ГЕОГРАФИЯ - GEOGRAFIA

Главная страница Путешествие во времени.

"ПО СЛЕДАМ МИШЕЛЯ ПЕССЕЛЯ"

Королевство Мустанг 45 лет спустя


В 1964 году французский антрополог, исследователь и писатель Мишель Пессель совершил длительное путешествие в тибетское королевство Мустанг, территорию Непала, закрытую в то время для посещения иностранцами. Книга об этом путешествии, «Мустанг: затерянное королевство Тибета», опубликованная в 1967, стала международным бестселлером. До сих пор эта книга располагается на самых видных местах прилавков книжных магазинов в Покхаре и Катманду.

В 1978 году издательством «Мысль» была выпущена книга «Путешествия в Мустанг и Бутан», которая включает две книги Мишеля Песселя, в том числе «Мустанг: затерянное королевство Тибета». Интернет заполнен цитатами из этой книги, которые используют для описания этой загадочной страны в наши дни.

С момента путешествия Мишеля Песселя прошло 45 лет. Так ли время стоит на месте в этой удивительной стране? Что изменилось в жизни ее жителей? Так родилась идея сравнить впечатления Мишеля Песселя с собственными впечатлениями о Мустанге в начале XXI века.

Еще раз внимательно перечитываю книгу «Мустанг: затерянное королевство Тибета» и делаю некоторые комментарии. Цитаты из книги Мишеля Песселя в тексте выделены курсивом.

Мустанг уже не королевство

Да, Мустанг уже перестал быть королевством, так же как и Непал. В октябре 2008 года Непал был провозглашен республикой и Мустанг стал одним из 74 административных районов Непала. Центром района является город Джомсом. Бывший король Мустанга продолжает жить в своем дворце и сохраняет реальную власть в регионе Верхнего Мустанга.

Как получить разрешение на посещение Мустанга

«Сунув руку в карман, я еще раз нащупал листок бумаги — драгоценный документ, стоивший мне шести месяцев хлопот; это был выправленный по всей форме пропуск, разрешавший мне посетить на свой страх и риск территорию Мустанг. Я мог гордиться: мне первому из европейцев предоставили возможность свободно бродить по Мустангу».

Верхний Мустанг по-прежнему остается территорией с особым режимом посещения. Чтобы попасть туда необходимо получить специальное разрешение, но теперь для этого не нужно ждать полгода. Разрешение на 10 дневное посещение Мустанга стоит $500 и может быть оформлено в Катманду или Покхаре при наличии паспорта и 2-х фотографий. Посещение Мустанга возможно только в составе организованной группы, включающей не менее 2-х человек и обязательно в сопровождении непальского проводника. Правда в Мустанге мы встречали группу, состоящую всего из одного человека. Всего в год количество туристов, допускаемых в Верхний Мустанг, ограничено 1000 человек.

Как попасть в Мустанг

Катманду – Покхара

Как и 45 лет назад все начинается в Катманду. Далее нужно попасть в Покхару, откуда собственно и начинается путь в Мустанг.

Пессель отправился из Катманду в Покхару на джипе. Аэропорта в Покхаре тогда еще не было. Он не описывает состояние дороги и сколько времени ему потребовалось на это.

Теперь добраться до Покхары из Катманду можно за 25 минут на самолете, либо автотранспортом. Между городами проложена современная автомобильная трасса, названная в честь первого короля Непала Притви Нарайян Шаха. Часть трассы была построена индийцами, а часть – китайцами. Расстояние в 210 км на автомобиле можно преодолеть за 5 часов, на туристическом автобусе - за 6 - 8 часов.

За время, прошедшее с путешествия Мишеля Песселя, Покхара превратилась в крупный туристический центр. Теперь существует две Покхары: первая является типичным непальским городом с узкими улицами и шумными базарами, вторая представляет собой скопление отелей и ресторанов на берегу второго по величине озера в Непале.

Между этими разными частями города находятся аэропорт и автобусная станция.

Первыми туристами, оценившими все прелести Покхары, были хиппи, которые обосновались здесь в начале 70-х годов XX века. Они приезжали сюда на неделю, а оставались на месяцы.

Сейчас в туристический сезон Покхара переполнена туристами и альпинистами, приехавшими сюда из разных частей света, чтобы совершить восхождение, сходить в трек, либо просто пожить в красивом месте.

Покхара – Самар

Путь из Покхары до Мустанга Пессель разбил на три этапа:

«Первый пролегал через зеленые, изъеденные эрозией и муссонами холмы от Покхары до Кали-Гандака. Второй вел вдоль русла священной реки от Тукучи до «того» перевала. А Самар отделяли от Мустанга еще каких-то три перевала — пустяк!»

Чтобы добраться от Покхары до Самара Песселю понадобилось 11 дней. Теперь это расстояние преодолевается гораздо быстрее.

Самый быстрый путь – самолетом от Покхары до Джомсома (административный центр района Мустанг) и затем два дня пешком вдоль русла Кали-Гандаки через Кагбени, Тангбе, Чусанг и Челе. Утром третьего дня вы оказываетесь на перевале Дайори над Самаром.

В случае нелетной погоды от Покхары до Джомсома можно добрать автотранспортом. В настоящее время идет строительство автомобильной дороги из Покхары в Джомсом. Дорогу тянут двумя участками: из Покхары и из Джомсома. От Покхары до Бени ходят рейсовые автобусы. Дальше можно нанять джип до Тукуче или Марфы. От Марфы до Джомсома ходят рейсовые автобусы.

Ну а тем, кто захочет повторить маршрут Мишеля Песселя можно посоветовать совместить трек в Верхнем Мустанге с Джомсом треком. В этом случае в Самар Вы попадете на 9-й день.

Во времена путешествия Песселя Тукуче был важным центром на древнем торговом пути из Тибета в Непал. Недаром Пессель ведет отсчет второго этапа пути именно отсюда. Жители Мустанга на своих яках и лошадях доставляли в Тукуче соль и шерсть из Тибета. В Тукуче жили купцы, торговавшие в Непале и Индии. Здесь товары из Тибета обменивались на продукты питания и другие товары для жителей Тибета и Мустанга и караваны двигались в обратный путь. После закрытия границы с Тибетом древний торговый путь, а вместе с ним и торговые центры на нем пришли в упадок.

После постройки в начале 70-х годов XX века взлетно-посадочной полосы центром региона стало ранее неприметное селение Джомсом. Теперь это главные ворота в Мустанг. Отсюда начинается пешая часть маршрута вдоль реки Кали-Гандаки.

«Для миллионов индийцев Кали-Гандак — священная река. Ежегодно сотни паломников спускаются в ее ущелье, чтобы, обогнув массив Аннапурны, выйти к святилищу Муктинатх, лежащему в двух сутках пути на северо-восток от Тукучи. Маленькое святилище Муктинатх пользуется колоссальной известностью в индуистском мире: там в крохотном храме можно видеть три нерукотворных чуда — горящий камень, горящий источник и горящую землю. Они горят вот уже несколько веков, и, хотя сейчас мы знаем, что причиной феномена являются горючие газы, научное объяснение не уменьшает его популярности. Не менее известны салеграми — священные камни русла Кали-Гандака. Эти органические окаменелости ценятся дороже золота, ибо им приписывается чудодейственная сила».

Сегодня количество паломников исчисляется уже тысячами. От Джомсома до святилища Муктинатх теперь можно добраться пешком за два дня, либо проделать этот путь на джипе всего за день. До Муктинатха проложена дорога, доступная для внедорожников.

Салеграмы по прежнему пользуются большой популярностью. Правда, цены на них уже упали. В Муктинатхе салеграмы можно купить за 300 – 400 рупий (120 – 160 рублей). Если есть время и силы, то можно найти салеграмы в русле Кали Гандаки, правда их нужно еще распознать и затем правильно расколоть.

У Песселя практически нет описания пути вдоль Кали Гандаки. Может быть потому, что эти земли тогда уже не входили в состав королевства Мустанг. Теперь граница закрытой территории проходит через деревню Кагбени. В Кагбени еще можно находиться с разрешением на посещение заповедника Аннапурны, дальше на север можно двигаться только имея разрешение на посещение Верхнего Мустанга.

От Кагбени по руслу Кали Гандаки тропа идет до селения Челе. В этом районе долина реки довольно широкая. Узкие места образуются в устьях притоков. Здесь, как правило располагаются селения, которые представляют собой оазисы среди безжизненных холмов. Хотя в Высота этих мест приближается 3000 метров, здесь собирают два урожая в год и выращивают замечательные яблоки, которые славятся своим вкусом на весь Непал.

У селения Челе тропа уходит в сторону от Кали Гандаки, так как дальше начинается узкий каньон, по которому нельзя пройти. Есть упоминания, что в сухой сезон местные жители проходят по каньону, но это очень опасно из-за возможности камнепадов.

Из Челе тропа поднимается вверх по ущелью реки Чуакар. Местами тропа прорублена в скалах над глубоким каньоном.

Через 2,5 часа пути тропа выходит на перевал Дайори высотой 3750 метров, именно «тот» перевал, с которого «…открылся новый, захватывающий мир. Вдаль уходило высокогорье Центральной Азии: словно застывшие волны округлых, покрытых снегом вершин, напоминающих море после шторма. То был уже Тибет».

Сакральные сооружения

Вступая в Верхний Мустанг, начинаешь постоянно сталкиваться с сакральными сооружениями буддистов, которые распространены в Тибете. Вот как описывает Мишель Пессель одно из таких сооружений:

«На обочине дороги стоял большой, выкрашенный охрой чортен — религиозный памятник, который буддисты называют «подспорьем культа». Эти памятники скопированы с древнеиндийских гробниц. Они встречаются во всех буддийских странах, но варьируются в зависимости от особенностей буддизма. Первые чортены, по преданию, хранили реликвию Будды, но затем в них стали замуровывать мощи какого-нибудь святого ламы или просто отрывок со священным текстом.»

По дороге в Ло Мантанг чортены встречаются постоянно. Все они имеют одинаковую форму. Квадрат символизирует твердь Земли, на которой покоится шар Воды, а на нем, в свою очередь, установлен конус Огня. На вершине конуса располагается чаша Воздуха, а еще выше — Дух, или Эфир, стремящийся покинуть материальный мир. Ступени Достижения позволяют подняться до уровня каждого из этих элементов.

На всех перевалах сложены пирамиды из камней. В центре пирамиды располагается столб, к которому привязаны молитвенные флаги. Обходить все сакральные сооружения нужно только с левой стороны.

Самар – Ло Мантанг

От Самара до Ло Мантанга еще 2,5 дня пути и не три перевала, а гораздо больше. На всем этом пути Пессель упоминает только два селения Джелинг и Царанг.

«Деревня (Джелинг) напоминала розовый гобелен с охряными полосами. Цвет селению придавали развалины крепости, монастыри и множество чортенов, поставленных на крутом склоне горы, у подножия которой журчал ручей. Рядом четко, словно костяшки домино, вырисовывались домики под плоскими крышами. Черные окна точечками выделялись на белых прямоугольниках фасадов. Там и тут к ручью клонились метелки плакучих ив.»

Сейчас принято другое название этой деревни – Гелинг. Бывшая штаб-квартира повстанцев кхампа находится в стороне от кратчайшего пути в Ло Мантанг. Большинство туристов не заходят туда, предпочитая любоваться замечательным гобеленовым видом Гелинга с тропы.

Повстанцы кхампа

Во время путешествия Песселя Мустанг был базой для «Армии четырех рек и шести гор», которая вела партизанскую войну на территории Тибета, захваченного Китаем.

Поэтому автор часто упоминает солдат из племени кхампа, с которыми сталкивался каждый день на территории Верхнего Мустанга. Генрих Харрер в своей книге «Семь лет в Тибете» очень не лестно отзывается о кхампа, которые разбойничали на территории Тибета. Однако с началом войны с Китаем они стали самыми лучшими бойцами.

Вначале повстанцы обучались в лагере на территории США на берегу Тихого океана. Однако привыкшие к высоте тибетцы чувствовали себя плохо на уровне моря. В марте 1958 основную массу обучаемых перевели в лагерь Хейл в Скалистых горах, который использовался в годы Второй мировой войны в качестве базы горной дивизии.

Всего было подготовлено около 3000 повстанцев, которых по завершении обучения забрасывали на территорию Тибета. Там они пытались наладить повстанческое движение по инструкциям ЦРУ, создавая малые мобильные отряды для проведения диверсий на основных коммуникациях. Однако тибетцы были не в состоянии отлучиться от своих семей, стад и всего остального, поэтому все повстанческие лагеря быстро выявлялись и ликвидировались.

В этих условиях основной базой повстанцев стал Верхний Мустанг, который вклинивается в территорию Тибета. Здесь при поддержке американцев и индийцев был создан лагерь для подготовки и координирования действий повстанцев.

В конце 60-х годов американцы прекратили поддержку повстанцев. Правительству Непала понадобилось несколько лет, чтобы восстановить «конституционный порядок» в Мустанге. К 1974 году кхампа были вытеснены из Мустанга. Часть повстанцев с боями ушли через китайскую территорию в Индию, где они вошли в состав «Индийско-тибетских спецпограничных войск», часть сложила оружие и была перемещена в лагеря на территории Непала.

Царанг

Мишель Пессель был в Царанге два раза. Вот как он описывает город по пути в Ло Мантанг:

«Царанг появился внезапно. Подобно опытному артисту, город выдержал паузу, чтобы предстать во всей феерической красе посреди безводного ландшафта. Трудно было поверить в его реальность: Царанг походил на изящную миниатюру в красновато-зеленых тонах, нарисованную старательным иллюстратором детских книжек. Над узким ущельем поднимался высокий пятиэтажный замок. У подножия, в яркой зелени, заполнившей выемку бывшего ледника, тонули маленькие домишки. Словно желая затмить роскошь замка, рядом с ним рдел величественный монастырь из красного кирпича. Вход в эту гавань прошлого охраняли несколько чортенов с порталами, сквозь которые вилась дорога. Город — первая веха страны Ло — выглядел оазисом среди лунного пейзажа. Солнце золотило коньки монастырской кровли, убранной разноцветьем флагов.»

Все так и есть. Со времени путешествия Песселя Царанг практически не изменился. Правда теперь пятиэтажный замок стоит заброшенным и постепенно разрушается и на его фоне еще более величественно смотрится красный монастырь.

А вот взгляд на то же селение с другой стороны:

«Издали Царанг выглядит очень поэтично — словно флотилия белых парусников, причаленных к темным буям. «Буи» — это чортены, а «парусники» — большой монастырь, четырехэтажная крепость и окружающие дома. Название города происходит от «Чаптрун цетранг», что значит «петушиный гребень»,— имеется в виду узкий выступ, на котором построена крепость. К югу расстилается ровная ледниковая равнина, но когда заходишь с севера, как мы, то видно, что крепость и монастырь стоят на краю пропасти глубиной 120 метров.»

Действительно, с севера селение выглядит совсем иначе. Разрушенная крепость, королевский дворец и монастырь, стоящие на краю обрыва заслоняют собой остальные постройки Царанга.

«Есть в Царанге и печальная нота, которую придают два призрака— разрушенный форт и заброшенный монастырь. Когда-то эта крупнейшая обитель страны насчитывала тысячу монахов (теперь осталось не больше десятка). И там же живет в уединении средний сын короля — святой царангский лама.»

Два призрака в Царанге остались, но теперь это разрушенный форт и разрушающийся королевский дворец. Монастырь обрел новую жизнь и совсем не выглядит заброшенным.

Ло Мантанг

«К часу дня мы были на перевале. Сползли в неширокую долину и вновь начали карабкаться на холм. Дорога шла по расселине между крутых откосов, образовывавших естественный створ. Ветер утих, глаза перестали слезиться. И я увидал вдали Ло-Мантанг!

Мифическая крепость далекой планеты со спокойным величием возвышалась среди голых пиков — белый прямоугольный бастион, за которым теснились бесчисленные башни. Сразу же напрашивалось сравнение с фортециями крестоносцев, которые те воздвигли на Ближнем Востоке. Крепость казалась цементным кубиком на ладони бога войны, вытянутой посреди адской пустыни. Царственные стены внушали уверенность. В мареве подрагивали силуэты белого дворца и трех розовых монастырей. Создавался единый, ненарушаемый образ далекого загадочного мира; столица представлялась последним оплотом средневековья, противостоящим современности...»

Дорога с перевала Ло идет по расселине между крутых склонов, которая служит естественными воротами в долину Ло. При выходе из лощины открывается вид на долину и город. За время, прошедшее после посещения Песселя, вокруг стен города были построены многочисленные гостиницы, которые закрыли стены. Теперь город не предстает в виде средневековой крепости, хотя все еще является последним оплотом средневековья, противостоящим современности.

«Дорога пошла в обход глухой стены, и тут обнаружились ворота — единственный вход в Ло Мантанг; он представлял собой как бы туннель в мощном бастионе. Две огромные деревянные колонны с резными капителями окаймляли портал. В конце туннеля была вторая деревянная, прошитая железными заклепками дверь. Стены надежно укрывали жителей самого высокогорного королевства нашей планеты. Ворота, как я узнал, наглухо закрывали с наступлением темноты от воров и злых духов.»

Дорога к городу теперь превратилась в улицу, по одной стороне которой стоят дома, прилепившиеся к городской стене, а по другой – каменные заборы, ограждающие поля. По краю улицы течет арык, в котором местные жители стирают одежду и моются. На перекрестке влево уходит улица вдоль глухой стены, которая приводит к городским воротам, теперь не единственным.

К счастью старые ворота остались в неизменном виде. С противоположной стороны города были сделаны новые ворота.

«Ло-Мантанг представляет собой большой правильный прямоугольник со сторонами около 300 на 150 метров. Один угол, там, где находится дворцовая канцелярия, как бы отгрызан. В городе насчитывается 120 домов, склеившихся друг с другом. Можно было бы обойти кругом, переступая с крыши на крышу, если бы их не окаймляли стены террас.

…вся столица представляла собой компактную массу слепившихся домов; узким улочкам приходилось огибать, а иногда и подныривать под них. Город делился по горизонтали на "две части: солнечные террасы на крышах, где днем занимаются хозяйством, и темные, без окон первые этажи. Вторые служат зимой спальнями. Таким образом, жилище идеально приспособлено к суровому континентальному климату Мустанга с его резкой сменой жары и ледяного холода.»

Город остался в неизменном виде. Все та же масса домов, прилепленных друг к другу, узкие кривые улочки между ними. Иногда дома нависают над улицей, образуя туннель.

«Улицы не превышают двух метров в ширину, зато площади широкие. Ло Мантанг разбит на четыре квартала — Потоли, Кутанг, Кималинг и Чантанг. Самым престижным, естественно, считается тот, где расположен королевский дворец, — возле городских ворот; там же находится и главная площадь. Площадь носит название «Де». Жители каждого квартала имеют свои особые праздники, которыми руководят четверо церемониймейстеров — лоекумов.»

Центральная площадь города, где ежегодно проводится фестиваль Тиджи, теперь отдана на откуп торговцам сувенирами. На первых этажах домов, расположенных рядом с королевским дворцом располагаются сувенирные лавки, владельцы которых настойчиво зазывают к себе туристов.

«Город Ло Мантанг создан с учетом климата и занятий его обитателей. Все дома обращены глухой стеной к югу. Каждый этаж строго соответствует своему назначению. В первом держат скот и хранят припасы, туда же складывают караванный груз. Во втором этаже, где жилые помещения, проделаны узенькие окошки — только так можно сохранить тепло в зимнюю пору. А когда приходит жара, семья перебирается на крышу; осенью там обмолачивают цепом зерно и занимаются домашними делами. Стенки террас служат убежищем от ветра. Высокая городская южная стена не только защищает обитателей от воров и разбойных нападений — без нее жизнь была бы просто невозможной, настолько силен ветер. Песчаные бури за один сезон похоронили бы столицу. Город — это комфорт, оазис спокойствия посреди голых степей Мустанга.»

Скот держат в городских домах до сих пор. Утром через городские ворота выгоняют стада коз и дзо (помесь яка и коровы), вечером животные бредут по узким улицам Ло Мантанга к своим жилищам.

Зерно все также обмолачивают цепом, крыши домов завалены соломой. Ну и конечно нельзя не упомянуть о ветре, который здесь дует постоянно в дневные часы. Как будто кто-то по расписанию, около 10 часов утра включает мощный вентилятор, а около 6 часов вечера его отключает.

«Трехэтажные дома аристократии (общим счетом 12) рассыпаны по всему городу; квартал бедняков лепится рядом с так называемым Новым монастырем. Две другие обители— частью уже заброшенные — расположены в шикарном квартале.

Внутри города, возле большого молитвенного зала, именуемого «Божьим домом» Мустанга, воздвигнута группа из восьми чортенов. Белая громада зимнего дворца, насчитывающая пять этажей, оказалась ниже центрального здания монастыря.»

Несмотря на то, что старые монастыри используются только для проведения церемоний, они содержатся в хорошем состоянии. Там проводятся реставрационные работы. Пять монастырей на 1000 человек говорят о том, что Ло Мантанг был и остается крупным духовным центром Тибета.

Дрова

Ввиду отсутствия растительности дрова — дефицит в Мустанге; топят, когда удается, узловатыми корневищами кустарников, растущих в более влажной снежной зоне. Но обычное топливо — ячий кизяк, причем, сгорая, он дает удивительно приятный дым, отдаленно напоминающий ладан.

Над всеми селениями Мустанга стоит запах сжигаемого кизяка. Пахнет действительно очень приятно. К этому запаху также примешивается запах свежего навоза, так как домашние животные свободно разгуливают по улицам селений.

Дрова же являются символом богатства. Поэтому их раскладывают на видном месте по периметру плоской крыши дома. За одно дрова быстро сохнут на сильном ветру. Древесина остается основным источником энергии в Мустанге. 89% жителей использую дрова для обогрева домов и приготовления пищи. Ежедневно в Верхнем Мустанге расходуется 3 кг дров на человека в день. Солнечные батареи и керосиновые лампы используются только для освещения. В последние годы широкое распространение получили топливосберегающие устройства, поступающие в основном из Китая. Это позволило несколько сократить использование кизяка и сучьев кустарника для отопления.

Миграция населения

«Каждый гражданин страны Ло ведет как бы тройную жизнь. Весной все работают в поле — пашут и сеют. Летом большинство горожан покидает дома и живет в юртах на пастбищах возле лошадей, мулов, ослов и коз. Зимой, когда холод сковывает мустангское высокогорье, все жители, за исключением женщин, детей и стариков, отправляются торговать. Раньше они уезжали в Тибет или спускались в Непал. Зима — идеальное время года для путешествий: реки замерзают либо сильно мелеют, так что их легко одолевать. Кроме того, зимой лоба меньше болеют в южных долинах Непала.»

Сезонная миграция населения Мустанга сохраняется до сих пор. Зимой Мустанг практически вымирает. Большинство жителей уезжает в Непал или Индию, где занимаются мелкой торговлей.

Полиандрия

«Основной ячейкой общества является трумпа (дом), то есть семья. По всем критериям Мустанг — относительно бедная страна, пригодных земель здесь мало. По этой причине сын, когда женится, не может отделиться. Работать на чужих наделах бессмысленно, ибо обрести землю он все равно не сможет. Из этого положения семья находит такой выход.

Если у человека три сына, он передает по наследству все имущество— дом и надел — старшему; второй сын идет в монахи; младший живет со своим старшим братом либо тоже идет в монахи или на службу в дом аристократа.

Этим объясняется обилие монахов в Мустанге и во всем тибетском мире. Множество молодых людей живут со старшими братьями, причем делят с ними не только хозяйство, но и жену. Полиандрия широко развита здесь; у женщины бывает по два, три, а то и четыре супруга — родных братьев, живущих под одной крышей.»

Молодежь Мустанга отходит от традиций предков. Теперь только женщины старше 40 лет еще имеют нескольких мужей. Молодые семьи живут моногамными браками.

Приветствие

Раньше в Тибете была распространена своеобразная форма приветствия. Вот как это описывает Пессель:

«Крестьяне, выходившие за ворота, чтобы посмотреть на нас, в знак приветствия высовывали языки».

Может быть в общении между собой местные жители еще придерживаются этого обычая, но при общении с иностранцами употребляются либо непальское «Намасте», которое произносится с местным акцентом и звучит как «Намасате», либо родное «Таше дали».

Ката

«По обычаю, в знак уважения высокопоставленному лицу подносят красивый шарф из белого шелка — так называемый ката.»

Этот обычай сохранился до нашего времени. Распространен не только в Мустанге, но и во всем Непале. Ката подносят всем гостям этой страны. Во всемирный день туризма нам преподнесли ката в Джомсоме при выходе на маршрут. У информационного центра местные женщины повязали нам ката и подарили по яблоку.

Вот как описывает Пессель процедуру подношения ката королю Мустанга:

«...низко склониться и протянуть один конец, а второй держать у груди в знак нижайшего почтения. Затем надо положить шарф перед королем. Если он коснется его, это будет означать благосклонность; если не заметит подношения,— значит, я ему безразличен. Ну а если король обернет ката вокруг шеи, это следует понимать как знак сердечного расположения.»

Теперь процедура упростилась. Ката кладут, подобно полотенцу, на две руки и протягивают королю. Король в знак своего расположения оборачивает ката Вам вокруг шеи. Аудиенция короля стала одной из статей дохода королевского дома. Для посещения короля необходимо приобрести ката и купить билет за 100 непальских рупий (40 рублей).

Мастифы

Пессель в своей книге постоянно упоминает о злобных тибетских мастифах, которые были в каждом селении. Тибетский мастиф это очень древняя порода, чистота которой сохранилась благодаря географической изоляции Тибета.

Теперь мастифов в Мустанге не так много. В деревнях их практически не встретишь. Но королевский дворец в Ло Мантанге, по прежнему охраняют огромные мастифы, которые разгуливают по галерее второго этажа.

Истоки Кали Гандаки

45 лет назад не было достоверных сведений об истоках Кали Гандаки. Пессель ставил одной из целей своего путешествия поиск истоков Кали Гандаки. Он считал, что нашел его:

«На запад уходила долина Тренкар, на северо-восток — другая долина с шестью маленькими селениями по берегам тоненького ручья. Хотя... да, совершенно верно, это Кали-Гандак.»

На самом деле это не Кали Гандаки. Позже установили, что Кали Гандаки образуется в результате слияния нескольких рек южнее Ло Мантанга.

Орошение

«Система каналов поддерживает земледелие. Реки, к счастью, питают тающие ледники на вершинах вдоль западной границы с Тибетом. Горные ручьи здесь текут в странном ритме: по утрам они неглубоки и прозрачны; затем, по мере того как солнце растапливает лед, вода прибывает и становится желто-серой; максимальный уровень приходится на три часа дня.»

Ирригационные системы играют существенную роль в сельском хозяйстве Мустанга. Вода, текущая с гор направляется в арыки, используемые для орошения полей. Благодаря этому селения Мустанга являются цветущими оазисами среди бесплодных холмов.

Вместо заключения

«Страна Ло на карте занимает крохотное пятнышко, но если вы окажетесь внутри его, то поймете, что расстояния измеряются не по прямой. Подъемы и спуски, одышка и боль в ногах, жгучее солнце и мучительные переправы через гималайские потоки множат здешние километры до бесконечности. Особенно сейчас, когда исхожено столько троп.»

К этому хочется только добавить, нужно спешить, чтобы увидеть эту сказочную страну своими глазами. За годы, прошедшие с путешествия Мишеля Песселя многое изменилось, но сохранилось самое главное – уникальная природа и культура этих мест. Пока еще сохранилась.

Существует проект строительства дороги через Мустанг. Отдельные ее участки уже проложены. А как только сюда придет дорога, сказочное королевство исчезнет навсегда.

ВЛАДИМИР АСМАКОВ, 2009 г.

 

Ссылки по теме:

М.Габорио. "НЕПАЛ и ЕГО ЖИТЕЛИ"

ГЕОГРАФИЯ НЕПАЛА