ГЕОГРАФИЯ - GEOGRAFIA

Главная страница Рубрика "Россия-Матушка". География России.

ТАЙНЫ ЦАРСКОГО КАРТОГРАФА СИГИЗМУНДА КУЗЯЕВА.
ЛЕГЕНДЫ и БАЙКИ МАЛОГО КАВКАЗА.

Юрий Сагайдак.

 

Елизавета Матвеевна, подвыпив, в кругу своих подруг, любила вспоминать: «Ах, Кузяев, Кузяев – шалун и проказник!».

Отец Сигизмунда, Пантелей Пафнутьевич Кузяев (1819-1875) был родом из Бийских мещан, прибыл в Томскую губернию в 30-хх годах 18 века на разработку золотых приисков. С 1847 года начал службу в Горной канцелярии г.Томска в звании унтер-шихтмейстера , вышел на пенсию в звании обер-гиттенфервалтера чиновника VIII класса.

Мать Матрена Митрофановна (в девичестве Раздобудько) (1824-1845) умерла при родах, оставив Сигизмунда сиротой. Отец жениться повторно не спешил, все свое свободное время отдавая работе и друзьям. Пантелей Пафнутьевич был разносторонне развитым и свободомыслящим человеком, водил дружбу с умными и интересными людьми. В числе его друзей были ссыльные декабрист Гаврил Степанович Батеньков и анархист Михаил Александрович Бакунин. Вспоминая свое детство, Сигизмунд Кузяев писал, что двери их дома всегда были открыты для всех знакомых, и непременно, каждый вечер заканчивался партией в вист.

После окончания уездного училища Сигизмунд поступил в Томскую гимназию. Качество образования в гимназии желало лучшего, так как в преподавательский состав входили в основном случайно занесённые в Сибирь люди, без всяких идеальных стремлений и знания их были формальные. Но некоторых его преподавателей стоит отметить, так как именно они оказали наибольшее влияние на Сигизмунда в старших классах, разбудив в нем дремлющего путешественника и авантюриста. Преподаватель рисования, художник и путешественник – Павел Михайлович Кошаров, по собственной инициативе водил учащихся в лесные походы, учил резьбе по дереву и гипсовой заливке следов животных. Учитель русской словесности - Дмитрий Львович Кузнецов, неоднократно приглашал Сигизмунда в архив Томского Алексеевского монастыря, на поиски интересных исторически значимых записей. Учитель математики Эйтнер – по заданию которого, Сигизмунд был ответственен за метеорологические наблюдения, ежемесячно отправляемые в главную физическую лабораторию.

К сожалению, очередное повышение отца, обязывало его находиться в постоянных инспекционных поездках по Западной Сибири. Что бы не оставлять сына без присмотра, Пантелей Пафнутьевич отправляет его в Казань к своей двоюродной сестре Клавдии Ивановне Нетухайко. Еще до окончания лицея, Сигизмунд по наставлению отца принимает решение поступить в Казанский университет на кафедру минералогии и геогнозии. Но после года обучения, Сигизмунд понимает, что его больше привлекает география и навигация. И после серьезного разговора с отцом будущий картограф направляется в Санкт-Петербург.

В 1864 году Сигизмунд Кузяев поступает в Санкт-Птербургский Императорский Университет на кафедру физической географии, которой к тому времени фактически руководил Эмилий Христианович Ленц.

Свои студенческие годы Сигизмунд всегда вспоминал с любовью и нежность, разделяя ее на театральные - первые годы обучения в Университете и научные – после знакомства с адмиралом Литке. Легко окунуться в театральную жизнь Санкт-Петербурга ему помог друг отца Бурдин Федор Александрович, с которым Пантелей Пафнутьевич был знаком еще с 1846 года, после командировки в Тифлис. Благодаря этому знакомству, Кузяев стал завсегдатаем благотворительных утренников в Благородном собрании, в доме Бенардаки, не пропускал ни одного литературного вечера у Бурдина. На премьере Александринского театра, Кузяев познакомился с Николаем Федоровичем Сазоновым – талантливым молодым артистом, их знакомство переросло в крепкую дружбу, прошедшую Крым, рым и медные трубы.

Девушки тоже были в его бурном студенчестве и не одна. Так, на одном из литературных вечеров, когда Островский читал свою новую комедию «Воевода, или сон на Волге», у Сигизмунда завязалась легкая интрижка с Левкеевой Елезаветой, молодой балериной и начинающей актрисой. К сожалению, их бурная связь была не долгой и закончилась через три года – у Сигизмунда начались экспедиции, а у Елизаветы новые роли и новые поклонники.



Театральный бомонд, оказывал на Сигизмунда Кузяева очень большое влияние, и был момент, когда он почти поддался на уговоры Сазонова попробовать себя в качестве актера в эпизодической роли в Александрийском театре. Но наука тоже приготовила свою снасть и отпускать Сигизмунда не собиралась. Решающий удар по его театральным увлечениям нанес новый роман Жюль Верна о приключениях и путешествиях капитана Гаттераса. Кузяев «заболел» Арктикой и Антарктикой, он спал и видел себя в роли первооткрывателя Северного полюса. И тогда он решается обратиться к Эмилию Христиановичу, с просьбой познакомить его с Президентом Петербуржской Академией Наук Федором Петровичем Литке – знаменитым мореплавателем, географом и исследователем Арктики.

С этого момента начинается новая глава в биографии будущего царского картографа Сигизмунда Кузяева…

Отрывок из дневника царского картографа Сигизмунда Кузяева, хранящегося в архивах Британского географического общества под грифом категории «В»:

«Ибо в Екатеринодаре, в прескверном настроении прибывая и ожидая ответа из столицы, побывал во всех кабаках и трактирах, изрядно кошель свой потрепав и опустошив. На третий день от начала августа, посыльный конверт мне принес, с отпиской на мой запрос из Петербурга, в котором были многие ответы на вопросы мои разные, в том числе и касательно загадочного происшествия близ….(далее неразборчиво)… Ибо дорога после дождей раскисла совсем и телегу пришлось бросить в предгорном поселке. Степаныч, проводник мой запил горькую, да так горько, что горько на него смотреть было, тем паче, что кроме чертей и бутыля он последние два дня ничего не видит, а меня признавать не желает, пришлось его под телегой оставить. Ибо лес был сырой и мокрый, тропы и подавно видеть не моглось, за ночь шакалы раз несколько ужин мой стащить помышляли. Устал от ожидания и морального напряжения. Ибо третий день как я иду по лесу дремучему, а треклятый дождь все не кончается. В голове мысли хоровод кружат, и все как-то по недоброму танец сей выходит… Ибо с трудом я заприметил из-за крон ветвистых и кустов колючих вершину Облегло, ибо рядом с ней находилась цель моих злоключений закадычных….. Ибо некоторые из подобных строений достигали в высоту двух и более метра, простираясь в длину до пяти метров, а толщина стен достигала даже долее 40 сантиметров. Общий вес строения и представить трудно, поди, за двадцать тон будет. Ибо четыре плиты для стен использовались, пятой крышу крыли, а шестую на пол настилали, и отверстие выдалбливали в одной из стен боковых, для входа наверное…..(заметка на полях «Речь скорей всего идет о дольменах»)…. Ибо ритуал был во всей подробности описан в письме из Петербурга и оступиться я не имел права, так как уплачено было с лихвой за мои старания. Но что-то все же пошло не так, поляна на которой я разжег ритуальный костер сначала расширилась до исполинских размеров, потом сжалась в рисовое зернышко и вдруг……(далее неразборчиво)… …берг - звали этого странного молодого путника. Ибо он тоже с трудом представлял, как оказался в таком незавидном положении и так же как я догадывался, что пленили нас испы. Ибо эти карлики были очень хитры и проворны в своих начинаниях, водили дружбу с великанами, которых иныжи называли. Ибо иныжи в отличии от карликов были злы как орки, но при этом умом слабы и глупы в поступках своих. Ибо за шапку сухарей и тульский пряник, готовы выполнять любую работу, чем испы и пользовались безудержно. Ибо именно иныжи построили крепости по всему Кавказу, в которых и жили хитрые испы, так как оторвать кусок скалы от горы им ничего не стоило….( заметка на полях «По всей видимости под крепостями понимаются дольмены»).

Ибо ростом испы были не больше вершка и передвигались по лесу исключительно на зайцах, используя уши оных в качестве узды и управления. Зайцев разводили самые привилегированные карлики, ибо это животное священным у них считается и самую большую крепость иныжи строят под святилище заячье, чем вызывают недовольство божка местного – Борея. Ибо конюшни заячьи, каптарней звались, что на мысли меня наводит недобрые о лукавстве Апарамекса и вранье его про каптарских зайцев. Ибо каптарские зайцы, не завезены на Кавказ были, а самые что не на есть туташные, ибо берут свое начало от ездовых зайцев, которых разводили испы….(далее неразборчиво)..

…ша предложил провести подобный обряд, что бы покинуть место нашего злоключения, ибо другого выхода у нас с ним не было. Ибо количество «богатырских хаток» нас настораживало, так как основная масса испов должна с дня на день вернуться с войны с богом Бореем и нам надо было спешить….(далее неразборчиво)…»

От каких либо комментариев Британское географическое общество отказалось, но на условиях анонимности, один из британских ученных рассказал мне, что описанные в этой части дневника события имели место быть. Чем были вызваны пространственно-временные коллизии ученный объяснять отказался, сославшись на занятость. Предполагается, что таинственным спутником Сигизмунда Кузяева был Паша Зомберг.

От себя добавлю, выше представленные обрывки из дневника Сигизмунда Кузяева, полностью подтверждает легенду адыгов о появлении дольменов в Пшадско-Папайской аномальной зоне, а так же о существовании карликового народа испов и глупых великанов иныжи.



ЛЕГЕНДЫ и БАЙКИ МАЛОГО КАВКАЗА

В далекие перестроечные времена, когда я еще был молодым и красивым, занесла меня нелегкая вступить в Темрюкский турклуб. В те годы руководил им Володя Троян, довольно харизматичная и интересная личность, больше всего мне нравилось, как он курил - отрывал фильтр, не смотря на марку и дороговизну сигареты. В турклубе было интересно, так как мы очень часто ходили в походы, на турслеты, лазили по скалам, а особо отличившиеся и упертые ходили в категорийные вылазки. Ну да ладно. Самым значимым событием тех времен для меня было знакомство с Пашей Зомбергом. Как сам он любил говорить про себя, фашики меня называют евреем недорезанным, а евреи, фашистом не добитым. Человек был с феноменальным чувством юмора, душой компании и просто очень хорошим и отзывчивым человеком. Закончив медицинское училище, Паша подрабатывал в турклубе инструктором и часто брал меня с собой в походы абсолютно на халяву. Любимые его забавы в горах, в те времена, были распитие портвейна возле костра, игра на гитаре и всякие россказни и байки. Мог в легкую придумать что-то на ходу и доказать его существование, да так, что потом туристы под себя писались, боясь из палатки ночью выйти. Знал он этих историй мульен!

К сожалению, в безбашенные девяностые, Паша пропал без вести где-то или под Магаданом, или под Воркутой, но его друзья, которых у него было так же много как и историй, которые он знал и рассказывал, до сих пор помнят и вспоминают все его выходки и приключения с улыбкой. И немного поразмыслив, я решил собрать до кучи легенды и байки Малого Кавказа, так как не в одном источнике они полностью не представлены. И хотел бы посвятить этот сборник памяти Паши Зомберга, самого веселого и доброго авантюриста, которого я знал и любил.

ПАПАЙСКИЙ МАЛЬЧИК

Это одна из самых старых легенд Малого Кавказа, уходящая корнями в далекий ХIХ век. Так вот, однажды, один богатый и преуспевающий купец отправился со всей большой семьей в путешествие к морю. По пути они решили заехать в поселок Убинка, так как купец был наслышан от своих кавказских партнеров о величественной скальной горе Папай на Главном Кавказском хребте. Вид, который открывается с ее лысой макушки завораживал своей величественной красотой и в хорошую погоду, говорят, можно было увидеть даже Фишт и Оштен, а если подпрыгнуть то и море. Купец арендовал в Убинке проводника и две телеги, погрузил свое семейство со слугами в этот нехитрый транспорт и не спеша отправился к подножью Папая. С десяток верст на телеге, пару верст по тропкам лесным и последняя, самая сложная верста, по скальным уступам Папая на его верхушку. Дорога заняла пол дня. На вершине семейство устроило легкую трапезу, но не успели они доесть первый пирог и выпит по кружке медовухи, как погода резко испортилась. На небе неожиданно появились грозовые тучи, налетел свирепый ветер и начал срываться резкий дождь. Путешественникам ничего не оставалось, как в спешке покинуть негостеприимную вершину. Ненастье гнало их до самой дороги, где они оставили свои телеги. И только возле дороги они обратили внимание, что самый младший сын купца куда-то пропал. Битый час слуги ходили по лесу с купцом и криками старались привлечь мальчугана к тропе, но все было тщетно. На следующий день с Убинки снарядили целый поисковый отряд из крепостных, но и эти поиски не принесли никакого результата. Купец был в печали, но присутствие духа его не покидало. Отправив семью в Новороссийск он еще целый месяц ходил вокруг Папая в поисках своего младшего сына. Рассчитывать найти его живым было бы уже глупо, но купец был настойчив в поисках. Когда семья возвращалась назад из Новороссийска, он к ним не присоединился, аргументируя тем, что хочет найти хотя бы тело сынка и захоронить его по человечески. Купец не унимался, остаток лета и всю осень он каждый день выходил на лесные тропинки, Папай уже знал как свои пять пальцев, бывало неделями оставался в лесу. И в один ненастный вечер, он пришел в поселок сам не свой. Глаза его горели безумием, походка была неуверенной, он все время как в бреду повторял одну и туже фразу: «Он приходил за мной!». Находясь в душевном и физическом смятении, купец слег с лихорадкой, а через три дня испустил дух. Никто так и не понял, кто за ним приходил, и что он этим хотел сказать, но буквально через несколько дней, крестьяне и редкие путешественники начали замечать в лесу мелькающего среди деревьев и скал мальчонку, никто его не мог разглядеть, но некоторые селяне говорили, что очень-то он похож на купеческого сына. На стоянках путешественников стали появляться четкие следы от босых пацанячьих ног, в провизии пропадать конфеты и другие сладости, а ночами в лесу слышался детский плач и смех. Даже сейчас в тех местах туристам рекомендуют перед сном обязательно оставлять конфеты и печенье возле входа в палатку, что бы папайский мальчик не залезал в палатки в поисках вкусняшек, так как если, не дай Бог, встреться с ним лицом к лицу, то последствия могут быть ужасающими. Редко кто оставался при здравом рассудке после этих встреч, а если кто и выдерживал психологически, то ломался физически, заболевая папайской лихорадкой, сжигающей изнутри путешественника в считанные дни. В архивах Британского географического общества на сей счет я ничего не нашел кроме рисунка паршивого качества, по всей видимости, сей феномен Пшадско-Папайской аномальной зоны британским ученным не по зубам.

Здесь представлены в качестве доказательств рисунок папайского мальчика, сделанный группой британских ученных в начале XIX века и случайно уцелевшая фотография из личного архива царского картографа Сигизмунда Кузявцева датированная пятым днем сентября 1901 года.

ПАПАЙСКИЙ СПИРТУН.

Папайские спиртуны появились на Малом Кавказе не так давно. Их появлению послужила цепочка трагических событий в начале девяностых, связанных с грузино-абхазским конфликтом. И так по порядку, что мне удалось узнать о папайском спиртуне.

Как вы знаете, на территории Сухумского обезьяньего питомника существовало закрытое НИИ, в котором изучались всевозможные патологии и болезни. Особое внимание уделялось проблеме алкогольной и наркотической зависимости. В этом направлении в основном использовались бесхвостые обезьяны из подотряда узколобых, они довольно хорошо переносили немерянное употребление алкоголя и дымов марихуаны, при этом у новорожденных детенышей наблюдался превосходный генетический материал, не поддающийся алкогольной деградации. Когда ученные были готовы уже рапортовать о своих успехах и достижениях, случился вооруженный конфликт между Грузией и Абхазией. В этом конфликте пострадал и Сухумский обезьяний питомник, уничтоженный грузинской артиллерии почти до основания. Обезьянам участвующим в алкогольном эксперименте повезло, снарядом снесло стену лаборатории в которой они находились и, пользуясь случаем все семейство бесхвостых узколобых обезьян, вырвалось на волю и удрало в горы.

По всей видимости, обезьяны мигрировали по Кавказу в течении двух лет, так как первые свидетельства их появления в районе Папая появились в 1995 году. Но это были уже не те животные, эксперименты сыграли с обезьянками злую шутку, долгое пребывание в незнакомой среде Кавказа, холодные зимы, стресс, война и отсутствие алкоголя всего за два года деградировали и изменили их до неузнаваемости. Теперь они мало чем похожи на обезьян, спившиеся люмпены лесов – спиртуны! Основное пропитание для папайского спиртуна, был и остается спирт. Довольно часто туристы и любители природы находят в папайских горах аккуратно завуалированные схроны бутылочек с алкогольной продукцией и беспонтовой марихуаной – это дело лапок спиртунов. В летние месяцы, когда наступает туристический сезон в этих местах, главным промыслом спиртунов является воровство бухла у отдыхающих. За долгие годы пребывания в лесу они научились прекрасно маскироваться на местности, так что даже если подготовится к встрече с спиртунами, никто не даст гарантии, что их можно будет увидеть. Главная бровада самцов, показать свое искрометное мастерство и успеть отпить из стакана в руках зазевавшегося туриста. Очень часто спиртуны идут на хитрость, незаметно накуривая путешественников, самая распространенная уловка, подсыпать марихуаны в костер или сигареты. Ничего не подозревающие туристы накуриваются в хлам, а быстроногие обезьянки используют этот момент и очищают рюкзаки от лишнего алкоголя, табака и гашиша. Живут спиртуны в труднодоступных расщелинах и скалах Папая, что серьезным образом сказывается на их популяции, так как по пьяни разбивается, сорвавшись со скалы или утеса, каждый третий спиртун. Любопытная особенность этих обезьянок в том, что они очень многому учатся у туристов и джиперов, легко копируя не самые хорошие повадки людей. В ночное время, особенно когда нет луны и звезды светят тусклым светом, можно услышать писклявые завывания, доносящиеся со склонов Папая. Раньше, все это принимали за вой шакалов, но группа британских ученных, исследовавшая спиртунов в период правления Бориса Ельцына, пришла к выводу, что эти завывания, не что иное, как пьяные пьяные песни спиртунов. Это все что мне удалось узнать о папайских спиртунах, от себя хочу добавить, что эти твари украли у меня полторалитровую бутылку живого пива, а когда я находился в состоянии сильного алкогольного опьянения, сошкаляли полпачки сигарет, прикидываясь лесными феями.

В завершении представляю на ваш суд единственную фотографию пьяного папайского спиртуна, сделанную не менее трезвым туристом в поселке Новосадовом.



ЧЕШУЙЧАТЫЙ ШАКАЛ

Появление чешуйчатого шакала в горах Малого Кавказа, так же связано с трагедией, разыгравшейся в 1986 году на Чернобыльской АЭС. Тогда, не смотря на уверения ученных мужей и представителей власти, одно из радиоактивных облаков, под воздействием воздушных завихрений в верхних слоях атмосферы, отделилось от белорусского направления и направилось прямиком к Черноморскому побережью Кавказа. Военными синоптиками было принято решение расстрелять это облако в горах, прежде чем оно доберется до курортной зоны Черного моря. Облако расстреляли, а радиоактивные осадки выпали в районе труднодоступных утесов горы Облегло. Прошли годы, об этом событии замалчивали, старались его не афишировать, но вскоре по туристической среде, а так же между охотниками и лесорубами поползли страшные слухи о странных физических увечьях, у людей, побывавших в этих местах. Первый случай был зафиксирован на приюте Пшадские водопады весною 1988 года. Группа туристов стала лагерем не далеко от приюта, как всегда вечер прошел на ура – перловка, портвешок, гитара и все такое, легли спать далеко за полночь, а когда проснулись, у одного из ребят на правой ноге полностью отсутствовала ступня. Первичный осмотр показал, что она как будто была слизана. Парень клялся, что он никуда не ходил, и лег спать абсолютно трезвый, и если бы кто-то и попробовал лизать его ступню, он бы это почувствовал. Ему не поверили, списав все на элементарное пьянство и несоблюдение техники безопасности нахождения в лесу в состоянии алкогольного опьянения. Вроде бы инцидент исчерпан, дело замяли, но в течении весны и лета такие случаи повторились еще несколько раз. А на следующий год они начались с удвоенной силой. Самый страшный случай произошел с молоденькой москвичкой отдыхавшей на одном из приютов по ВЦСПСовской путевке, девушка лишилась ног до самых колен, оставшись инвалидом на всю жизнь. После этого случая, странными событиями заинтересовались британские ученные. Они провели в горах пол года, исследуя Пшадско-Папайскую аномальную зону. Исследования были не простыми, двое ученных получили аналогичные увечья - один лишился большого пальца на левой ноге, другой кончика носа, так как спал головой к входу в палатку. Завеса тайны приоткрылась только в докладе направленном в Британское географическое общество. В нем говорилось о новой популяции шакалов обитающей в районе Пшадско-Папайской аномальной зоны после Чернобыльской катастрофы. В результате радиоактивного загрязнения и агрессивного проникновения ионов стронция в ДНК шакалов, начали происходить необратимые мутации. Касались они в первую очередь языка и слюнных желез этих хищников. Язык приобрел чешуйчатую основу и разтраивался к окончанию, железы расположенные на чешуйках языка выделяли анестетик, что позволяло жертве не чувствовать его прикосновений. Найдя жертву, шакал аккуратно подползал к ней и начинал лизать доступную часть тела, как правило, ими становились невнимательные туристы, охотники и лесорубы. Но больше всего их привлекал запах грязных носков. Чувствительные рецепторы, расположенные в носу у чешуйчатых шакалов позволяли услышать этот удушающий запах за многие километры, что позволяло шакалам с точностью находить жертву. Описано множество случаев, когда именно отсутствие элементарных правил гигиены приводили к ужасающим последствиям. Но так же многие путешественники лишались и губ, и носа, и ушей.

Чешуйчатым шакалам объявили войну, многие годы были потрачены на отстрел и поимку этих животных, но результат был нулевой. Шакалы отличались большой осторожностью, за все время охоты, не одна особь не попала в капкан. Подстрелить удалось всего с десяток самцов, тушки которых были проданы в зарубежные НИИ. В середине девяностых количество нападений на людей пошло на убыль, на данный момент не более двух случаев в год, британские ученные объясняют это феномен, появлением в Пшадско-Папайской аномальной зоне спиртунов.



Но даже сейчас, находясь в тех краях надо помнить, что невнимательность и отсутствие элементарных правил гигиены могут привести к вам по запаху самого осторожного и хитрого шакала, имя которому - Чешуйчатый! Фотография и зарисовка чешуйчатого шакала любезно предоставлена Британским географическим обществом.





ОЛЕНЬЯ ПОЧУХА.

В былые времена, на Кавказе, местные горцы любили хвастаться своим почтенным возрастом. Несведущие и пришлые люди особо не задумывались о истоках кавказского долголетия, одни считали, что причина в чистом и целебном воздухе, другие думали, что секрет заключается в необыкновенных свойствах вин, производимых из уникального винограда, третьи предполагали, что виной всему пересеченная местность и большие перепады высот, для преодолении которых, требуется необыкновенная физическая сила, передающаяся из поколения в поколение. Но чтобы не говорили, никто до сих пор объяснить этот феномен не в состоянии. Однако, в архивах Британского географического общества есть один очень интересный отчет об путешествии на Малый Кавказ, проливающий свет на этот вопрос.

Так вот, что мне удалось узнать. Однажды, группа британских ученных, отправилась на Малый Кавказ, чтобы найти удивительного мешкожаберного арабачика. Путешествуя по горам и долинам, они пересекли Главный Кавказский хребет, спустились с горы Тхаб и оказались в области Пшадско-Папайской аномалии. Время подходило к вечеру, надо было искать место для лагеря и вдруг, за очередным поворотом тропы они увидели небольшой черкесский аул. В этом ауле жила всего одна семейная пара, моложавый черкес и его красавица жена. Гостеприимству кавказцев не было предела, семейная чета накрыла большой стол, со всякими лесными соленьями, мясом диких кабанов, виноградным вином и прочими вскусностями, истопили горячую баньку, постелили мягкие перины. А под конец застолья черкес попросил британцев, если они захотят справить свою нужду по большому, то не в коем случае чтоб не ходили в туалет возле хлева.

Утром не досчитались одного ученного, кто-то слышал, как ночью он вставал с постели, кто-то слышал, что он выходил на улицу, но никто не слышал, чтоб он возвращался. По всей видимости, ученный заблудился в лесу, когда ходил по нужде. Весь день был потрачен на поиски, которые не увенчались успехом, следующий день так же не принес результата и через неделю не было никаких вестей от пропавшего. Все уже смирились с потерей, было решено переночевать последнюю ночь и отправится дальше в дорогу. Но не тут то было! Утром британцев ожидал сюрприз, проснувшись, они обнаружили своего потерянного товарища спокойно спящим на своем месте, как будто он и не терялся вовсе. Его дружно все начали будить, а когда разбудили, удивляться пришлось уже ему. Оказывается, с его слов, он никуда и не пропадал, выйдя ночью из дома, он забыл про предупреждения черкеса и направился прямиком в туалет, что возле хлева. Находясь в сортире, он неожиданно потерял сознание, а когда очнулся, лежал уже на другом конце аула рядом с небольшим грязным болотцем. Особо не придав этому событию значения, он отправился в дом и лег дальше спать. Каково же было его удивление, когда ему рассказали, что он отсутствовал 10 дней, но еще больше удивились, когда рассмотрели его тело, на нем отсутствовали старые боевые шрамы и совсем не было морщин на лице, а волосы полностью избавились от седины. Пришло время спросить с черкеса и его жены, что за чудеса творятся в их ауле. Пригрозив семейной чете мушкетами и саблями британские ученые стали выпытывать о секрете произошедшего. Под угрозой смерти черкес рассказал им всю правду.

Оказывается жителям аула было далеко за двести лет и все благодаря Оленьей почухе. Это уникальное животное было выведено древними кавказскими горцами из оленя, но вскоре как это часто случается, секрет его размножения был утерян в веках. Живет оленья почуха в выгребных ямах и старых туалетах, питается отходами человеческого организма и древесными мышами. Тело у нее вытянуто как у большого червя, спереди и сзади на теле имеются небольшие рудиментарные отростки, предположительно это утратившиеся в процессе эволюции ноги. Ее рот так же является и вакуумным засасывателем, которым она засасывает свою жертву. Всосав в себя человека, она его оборачивает в кокон и хранит в нижней части желудка, человек тем временем находится в состоянии анабиоза. Почуха вступает с человеком в ментальную связь и питается его воспоминаниями. Через десять дней, просмотрев все самое интересное, почуха выплевывает свою жертву. Один день проведенный в коконе оленьей почухи равняется одному году омоложения. На тот момент времени на Кавказе их осталось всего несколько десятков экземпляров, которые находились в собственности горских кланов под большим секретом. Но на Малом Кавказе в старых заброшенных аулах водились и дикие экземпляры, нападавшие на случайных пастухов и путников. У черкеса и его жены как раз и была прирученная дикая почуха, которую они поймали 250 лет назад.

Таким образом, британские ученные открыли секрет кавказского долголетия, но так как их экспедиция была направлена на поиски арабачика, доклад про оленью почуху был затерян в архивах Британского географического общества.

От себя добавлю, что оленья почуха еще водится в Пшадско-Папайской аномальной зоне и довольно регулярно бывают случаи, что туристы теряются на десять дней, а потом их находят помолодевшими, слегка безумными и с характерным запахом. После этих исчезновений они приобретаю устойчивую латринафобию. Последний раз почуху видели в туалетах поселка Новосадовый и Черный Аул, энтузиасты из числа околоученного мира даже пытались ее поймать, но безрезультатно. Так что уважаемые, если будете в тех местах, не удивляйтесь, при виде решетки на месте очка, это элементарные нормы безопасности местных жителей.

Сканированный лист рисунка оленьей почухи из отчета о поисках арабачика любезно предоставлен Британским географическим обществом.





КАПТАРСКИЕ ЗАЙЦЫ

В четверг 2 августа 1990 года, опасаясь, что события на Ближнем Востоке, а если вы помните, в тот день Ирак вторгся в Кувейт, могут выйти из под контроля и вызвать перебои в газо-электро и прочем снабжении, было решено сбежать с душного пыльного города, подальше в Кавказские горы. Собрав рюкзак и купив билет на старенький красный Икарус, который мог бы нас довезти до предгорий Малого Кавказа, я с сотоварищем отправился на поиски приключений в район Пшадско-Папайской аномалии. Другана моего звали Женькой, он был начинающим театралом-писателем, так что все, что с нами произошло в дальнейшем, было записано им лично в старенький замызганный блокнотик, записи из которого, я старательно и без его согласия сейчас и перепишу.

Я помню, как мы шли мы по так называемому 37 маршруту, даже наверное не шли, а скорее брели, это когда ты идешь по тропе, а на красоту, что вокруг, тебе наплевать, потому что рюкзак зараза тяжелый, лямки сволочи в плечи впились, трусы, извините за подробность, в попу залезли и мошки на уровне глаз кружат и кружат еще с прошлой стоянки и не зависимо от того с какой ты скоростью идешь, они сцуки не отстают. А в голове мысли кружатся, типа а нафига я пошел в этот чертовый поход, дома же Катании идет, в смысле серил показывают «Спрут» по цветному телевизору, пацаны во дворе в ножички играю да на великах гасают, ну и все такое, а я как дебил… Скажем так, пессимизм до хорошего не доведет – на второй день мы благополучно заблудились. Я вот как-то ощутил это сразу и заволновался. Конечно, Юрка говорил, что с тропы мы сбились совсем-то немного и ща все будет пучком, типа, вон за этим камнем тропа виднеется, ну и в таком духе. Но почему-то, в то, что все будет нормально, не очень то и верилось…

В общем, в те времена, о GPS только мечтали, даже не мечтали – о них не знали, на хороший компас денег как всегда не хватало, солнце пряталось за кронами дубов великанов, а мох рос везде, так что позиционировали мы себя где-то в горах. На большее ума не хватало, и в тот момент было так стыдно и обидно за себя раздолбая – до слез. Знаете, наверное, у всех есть такое ощущение, когда легкая неуверенность за то, что все будет хорошо, переходит в полную уверенность, что все будет плохо, короче, нас это состояние накрыло в один момент и почему-то, именно в этот момент, вспоминались конфеты из бабушкина буфета. И не как конфеты с буфетом, а сама возможность их взять оттуда без спроса, а потом на конкретный бабушкин вопрос «Брал?», правдиво врать «НЕТ!».

День медленно перетекал в вечер, лес становился все гуще и дремучей, как в песне про зайцев, веселое щебетанье птиц сменилось на готичные покаркивание пшадских остроклювых воронов, будь им неладно, а из кустов на нас чаще стали посматривать злые и жадные шакальи глаза. Вроде все паника, а нет, бабушкин буфет делал свое дело и не позволял сорваться. И в тот момент, когда отчаянье нас захлестнуло с новой силой, мы увидели на звериной тропе бодро шагающего старичка, и еще так ловко шагающего, что мы было подумали, как ловко у него получается так ловко шагать. Подойдя поближе и познакомившись, мы рассказали ему нашу грустную историю, на что старичок загадочно улыбнулся. Ну вы знаете, как старички умеют загадочно улыбаться, как будто вся вселенская мудрость проступает у них на лице и сейчас он даст ответы на все вопросы, которые тебя мучили со второго класса. Потом он весело подмигнул и предложил следовать за собой.

И вот мы идем по лесу, старичок впереди, а мы два горе-туриста сзади, и кажется, что все самое страшное уже позади и если поднажать, в смысле быстрей пойти, еще можно на вечерний повтор Катании успеть, потому что ты уже понавыдумывал, что у старика и телевизор есть, и водопровод и почему-то попугай. И в этих мечтаниях мы незаметно подошли к его хижине, в общем Катании и попугаем там и не пахло, а все остальное было очень даже и ничего.

Звали нашего спасителя дедушка Апарамекс, родом он был с южного склона Папая и если верить ему, то жил он в этих местах уже не одну сотню лет. Среди всякой нечисти, вроде Папайского мальчика или Пшадской девы, он был очень уважаемым человеком, спиртуны относились к нему настороженно и плодово-ягодную бражку из его погреба не воровали, довольно часто к нему в гости хаживал таинственный Шохлар, с которым дедушка Апарамекс вел незатейливые беседы на пшадско-папайском наречии, а на заднем дворе в выгребной яме жила оленья почуха, что объясняло его почтенные года. Вот сидели мы у дедушки Апарамекса в сенях, чашечку за чашечкой каптарского чая попивали, каптарским салатиком закусывали, а он нам душу изливал, видать давно с человеченкой не общался. И нам хорошо и ему не плохо. И в момент этой, так сказать, идиллии, мне подумалось его спросить на свою голову и про чай каптарский и про салат онный. На что старикашка опять по доброму так улыбнулся, типа жди, сейчас на тебя снезайдет просвещение великого откровения, по хитрому прищурился и поведал нам такую историю. Типа очень давно, при Царе Горохе, ну это я образно говорю, что при Горохе, на самом деле скорей всего при Тамерлане, в этих местах проходил великий шелковый путь. Купцы всякие сновали туда-сюда по Пшадско-Папайской аномалии, товар разный возили от места к месту. И как-то раз в этих местах проходил очень хорошо охраняемый караван, с каким-то очень ценным товаром, и никто не знал, что это за товар, вообще не знал, даже сам купец. И вообще, это наверное и не товар был, а подарок от Каптарского Хана какому-то европейскому герцегу. И вот встали они лагерем возле Пшадских водопадов, охрану выставили, так чтоб если что. И под вечер, а может и ночью, ну вы знаете, все темные дела ночью творятся, по этому скорей всего ночью, снизошла к ним Пшадская дева. Не спорю, охрана еще та, головорезы отборные, но вот против призрака как не крути, а штанишки подмочили, да так, что потом охранников по горам еще неделю собирали. А между тем, когда первые смельчаки в лагерь вернулись, подарка драгоценного не нашли, видать призрак Пшадской девы его унес. Сколько не искали, так и не нашли, так что пришлось им назад возвращаться в Каптарское ханство, я вот думаю, что им за такую оплошность головы то по отрубали. А самое интересное то, что с тех пор в горах Пшадко-Папайской аномальной зоны появился заяц, не, как бы зайцы и раньше там бывали, правда не много, а этот новой породы какой-то, назвали его Каптарским, наверное в честь каптарского хана и его горе каравана. Был он чуть меньше собратьев, но уши у него были побольше. Я отлично могу понять местных жителей, когда они узнали, что уши каптарских зайцев обладают чудесными свойствами. И от чиря на попе помогут, и от Пшадской лихорадки спасут, и в кипяточке если их заварить, вместо чайка можно хлебать с бодуна. Спрос на уши каптарского зайца был большой и через время зайцы научились их отращивать до былого состояния за месяц. Это сейчас говорят, типа мутации и все такое, а тогда все проще было и стронций здесь не причем. Я ел, ел и думал, понимал, что внутри меня, в желудке, уже находится кусочек уха этого доверчивого и беззащитного существа, которое, наверное, бегало по лесу и жевало травку, а теперь помогает моему организму выводить всевозможные шлаки и заряжаться энергией. Я обнаружил в себе удивительные ощущения, Юрка не даст соврать, я спросил его «Ну как?». А чего «как»? (Это Юрка уже говорит.) Чего «как»? Да точно так же! В точности. Ты же щас сам его ел. Ты же… Так что не надо…

Выдержки из отчета Пшадско-папайской экспедиции, найденной в архивах Британского географического общества:

«Каптарский заяц (Lepus captarius) относится к отряду Зайцеобразных. Некоторые британские ученные, учитывая его специфические черты организации и истории происхождения, предлагают выделить их в отдельный Каптарский отряд, так как некоторое сходство с отрядом Зайцеобразных, имеет только внешний (конвергентный) характер. Филогенетически каптарский заяц абсолютно уникальное животное. Главной его особенностью является способность к аутотомии, которая выработалась у него в процессе эволюции…..(далее текст зачеркнут до конца абзаца, очередная страница вырвана, на следующем листе, сделана запись от руки неразборчивым почерком). Вот что удалось разобрать: «Все что говорит хитрец Апарамекс – ложь! Не верьте не единому его слову. Этими же сладкими речами он заманил и Сигезмунда Кузяева, которого считали пропавшим еще в начале века. Если британские ученные не перестанут с ним общаться случится непоправимое, так как Апарамекс и есть каптар!» И подпись «Паша Зомберг».

Ниже представлена фотография дедушки Апарамекса.Снимок из личного архива царского картографа Сигизмунда Кузяева. По всей видимости, снимок сделан в конце XIX века.





ПШАДСКАЯ ДЕВА

На перевале, между вершинами легендарных гор Малого Кавказа - Пшады и Папай, в самом сердце Пшадско-Папайской аномальной зоны, берет начало великая река Пшада. Через 40 километров ее воды встречаются с ласковыми волнами Черного моря, и так происходит из года в год, на протяжении веков и тысячелетий и ничто не в силах изменить магию этой реки. Но было место событию, которое хотело изменить вековой ход истории, и было наказание за это деяние о чем я вам сейчас и поведаю.

В далекие времена, когда король Артур еще не родился, когда еще десятки с адыгейскими номерами не были вездесущими, когда словосочетание СОЧИ 2014 ни о чем и ни кому не говорило, в районе Пшадско-Папайской аномальной зоны жило два клана горцев. Не сказать, что они враждовали между собой, но и дружбы как таковой между ними тоже не было. Пересекались горцы только по вопросам торговли и найма рабочей силы.

В одном из аулов жила горская красавица Зулихан, отец которой держал большой персиковый сад, расположенный в Пшадской долине. И каждый год Зулихан со своим отцом отправлялась в приморский городок Торик на большую осеннюю ярмарку. Зулихан торговала персиками на рынке, отец встречался с важными людьми, все шло своим чередом, пока в один прекрасный день, рядом с ее торговым местом не стал торговать молодой красивый горец. В первый день они только обменялись взглядами, во второй день перекинулись парой слов, а в третий день уже болтали друг с другом без умолку! Звали красавца Аскер, родом он был из соседнего клана и жил не так далеко от ее аула в Пшадской долине. Молодые люди даже и не заметили, как пролетела неделя. Ярмарка завершилась и пора было возвращаться домой. Но чувства уже дали корни и Зулихан с Аскером стали тайно встречаться по вечерам возле Пшадского водопада. Их кратковременные встречи продолжались всю осень и зиму, и в начале весны молодые люди решили пожениться. Но между кланами, детьми которых они были, существовала негласная договоренность, что браков между ними быть не может. Почему? Этого никто не знал, так как эта договоренность уходила корнями в далекую древность и если кто ослушается, печать позора навеки ляжет на эту семью. Отец Зулихан узнал о тайне своей дочери и решил во чтобы то ни стало препятствовать ее надеждам на брак. Честь семьи и финансовое благополучие стояли для него выше чем счастье Зулихан и он придумал коварный план по устранению жениха. В один из весенних вечеров он тайно от дочери, послал весточку Аскеру о срочной встрече возле водопада. В этот вечер, туман густым одеялом окутал русло реки, что было на руку отцу невесты, притаившись возле камня, он стал поджидать Аскера. Молодой человек не заставил себя долго ждать, явившись к самому каскаду в назначенное время. Тихо позвав Зулихан, Аскер не обратил внимание на шорох, заглушаемый ревом ниспадающих потоков воды, и это была его последняя ошибка, так как этот шорох издавал отец невесты, незаметно подкравшийся к Аскеру. Его план был очень прост – скинуть горца вниз на острые камни. В это время, находясь далеко в ауле, Зулихан почувствовала сердцем что-то не ладное и кинулась к Пшадскому водопаду в надежде помешать несчастью, но было поздно. Когда она вышла на уступ водопада, туман уже развеялся и в вечерних сумерках было видно окровавленное тело Аскера, лежащее на острых камнях ниже по течению. Горе Зулихан не было предела, ее сердце сжалось от мыслей об одиночестве и поддавшись своим эмоциям она скинулась вниз с водопада. Тела девушки так и не нашли…..

С тех пор в окрестностях Пшадского водопада появился призрак молодой девушки, который хитростями подманивает местных жителей и уставших путников на самый уступ водопада, в надежде, что они оступятся и упадут в низ. Призрак прозвали Пшадской девой.

Британских ученных данный феномен практически не интересовал, до тех пор, пока они сами на себе не испытали гипнотически-магическое воздействие Пшадской девы. В архивах Британского географического общества практически все упоминания о Пшадской деве засекречены, по всей видимости, это связанно с тем, что на основе изучения данного феномена была открыта уникальная методика гипносуггестивного внушения. Доподлинно известно, что Пшадская дева находится в очень хороших отношениях с Папайским мальчиком и при наличии хорошего настроения, забавы ради, пугают наивных туристов и усталых путников. В настоящее время количество несчастных случаев на Пшадском водопаде увеличивается, британские ученные объясняют это явление, повышенной активностью аномальных явлений во всей Пшадско-Папайской аномальной зоне. Подобный всплеск активности наблюдался чуть более ста лет назад в начале прошлого века, как раз в этот период пропал царский картограф Сигизмунд Кузяев, многие склонны считать, что виной его пропажи была именно Пшадская дева.



ГОРНЫЕ КРОКОДИЛЫ

Темными вечерами или холодными ночами, когда костер весело потрескивает в очаге, а вдалеке слышен тихий перебор гитары, когда многокилометровый переход через броды и перевалы остался позади, а то, что нас ждет завтра еще мало волнует, когда кружка горячего чая согревает руку и кажется, что вкуснее напитка ты не пил ни разу в жизни, именно в эти моменты наступает самое волшебное время любого похода, запоминающееся на всю оставшуюся жизнь. И обязательно, когда вдалеке истошно завоет шакал или над головой ухнет филин, кто-то из ваших спутников начнет неспешно рассказывать какую-нибудь старую легенду про эти места, в которые вы забурились.

Вот в один из таких вечеров я услышал историю про горных крокодилов. Мне ее рассказал Паша Зомберг в конце восьмидесятых годов прошлого века, когда мы остановились ночевкой в урочище Черный Хутор, близ горы Папай. Подробностей появления крокодилов в Пшадско-Папайской аномалии он не знал, но в научных кругах бытует мнение, что крокодилы появились в этих местах после того, как весной 1867 года в районе горы Собербаш пропала телега с грузом из Сухумского серпентария. Содержимое телеги расползлось и разбежалось во всех направлениях, а благодаря уникальности Пшадско-Папайской аномальной зоны, большая часть груза прижилась и расплодилась в этих местах. В том числе и крокодилы.

За годы выживания в суровом Пшадско-Папайском климате крокодилы претерпели ряд существенных мутаций и изменений, позволившим им обрести свою нишу в этих местах. Размером горные крокодилы сейчас не превышают метра в длину, от кончика хвоста до кончика рыла, и 27 сантиметров в холке. Обитают они в основном в бассейне рек Пшады и Папайки, в подводных пещерах речных лагун, которые в большом количестве находятся на всем протяжение рек.

Отсутствие ажиотажа вокруг этих уникальных животных объясняется скрытностью и большой осторожностью крокодилов. На берег реки они выходят только ранним утром или поздним вечером, полностью сливаясь с окружающим пейзажем, так что увидеть их практически невозможно. Используя свою феноменальную способность к маскировке, крокодилы могут охотиться практически на любого обитателя леса, пришедшего на водопой. Основной добычей крокодилов являются шакалы и захмелевшие папайские спиртуны, но также они могут нападать и на более крупных животных, например оленей и волков. Неоднократно на берегах Пшады и Папайки находили разорванные рюкзаки и покинутые палатки, что тоже свидетельствует о разнообразии рациона горных крокодилов.

Первые достоверные упоминания о горном крокодиле были зафиксированы в дневнике царского картографа Сигизмунда Кузяева, который был мне любезно предоставлен Британским географическим обществом, вот что он написал об этих замечательных существах: «Ибо твою Христофора Колумба едрена Родионовна Пушкина мать, да что ж это такое творится, на Кавказе крокодилы меня мизинца левого лишают…… (дальше нечитаемо)…»

Немалую долю в изучение горных крокодилов внесли британские ученые. В своей знаменитой экспедиции, направленной на поиски удивительного мешкожаберного арабачика, они наблюдали пару особей на Собачьих ребрах, что расположены на реке Папайке. Были выявлены такие морфологические особенности, как наличие пигментных клеток (хроматофоров), позволяющих менять окраску тела, способность к гибернации – зимняя спячка и родовая дисплазия - нарушение роста у всей популяции. В совокупности все эти особенности позволили выделить горного крокодила в отдельный род Crocodylus Pchadus/ Пшадский крокодил, но как это часто бывает, Сэр Ричард Оуэн, авторитетный зоолог и почетный член Британского географического общества, все выше приведенные факты счел бредом и выдумкой, тем самым, поставив под сомнения само существование горного крокодила.

И вот легенда рассказана, костер догорает и у тебя такое чувство, что мир заканчивается, там, куда дотягиваются только слабые отблески пламени. Ты боишься пошевелиться и обернуться назад, так как чувствуешь у себя на спине недобрый взгляд загадочных существ, обитающих в дремучих лесах и глубоких реках, это состояние оцепенения длится некоторое время, пока кто-нибудь не начнет рассказывать новую более жуткую легенду про загадочную Пшадско-папайскую аномальную зону.

ПШАДСКИЙ КАГУАН

Началась эта история в мае 1984 года, когда председатель Госкомспорта СССР Марат Грамов после долгих уговоров своей супруги посетил Цирк на Цветном Бульваре. Больше всего его поразило выступление Юрия Куклачева и его усатых, хвостатых и полосатых друзей. Каково же было его удивление, когда он узнал, что все фокусы с кошками можно поставить не только на цирковой арене, но и на кинологических полигонах ДОСААФа. Будучи заядлым скалолазом и туристом, Марат Владимирович после неоднократных консультаций со своими замами и Самим Юрием Дмитриевичем решается на довольно рискованный эксперимент по обучению кошек спасательным операциям в горах Малого Кавказа.

По линии ВЦСПС для обучения и дрессировки кошачьих был выделен секретный кинологический полигон в поселке Новом, на территории исправительной колонии. Эксперимент проходил в условиях строгой секретности, приближенных к реальности. Отрабатывались различные схемы спасательных операций с привлечением котов. Была разработана техника преодоление скалистых препятствий при температуре ниже 20 градусов, особое внимание уделялось подъему на высоту более 5000 метров без применения альпинистского оборудования. Также было разработано и апробировано уникальное кислородное оборудование для преодоления высот более 7000 метров.

Особое внимание уделялось тактике увиливания от сексуальных домогательств местной кошачьей фауны. Учеными Папайской лаборатории была успешно испытана уникальная методика психологического противостояния пагубному воздействию бардовским песням, и впервые в научной среде была использована вакцина от "по последней".

Для физического усовершенствования кошачьих применялись биологически активные добавки натуральных химических элементов с атомным номером 92 и нановитомины на основе викодина и валерьянки, но возникшая в качестве побочного эффекта хромота, заставила ученных отказаться от применения этих препаратов. В течение года, профессиональным фелиолагам удалось вывести и воспитать новое поколение туристических боевых котов, которые могли в полевых условиях откопать нерадивого альпиниста из под трехметрового слоя снежной лавины и оказать первую медицинскую помощь, а также отбиться от сексуально озабоченного енота или рыси.

Первое испытание в реальных условиях было назначено на 25 апреля 1986 года. В условиях строгой конфиденциальности партия кошек в количестве 20 хвостов была вывезена в область Пшадско-Папайской аномальной зоны для проведения рекогносцировки местности, но ночная трагедия в Припяти внесла свои коррективы. В срочном порядке, все ответственные лица были вызваны в Киев. По неудачному стечению обстоятельств, то ли в спешке, то ли по пьяни, клетки с подготовленными котами были оставлены у подножья Папая.

С этого момента началась новая страница в истории как Пшадско-Папайской аномальной зоны, так и самих кошачьих. Обученные и натренированные коты легко адаптировались в пшадских лесах. По сути дела они попали в свою стихию - горы, реки и туристы. Сразу же была сформирована кошачья банда со строгой иерархией, поклоняющаяся Чуфырю - кошачьему божеству в форме веника. Потихоньку начали происходить физические и генетические изменения как последствие бесконтрольного применения биостимуляторов в период тренировки на кинологическом полигоне. Произошел эволюционный скачек, который позволил выделить боевых туристических кошек в отдельный род Felis periegetica bellica , вида Пшадский кагуан. Британское географическое общество считает, что в состав молекулярно-генетических стимуляторов ошибочно добавили 48 хромосому ягуарунди, что и привело к необратимым изменениям в облике домашней кошки. Одной из особенностей Пшадских кагуанов было отсутствие полового диморфизма и более развитое строение скелета грудного отдела позвоночника, позволяющего выдержать нагрузку рюкзака весом до двадцати килограммов.

Британские ученые, изучавшие этих кошачьих, заметили за ними одну особенность. Стоило туристам начать играть на гитаре, как коты сразу же впадали в транс, морда принимала удовлетворенный вид и со стороны их можно было перепутать с слегка выпившими кспшниками. Через минуту- другую коты уже начинали подпевать, что делало в дальнейшем игру на гитаре невозможной. Ходили слухи, что именно по этой причине были сорваны два фестиваля авторской песни "Пшадская весна 89" и "Папайская осень 90".

С появлением спиртунов в районе Пшадско-Папайской аномалии пшадский кагуан пристрастился к алкоголю, эта пагубная привычка заставляла боевых туристических котов идти на разные хитрости, чтобы добыть себе блюдце водки и шматочек сала. Часть котов ушла в ближайшие станицы, поближе к людям и выпивке, чем и воспользовались местные жители, начав разводить пшадских кагуанов, продавая их котят на рынках Краснодара и Новороссийска под видом мейкунов. А другая часть ушла к спиртунам, с которыми до сих пор и живет, охраняя их от горных крокодилов и чешуйчатых шакалов, получая за службу добрую крынку водки да сытный обед.

В дневнике царского картографа Сигизмунда Кузяева, что хранится в архивах Британского географического общества, есть плохо сохранившаяся запись, в которой он рассказывает о встречи с котом исполинских размеров с рюкзаком не плечах. Кот невнятной походкой преодолевал Пшадский перевал, намяукивя себе под нос какую-то песню. Прислушавшись к мяуканью, Сигизмунд Кузяев разобрал только отдельные фразы про изгиб чего-то желтой, осколки и купол неба. Можно предположить, что отдельные особи пшадских кагуанов все-таки нашли пространственно-временной портал и путешествуют по Пшадско-Папайской аномалии, выполняя работу, которой их учили - спасают попавших в беду путешественников и туристов.

ГОРА ПАПАЙ

Гора Папай находится в начале зоны Главного Кавказского Хребта, в истоках рек Убинки, Папайки и Большой Хабль. Высота 819 метров. Папай выделяется на фоне остальных гор своими грозными скалистыми вершинами и острым гребнем. Массив горы Папай интересен не только с научно-познавательной и природной точки зрения, но и оборонно-производственной. Мало кто знает, что в конце ХVI века Папай был на сотню метров выше и не имел скальных выходов на своих склонах. Во время Русско-Турецкой воны 1787-92гг. по тайному указу Александра Васильевича Суворова в недрах горы Папай был построен секретный завод по производству пороха и самогона для нужд русской армии. Просуществовал завод всего пару лет, так как 23 апреля 1791 года от небрежно брошенного бычка произошла детонации порохового склада. Взрыв был такой силы, что его отголоски слышали даже в Тамбовской губернии. Само собой пострадал и сам Папай. Взрывной волной был выкорчеван весь лес произраставший на его склонах, мягкая порода осыпалась к подножью, оголив скальные выступы, а сама гора немного просела, завалив технические и складские помещения. Инцидент был тщательно засекречен, военные картографы и писари исправили все раннее существующие записи о Папае, с местных жителей взяли подписку о неразглашении, работа по заметанию следов была проведена с такой ювелирной точностью, что до сих пор ученые-ботаники считают этот уникальный памятник «разгильдяйству», нерукотворным творением природы.

Согласно, данным одного из докладов Британского географического общества, посвященного наблюдениям за климатом, с апреля 1791 стали происходить кардинальные изменения в погоде Кавказа и всей Европы, ознаменовавшие завершение третьей фазы Малого ледникового периода. Более подробное изучение данной проблемы, выявило, так называемый, Папайский феномен, суть которого заключалась в том, что над самой вершиной Папая образовывался устойчивый атмосферный фронт, оказывающий благотворное влияние на территорию всей Восточной Европы. В начале XIX века, когда погода полностью нормализовалась, атмосферный фронт неожиданно исчез, но и в настоящее время в районе Папая погода может неожиданно измениться. Были зафиксированы неоднократные случаи, когда в середине июля на склонах горы наблюдались метровые сугробы.

Дальнейшие исследования выявили некий «энергетический карман», образованный под Папаем уникальными электромагнитными флуктуациями, освобожденными после взрыва порохового завода. Исследование этого магнитного излучения были строго засекречены, как в Царской России, так в дальнейшем и в СССР. Но, кое что мне удалось узнать в приватных беседах с британскими ученными. Оказывается, в одной из экспедиций в зону Пшадско-Папайской аномалии, в далеком 1967 году, участвовал некий Джеральд ДеГрут. Этот молодой и много обещающий ученный исследовал Папайский феномен методом эвристики и добился очень неплохих результатов, но по завершении экспедиции, в срочном порядке покинул Малый Кавказ и без объяснений с Британским географическим обществом переехал в США, где устроился докторантом в Мичиганский университет. Через три года он основал проект Dharma Initiative, первая лаборатория, которой, находилась в одной из Папайских пещер и носила название станция Папай.

Лаборатория занималась изучением Папайского феномена, а так же разрабатывала революционную методику гипносуггестивного внушения, взятую на вооружение у Пшадской девы. Через год после открытия нового «энергетического кармана» сотрудникам Dharma Initiative пришлось покинуть свою станцию, так как комитетчики пристально следили за всеми иностранцами и соблюдать режим конспирации становилось все трудней и трудней. Перенос лаборатории осуществили в пригород Лос-Анджелеса с помощью некого артефакта, управляющего электромагнитными флуктуациями Папайской аномалии.

С тех пор о Dharma Initiative на Малом Кавказе больше не слышали, а следы Джеральда ДеГрут через пять лет затерялись на просторах Тихого океана. Освободившуюся пещеру через двадцать лет нашли папайские спиртуны, частично разобрав заваленные проходы и технические помещения они присоединили ее к разветвленной сети складов и рюмочных.

Если проанализировать все аномальные события, случившиеся в окрестностях Папая, то можно прийти к выводу, что начались они в незапамятные времена, когда в Пшадской долине жили испы и иныжи. Каптарские зайцы создали могущественный артефакт –каптарскую кракелюрницу. Воплотив в артефакте все свои тайные знания и незримое могущество, зайцы спрятали его в главной каптарне. Но после драматических событий связанных с местным божком Бореем, следы артефакта были утеряны. Долгие годы о нем никто и ничего не слышал, было только одно упоминание, увековечено в каптарских письменах на скале Скаженной, но в серьез их уже никто не воспринимал. Но все изменилось с появлением в Пшадско-Папайской аномалии царского картографа Сигизмунда Кузяева. Ходили слухи, что именно он похитил кракелюрницу из каптарни за несколько часов до Бореева гнева. И именно она помогла ему перемеситься во времени. Хотя в Британском географическом обществе придерживаются мнения, что кракелюрница была глубоко спрятана каптарскими зайцами в глубоких Папайских пещерах. И что, именно чудовищная трагедия, произошедшая 23 апреля 1791 года позволила кракелюрнице оказаться на поверхности Папая, где и нашел ее царский картограф Сигизмунд Кузяев.

И вот тут, уважаемые любители путешествий и приключений, намечается ряд противоречий связанных как с Сигизмундом Кузяевым, так и с Джеральдом ДеГрутом: когда и при каких обстоятельствах была передана та самая кракелюрница, с помощью которой удалось переместить станцию Папай на станцию Фонарь и была ли она использована во время этого загадочного перемещения? И снова загадки , предположения и сомнения, Британское географическое общество хранит молчание, доступ к архивам того периода тщательно ограничен, каптарские письмена еще до конца не расшифрованы, а былые связи по линии ВЦСПС уже не помогают…

СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЕ ГОРНЫЕ ЖИРАФЫ

В мае 1963 года, рабочая командировка в дружественную Африку для оказания консультативной помощи временному правительству Роберто Холдема свела вместе Воробьева – Первого секретаря Краснодарского Крайисполкома КПСС, Бондаренко – министра Сельского хозяйства и Полянского Дмитрия Степановича - Заместителя председателя советов министров СССР. Чтобы угодить большим советским гостям Роберто пригласил их на сафари в африканскую саванну. В тот день саванна поразила чиновников своим разнообразием животного мира: ленивые львы, суетливые антилопы, неподвижные крокодилы, вездесущие гиены и стервятники. Но больше всего им понравился жираф – спокойный и уверенный верзила саванны.

На вечернем приеме Полянский как бы в шутку спросил у Воробьева, а слабо развести жирафов в Краснодарском крае, чтоб далеко не ездить охотиться. Первый секретарь не растерялся что ответить: «Легко! Если Иван Александрович со своим министерством поможет, то чрез пару лет такое же сафари можно будет устраивать и в горах Малого Кавказа!»

Сказано – сделано. На базе Верхнеафипского охотхозяйства в июне 1963 года по линии ВЦСПС был организован закрытый питомник, финансируемый Министерством сельского хозяйства. Под территорию был выделен приличный участок леса вдоль реки Афипс от мостика через ручей Холодная балка до урочища Волчьи ворота, с небольшим аппендиксом у левого притока Афипса. Министерством было закуплено 3 лесных (окапи) и 5 ангольских жирафов в республики Кении. Пригласили лучшие умы селекционной науки со всего Союза. В течение пяти лет, была проведена гигантская работа по выведению новой породы жирафа, приспособленной для выживания в условиях Северного Кавказа.

И вот 1967 году на стол Полянскому Дмитрию Ивановичу положили засекреченный доклад об «успехах» Верхнеафипского питомника. Доклад был неоднозначным, содержал много цифр, графиков и прочей научной атрибутики, которая, как правило, клонит в сон простого читателя. Дмитрий Иванович борол сонливость не более 10 минут, после чего отложил доклад на завтра, потом на послезавтра, на неделю, на месяц… и вскоре о нем благополучно забыл. А в Верхнеафипском питомнике тем временем произошли странные события. При невыясненных обстоятельствах две единственные свежевыведенные особи жирафов загадочным образом исчезли с территории питомника. Недельные поиски в окрестных лесах не дали никакого результата. И только через пол года близ Соленой балки нерадивые туристы наткнулись на изглоданные кости двух сбежавших особей. Все, что было известно об этих уникальных животных, изъяли, засекретили и вывезли в неизвестном направлении молчаливые комитетчики. Оставшихся жирафов в срочном порядке передали в Московский, Киевский и Талашкинский зоопарки. Если резюмировать доклад, так и не прочитанный Полянским, можно сказать, что проект по селекции жирафов уперся в тупик. Никаких прорывов, никаких положительных результатов, ни одной желанной мутации, деньги и время потрачены зря. И как это часто бывает, вскоре об этом проекте все забыли, даже молчаливые комитетчики.

Неожиданное продолжение этой истории, я услышал в августе 1990 года от дедушки Апарамекса, старожила тех мест, когда я со своим другом Женькой заблудился в лесах Пшадско-Папайской аномальной зоны. В просторных сенях его дома, под неописуемые ароматы каптарского чая, Апарамекс поведал нам много историй, в том числе и про жирафов. Оказывается, селекционеры все-таки что-то намутировали, развив у жирафов способность к фалерии. И, воспользовавшись своими новыми возможностями, жирафы без труда покинули питомник. Самка к тому времени находилась на последнем месяце беременности и, немного побродив по окрестным лесам, они вышли к Соленой балке, где произошли роды. К сожалению, во время родов самка умерла, а ее спутник не выдержав сильнейшего стресса и душевных мытарств последовал за ней в жирафий рай. Как раз именно в этот день мимо балки проходил дедушка Апарамекс, он и подобрал двух маленьких жирафят, тоскливо блеющих над холодными тушами своих родителей. Дедушка поселил их у себя на заднем дворе в большом и просторном вольере. И так как жирафы считали хозяином только его, больше их никто не мог видеть, так как фалерия позволяла им легко избежать любого, даже самого зоркого взгляда. Хоть дедушка Апаремкс и показал нам загон, в котором живут эти удивительные животные, мы их все равно не смогли увидеть, как не старались. Так что даже и не знаю, верить в эту историю или нет.

В архивах Британского географического общества информации о жирафах практически нет. По редким отпечаткам копыт и следам зубов на стволах деревьев, британские ученные провели их предварительную классификацию, выделив в отдельный вид Северо-Кавказских горных жирафов. Экстерьер животных до сих пор остается загадкой, но, если верить словам дедушки Апарамекса, они покрыты шерстью как у лам, под которой скрывается характерный для жирафа узор. Но все это мелочь по сравнению, с уникальной способностью к фалерии. Британским ученным пришлось даже ввести этот новый термин от латинского falere – обманывать. Особь обладающая этой способностью готова отводить любое внимание направленное на нее, при этом оставаясь полностью незаметной, даже для видоискателей. На данный момент точно не известно, сколько жирафов живет в районе Малого Кавказа, так как подсчитать их количество не представляется возможным. По сути, горные жирафы ни как не влияют на геополитическую обстановку в районе своего обитания, промышляя мелким воровством у туристов и дровосеков, не вступая в конфликт с флорой и фауной тех мест. Есть только одна документально зафиксированная жалоба краснодарских скалолазов, лишившихся своей провизии во время ночевки на скальном уступе, но с таким же успехом мы можем предположить, что это дело лапок папайских спиртунов. В туристической среде бытует мнение, что горные жирафы обитают только в районе Пшадско-Папайской аномальной зоны, но это только мнение…



Как всегда представляю вашему вниманию эксклюзивные фотографии, найденные в архивах Британского географического общества. Предположительно, на верхнем снимке одна из последних фотографий самца, сбежавшего с Афипского питомника. Снимок был сделан лаборантом, за два дня до исчезновения жирафа, в июле 1967 года. Следующая фотография черепа Северо-Кавказского горного жирафа, хранящегося в Британском Географическом обществе. Череп был найден в мае 1995 года у истока ручья Козенная Кочкара. Приблизительный возраст особи, которой принадлежал череп, составляет чуть более 20 лет.



Этот сканированный рисунок Британское географическое общество комментировать наотрез отказалось, известно только, что он был найден в личных вещах царского картографа Сигизмунда Кузяева, где и когда был сделан рисунок - неизвестно, что наводит на странные мысли о тайных знаниях Кузяева…





 

Ссылки:

ЛИЧНЫЙ БЛОГ АВТОРА.