы, нарушает табу.

И вот уже 200 лет пасут в саваннах и степях Сахеля свои стада мирные пастухи водабе, которые однажды предпочли свободу и любовь религиозной войне.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

 

Ссылки по теме:

ФОТОАРХИВ 1-й ТУР-ЭКСПЕДИЦИИ «ГЕОГРАФИИ» в НИГЕР (сентябрь 2013 г.)

"ЦИВИЛИЗАЦИИ САХАРЫ". А.Гаудио.

ТУР-ЭКСПЕДИЦИЯ «ГЕОГРАФИИ» в НИГЕР.